Пятница, 23 октября 2020 20:26

"...нужно смотреть на немощи людей снисходительно, если мы хотим быть более совершенными в своей проповеди"

Автор
Оцените материал
(4 голосов)

«Православная Луганщина» № 6 (64), октябрь-ноябрь 2020

О чём могут поговорить два священника за чашкой ароматного чая? Конечно, о многом. Предлагаем нашим читателям одну из таких бесед. Протоиерей Михаил Чекунов, клирик храма в честь благоверного князя Александра Невского о многом поведал корреспонденту нашей газеты.

Ваш храм один из храмов, которые находятся если не на самой территории, то вблизи университета, в данном случае университет им. Даля. Один из вопросов это сотрудничество с университетом. С одной стороны, возможно, приглашают священника на какие-то мероприятия, с другой стороны какая-то помощь храму со стороны университета. В этом плане есть сотрудничество между храмом и университетом?

— Да, конечно, есть сотрудничество. В течение уже нескольких лет у Далевскиого Университет, по инициативе заведующего кафедрой философии Исаева Владимира Даниловича (он предложил ректору, взял благословение у владыки, всё согласовал), есть духовник. Виктор Дронович (прим. редактора Рябичев Виктор Дрононович, ректор университета) поддержал эту идею, ему понравилось. Далевский университет можно назвать первооткрывателем и первопроходцем в данном вопросе. Наверное, это первое такое тесное сотрудничество одного из ведущих учебных заведений с Церковью. Духовник приходит на кафедру. Может прийти к ректору, поднять вопрос о помощи храму или о проведении того или иного мероприятия. То есть, он уже свой человек в стенах университета. По благословению владыки послушание духовника несу я.

Это редкое явление для наших университетов. Но помимо этого, среди священнослужителей вашего храма есть и преподаватели, преподающие в разных учебных заведениях, в том числе и настоятель храма.

— Отец Сергий преподаёт в юридическом институте, ведёт такой предмет как каноническое право. Я — преподаватель физической культуры в луганском колледже информационных технологий и предпринимательства. Параллельно занимаюсь организацией физкультурной жизни в данном колледже. Все знают, что я священник. 1 сентября, на линейке, всегда как священник напутствую словом, благословляю на учебный год. Это очень интересное сотрудничество. Помогает молодёжи взглянуть на Церковь с другой стороны, не только как на общество, где люди выполняют какие-то требы, обращаются в какой-то нужде. Это показывает, что Церковь готова к сотрудничеству, и человек верующий может спокойно работать по любой профессии, и являть и проповедовать Христа. Вполне хорошее такое сотрудничество

Как студенты университета реагируют на присутствие священника на тех или иных мероприятиях?

— Они уже привыкли. На Татьянин день, на какие-то массовые мероприятия, например, недавний столетний юбилей Университета, — они уже с радостью встречают священника. Священник для них уже свой человек. Раньше немного, когда начиналось сотрудничество со школами и за священниками по благословению владыки закрепили ту или иную школу в нашей епархии, дети, видя священника в стенах учебного заведения, говорили: «А что, кто-то умер?» Такая первая реакция на священника была почему-то, что священник приходит только лишь отпевать умершего человека. А уже в Далевском университете молодёжь смотрит на священника как на своего, родного. Приходят и в храм, ставят свечи, берут благословение перед экзаменами. На начало учебного года мы всегда служим молебен, благословляем их на учебный год. Конечно, все студенты не могут прийти сразу. Но та часть, кто желает получить особое благословение на учебный год, приходят с радостью. Совершаем молебен, по окончании молебна окропляем святой водой, благословляем. На этом молебне присутствует и ректор университета, Виктор Дронович Рябичев. У нас тесное сотрудничество.

А в плане помощи для храма? Ощущается помощь от Университета?

— Прийти поубирать могут. Убрать территорию, организовать «субботник» — с радостью. Не все, но приходят.

Ваш храм участвовал и в таком интересном мероприятии, когда устраивались экскурсии по святыням и храмам Луганщины, и для детей, и для взрослых. Это ведь тоже, можно сказать, способ миссионерского служения. Как и сотрудничество с Университетом. Это же тоже миссия, своего рода.

— И очень положительная миссия. Часто бывает так, что человек, особенно молодёжь, в нынешнее время испытывает перегрузку в информационном потоке, не знает, что делать с информацией. И такое присутствие священника, его миссионерское служение, особенно, появление в университете вызывает в людях осознание, пересмотр. Обычно читают в интернете «негатив» в адрес священнослужителей. А здесь священник не ждёт, когда кто-то придёт в храм, а идёт в университет, его видят, задают вопросы, интересуются, и находят ответы на какие-то свои проблемные вопросы. Это хорошее миссионерское служение.

Немного отступая от темы. О миссионерском служении. То, с чем сталкивался. Не все могут найти в себе силы или смелость прийти в храм. По благословению владыки было создано и существует литературное объединение «Свете тихий». Одно время, собирались при храме: при Петро-Павловском соборе, при храме «Умиление». Потом приняли предложение проводить литературные чтения в стенах библиотеки им. Горького. И это дало свои плоды. Потому что в храм придёт не каждый. А здесь не только писатели, но и священники присутствуют на этих чтениях. И священник в таком открытом доступе. И те, кто не решался в храме подойти к священнику здесь со своими вопросами подходят, общаются. И довольно много таких людей, которые видя, что присутствует священник приходят именно как к священнику. Хотя в храм человек и не пришёл бы. Потом и прихожанами становятся. Нечто подобное наблюдается и в стенах университета?

— Непременно. Наблюдается. Часто, когда приглашают на беседу со студентами, выбираешь тему беседы, начинаешь беседовать, аудитория минут через 10-15 начинает воспринимать священника по-своему, готовят какие-то свои вопросы. И видно, что спрашивают не потому, что священнику хоть какой-то вопрос нужно задать, а начинают интересоваться. Зависит от того, насколько священник сможет расположить людей, чтобы ему поверили. Это очень важно. Ведь даже преподавая какой-либо предмет в светском учреждении, не только священник, но и каждый православный христианин должен понимать, что он несёт свет Божий, что он своей жизнью он проповедует Христа. Об этом говорили и апостолы. Он должен показывать, что люди могут ему довериться. Ведь часто бывает так, что доверишься человеку, особенно, когда что-то сугубо личное расскажешь, а тот побежит и расскажет всем подряд. Священник должен показать, что он умеет хранить эту тайну. Даже на «глупый» вопрос он не делает «ухмылку», а со всей серьёзностью понимает, что люди, которые собрались в аудитории — разные. Кто-то знает о Православии, кто-то не знает, кто-то делает только первые шаги. И здесь нужно подойти правильно, не посмеяться над вопросом, который нам кажется глупым, ведь для человека этот вопрос может оказаться жизнеопределяющим. Здесь важно уметь найти подход. Расположить аудиторию и найти подход к людям.

При вашем  храме (он, наверное, был одним из первых, кто начинал подобное) существовала воскресная школа для взрослых. На данный момент она функционирует?

— Да, существует.

По отзывам это одна из самых сильных, самых серьёзных подобных школ. По опыту общения именно со взрослыми, знаю, что бывает часто так: есть общая тема, но в ходе беседы начинают возникать вопросы частные. С таким тоже доводилось сталкиваться? Когда человек начинает спрашивать о том, что касается его лично: «А как мне бороться с тем-то грехом? Как мне лично вести себя в той или иной жизненной ситуации?..»

— В этом случае, из своей практики, я всегда говорю, что необходимо, если очень щекотливый вопрос, и вы не можете задать его перед всей аудиторией, то вы всегда можете подойти и с глазу на глаз спросить, в любом храме, именно наедине священнику. Я думаю, священник всегда даст ответ. То есть, личные вопросы, если они очень щекотливые такие, я стараюсь не всегда дать возможность задать, чтобы не было усмешек со стороны. Но если человек готов к диалогу, то, конечно, эти вопросы всегда возникают, практически всегда. Тема одна — а вопросы совершенно другого характера.

Воскресная школа в нашем храме действительно существует. Отец Макарий любит прийти, и отец Сергий тоже любит поучаствовать, провести какую-то беседу. Собираемся за чаепитием, ведём беседу. Недавно прошли «Катехизис» святителя Филарета (Дроздова). В основном, по нему стараемся вести беседы. Прекрасное духовное произведение. И у людей конечно же возникают вопросы. Как не возникнет вопрос, если поднимаются острые темы. В Православии чем больше вникнешь, тем больше появляется вопросов. И естественно, беседа лектора и слушающих всегда должна вызывать вопросы. Это даже очень хорошо. И лично мне очень нравится, когда ты раскрыл какую-то тему, и у людей возникли вопросы. Это, своего рода, благодарность преподавателю. Значит преподаватель смог заинтересовать слушателей.

— Далеко не каждый сможет заинтересовать.

— Как вам сказать… Как преподаватель я уже имею определённый стаж работы с детьми, со студентами. Это в основном молодёжь, после девятого класса и старше. Научился слушать, подходить. Самое важное для преподавателя — приобрести педагогический опыт. И в нашем храме у священства, слава Богу, этого опыта очень много. Когда преподаватель начинает делать первые шаги, зачастую, кажется, что это сложно. Начинает искать какую-то изюминку в своём предмете, начинает искать подход к студентам, заинтересовывать. Но опыт преподавателя достигается постоянством. Он должен упражняться, интересоваться, знакомиться. И если он идёт куда-то — должен готовиться. Собственно говоря, особенно для священника, и вообще для верующего человека всегда хочется повторять такие прекрасные слова: «Православие есть образ жизни». Православному человеку, который старается угождать Господу, всегда есть, что сказать. И он всегда услышит другого человека. Потому что, если мы занимаемся собой, то, конечно, на какие-то немощи человека будем смотреть не с гневом и раздражительностью, а будем поступать как говорит апостол Павел: «Вы духовные наставляйте такового духом кротости». Дух кротости, дух мирен, дух Христов — должен присутствовать в проповеди священника. Если его нет, то никогда сердце человека не расположится.

— Тут акцент, возможно, не только на духе проповеди, но и на том образе жизни, который ведёт сам проповедующий. На что я часто обращаю внимание, в том числе и своих прихожан, что каждый из них — это тоже своего рода проповедник, на своём месте. Будь ты семьянин, будь ты преподаватель, бухгалтер, директор — в первую очередь, смотрят не на то, как ты говоришь, а на то, как ты живёшь: соответствуют ли твои слова тому, как ты живёшь. Зачастую, наша жизнь бывает гораздо большей проповедью, чем сказанное нами.

— Непременно. Без этого даже идти не стоит.

— Если брать даже историю миссионерства. Ко многим подвижникам приходили не потому, что они что-то говорили. А приходили со словами: «Я хочу жить так как ты. Я хочу быть таким как ты.»

— Если подходить к этому вопросу, священник и вообще проповедник должен в первую очередь заниматься своим духовным совершенствованием и делиться исходя из того, что он знает. Не лезть в дебри. Потому что часто бывает, на исповеди люди приходят и говорят о сложности чтения той или иной литературы: «Ой, такая сложная книга Иоанна Лествичника. «Лествица очень сложная для меня»».

— Каждый человек же индивидуален.

— Да.

— Это туже немножко другой вопрос. Ведь то, что можно посоветовать одному человеку, не всегда подойдёт другому.

— Совершенно верно. Поэтому нужно исходить из слов апостола Павла: «Я был всем для всех. С эллином как эллин, с иудеем как иудей». То есть, он находил подход, находил слова. Часто вспоминается проповедь из Деяний Апостолов. Когда апостолы пришли в Эфес и увидели памятник неведомому богу и говорят, что по всему виду вы — люди очень набожные. Апостол не начал осуждать, обличать, что жители Эфеса язычники, молятся ложным богам. Но апостолы именно нашли подход к людям, чтобы расположить к беседе. Так же и проповедник. Как он может говорить, сам не делая? Как говорит Василий Великий: «Чего ты не делаешь, о том и не говори». Поэтому мы должны быть к себе, особенно те, кто старается донести до человека вопросы духовности, морали, в три четыре раза строже, чем к тем, к кому обращаемся. Без этого никак нельзя. Духовная жизнь — первостепенна.

— Есть и другой взгляд на священство, с чем, наверное, каждому приходилось сталкиваться. Когда общаешься со многими людьми, в том числе, как у вас, со студентами, с преподавателями. Когда на тебя смотрят, как на какого-то волшебника, как будто ты спустился с Небес. И приходится объяснять человеку, что ты такой же обыкновенный, что ешь такой же хлеб, как и все, так же ездишь на маршрутках как все… Доводилось с таким сталкиваться?

— Мне всегда легче, потому что я преподаю в светском учебном заведении, и часто ко мне обращаются не «отец Михаил», а по имени отчеству. Первая реакция всегда на священника — как на волшебника. Но когда они видят священника рядом с собой и видят его в миру — видят, как человека, у которого можно спросить, с которым можно побеседовать, с которым можно поделиться. Как правильно вы сказали, человек больше располагается. Так и происходит. Поэтому проблема именно с таким отношением редко когда возникает. Всегда находишь подход и слышишь. Собственно говоря, Церковь — здравница, врачебница. Мы должны смотреть на немощи людей снисходительно, если мы хотим быть более совершенными в своей проповеди.

Как работающему преподавателю, мне приходится знать проблемы молодёжи студенческой, знать их увлечения, знать, что сейчас модно, что они слушают. Часто делаешь замечания, говоришь: «Почему вы своё тело уродуете теми или иными татуировками? Вы подумайте, ведь рано или поздно ваше мировоззрение изменится». Некоторые изменяют своё решение, те, кто раньше делал татуировки, говорит: «Нет, я больше не буду делать».

— К интересному вопросу мы сейчас подошли. С чем тоже доводится сталкиваться. Многие считают, что священнику незачем интересоваться современной культурой, современной литературой и прочим. Что есть, вот, Псалтирь, есть святоотеческая литература, есть Библия и этим нужно ограничиваться. С другой стороны, есть мнение, которое разделяет большинство хороших священников: наоборот, ты должен это знать, должен понимать, чем живёт, чем интересуется твоя паства. Потому что, иногда бывает, что человек приходит с каким-то вопросом, а ты не знаешь, что ответить, потому как не понимаешь, о чем речь. Вы упомянули, что приходится интересоваться жизнью, интересами своих учеников. Так вот, вопрос об ошибочном мнении тех, кто пытается ограничить всё только чтением Священного Писания, святых отцов. Как на это смотрите? Если ограничить только этим и не интересоваться ничем остальным, то как можно тогда что-то рассказать, о чём-то поведать, или понять приходящего к тебе человека?

— Мне кажется, невозможно понять. Мы, как священники находящиеся и служащие в миру должны знать, чем живёт современное общество, чем оно интересуется. Одно дело — знать, а другое дело — в этом участвовать. То есть, мы должны знать, но участвовать в этом не должны. В истории Ветхого Завета рассказывается о наказании Содома и Гоморры. Мы слышим, чем они занимались, но мы видим, что Лот как праведник проживал в этом городе и ему ничего не мешало. То есть, он знал, чем живёт это общество, но он умел сохранять свою непорочность и святость. Поэтому миссионерское служение должно соприкасаться со знанием культуры. Особенно видно это, читая труды святителя Николая (Касаткина). Он приехал в Японию, не поспешил сразу проповедовать японцам Христа. Он некоторый период времени обжился, узнал, чем они живут, чем дышат, что им интересно.

Часто бывает, особенно в современном общении молодёжи, слышишь, что нет сложных предложений, в основном говорят местоимениями, обрывками. Часто преподавателю приходится реагировать на те или иные негативные слова, которые употребляет молодёжь. Но, я Вам скажу, при мне они стараются таковых не употреблять. То есть, им при мне даже стыдно. А если говорят, то прежде, чем сделаю замечание, стараются сразу извиниться.

Есть некое такое миссионерское служение. Как правильно вы сказали, что, находясь в этом обществе, священник показывает собой пример, как нужно быть православным христианином. И в проповедях часто мы поднимаем вопрос о том, что, выйдя из храма, человек должен оставаться православным христианином. Врач или дворник, или электрик, или преподаватель, или депутат — не важно кто, на каждый должен помнить о том, что он — православный христианин в первую очередь. Как говорит Сам Господь, за каждое праздное слово человек даст ответ. А тем более, за какие-то принимаемые решения или поступки. Здесь он должен руководствоваться и Священным Писанием, и житиями святых, и молитвенным опытом, и советом духовника (что очень полезно). Я часто говорю, что вопросы личного характера должны решаться со своим духовником.

— К этому ещё нужно прийти.

— Этому нужно учить, об этом нужно рассказывать. Нужно говорить о том, что священник не враг твоей жизни, а как врач духовный он может подсказать тебе, найти решение той или иной проблемы или сложной ситуации.

— Обретение духовника — это одна из очень сложных проблем.

— Не говорю, как о духовнике. А говорю, как о исповеднике. То есть, человек, которому ты часто доверяешься. Не духовник, как духовный наставник, а священник, который часто тебя исповедует, часто ты ему открываешь свой внутренний мир. Я думаю, если он проникается твоей исповедью, то он может что-то тебе подсказать. Не о таком духовничестве, как это были… всё-таки, нет сейчас и таких послушников…

Знаете, как часто бывает в служении священника, замечаешь, что люди из одного храма приходят в другой. Священнику, которому часто исповедуются, начинают иногда стесняться исповедовать те грехи, которые совершают. Иногда и приходят из одного храма в другой, чтобы другому священнику рассказать. Есть такие моменты.

— Это, к сожалению, неверный подход.

— Неверный подход.

— Это уже немного иная тема. Но, всё-таки, если исповедуешься, то священник должен знать и видеть твоё духовное состояние, чтобы дать нужный совет. Если ты идёшь за советом, то нужно открывать, что у тебя внутри на самом деле происходит. Иногда сталкиваешься с тем, что человек приходит за советом, а сам зажался, закрылся, из него слова не вытянешь. Видно, что ему плохо. А почему плохо, какая причина? Он «стеной загородился» — и всё. Но ждёт совета. И ты не знаешь, чем помочь.

— При общении с молодёжью очень часто нужно помнить и учитывать из какой семьи человек. Это очень важно. В стенах учебного заведения особенно. Сейчас большая проблема в том, что институт семьи часто нарушают. Бывают неполные семьи, бывают матери-одиночки, родители лишены родительских прав. Разные причины бывают. Поэтому, прежде чем давать какой-то совет, нужно узнать, уточнить, исследовать причину. Мы часто ищем решение, но нам иногда нужно исследовать проблему: почему она возникла, по какой причине, где берёт основание то или иное мнение, которое бытует у человека в голове. Отсюда, и священник должен интересоваться современными направлениями.

Бывает часто говорят, что молодёжь независима, она сама знает, что ей делать, куда ей идти, сама делает выбор. Часто говоришь: «Так это ты прочитал на том-то информационном источнике» — «Да, а откуда Вы знаете?» — «А ты говоришь о своем личном мнении». Вот такая бывает интересная ситуация. Особенно с молодёжью.

— Получается, не личное мнение, а навязанное.

— Такое часто бывает.

Прочитано 148 раз

2 комментарии

  • Комментировать протодиакон Геннадий Пекарчук Воскресенье, 25 октября 2020 18:07 написал протодиакон Геннадий Пекарчук

    Прекарсный материал! Отче, ждем еще такого рода беседы))

  • Комментировать Светлана Тишкина Суббота, 24 октября 2020 13:08 написал Светлана Тишкина

    Интересная беседа. Поучительная. С большим вниманием прочитала. Спаси Господи!
    Давно не публиковались у нас, о. Андрей. Надеюсь, теперь будете чаще заглядывать на страницы авторов ПЛО "Свете Тихий".

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru