Четверг, 04 апреля 2024 21:14

Священник и психотерапия

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

Иногда хочется плакать…

У каждого, наверное, в священнической практике бывают такие моменты, когда молитва растворяется со слезами. Я не о слезе покаянной. Есть другие слёзы, и другая боль.

Разные люди приходят в храм. Кто с бедой и горем, кто с радостью… А кто-то со своей болезнью. И болезни тоже бывают разные. Испытывают нужду в Боге и беседе со священнослужителем и те, у кого диагностировали заболевание не физическое, а душевное. Пришёл ко мне мальчишка, которого знаю давно. Впрочем, уже взрослый человек. Да, я знал о его болезни. Но… Когда таковая прогрессирует просто на глазах, когда перед тобой живая иллюстрация к учебнику… Вот эта беда и вызывает слёзы. И ведь, такой он не один. Но, в какой-то мере, этот визит стал отправной точкой к написанию этой статьи.

Интерес к психиатрии

Проблема, затрагиваемая мною, конечно же, не нова. И озвучена на различных православных ресурсах не раз. Например, такой известный богослов как архимандрит Киприан (Керн) в своей книге «Православное пастырское служение» целую главу отводит именно пастырской психиатрии. И стоит сказать, что интерес к психиатрии и психотерапии для священника носит отнюдь не теоретический, а практический характер. В какой-то момент ты просто сталкиваешься с надобностью нужных знаний. Порой, успев наделать ошибок в общении с теми, у кого диагностировано то или иное расстройство. И отнюдь не праздные вопросы возникают. А как вести себя с такими людьми? Как с ними общаться? Чем я могу помочь, если это возможно?

А нужна ли нам психиатрия?

И вот здесь мы приходим к совсем другому вопросу. А действительно ли нужна психиатрия? Ведь все болезни от греха. Святых отцов читать надобно и у них учиться, а не в учебники по психиатрии погружаться. А психические болезни – вообще от бесов.

Сталкивались с подобной точкой зрения? И, наверное, не раз. Есть и вовсе медицину отрицающие. Молись, чаще исповедуйся и причащайся – и всё пройдёт без помощи лекарств. И ещё массу примеров тебе приведут исцелений. Да, вот, беда-то в чём. Готов ли такой советчик взять на себя ответственность за те последствия, к которым приводит отказ от лечения?

Вернусь к началу статьи. Мальчишку, о котором я писал, тоже вот так надоумили. Отказался от приёма лекарств. Последствия оказались даже не плачевными. Болезнь стала прогрессировать  семимильными шагами и, всего-лишь, за какой-то месяц из практически отсутствующей переросла в очень тяжёлую…

Стереотипы и предубеждения

Однако отрицание может быть и иного характера. В годы не столь давнего прошлого нашего государства сложились определённые стереотипы и предубеждения, которые до сих пор служат причиной негативного отношения к психиатрии. В эпоху СССР многие и вовсе смотрели на психиатрию, как на один из способов борьбы с неугодными для власти людьми, инакомыслящими. Как на некий репрессивный аппарат. Впрочем, здесь не лишне будет отметить, что взгляд на религиозность как на отклонение и даже психическое заболевание возник на заре формирования психиатрии как научной медицинской дисциплины, которую относят к веку XIX-му, ко времени массовой секуляризации общества, времени зарождения и расцвета материалистической философии.

Другой стереотип изображает психиатрию как какую-то злобную кракозябру, как то, что может сделать нормального человека умалишённым.

Различные стереотипы и предубеждения иногда и вовсе в боязнь психиатрии превращаются. «А вдруг у меня что-нибудь найдут? Это же крест на всю жизнь». Даже элементарная справка для получения тех же водительских прав или поступления в ВУЗ становится трудностью. Простой визит к психиатру воспринимается, словно поездка в чернобыльскую зону.

К стереотипам следует добавить и отношение части общества к больным. Либо шарахаются, как от заражённых чумой, либо унижают, подвергая насмешкам и издёвкам. Что добавляет ещё один повод для боязни. Человек боится, что и над ним так же будут насмехаться.

Так ли страшны «страшилки»?

Конечно, различных «страшилок»  и мифов, относимых к психиатрии – больше. Однако, как и вся медицина, психиатрия не стоит на месте. Какие-то «средневековые» методы лечения, которыми часто любят пугать, никто не применят. А уж, психотерапевта, желающего навредить пациенту или, во что бы то ни стало, найти у здорового человека отклонение – разве только в голливудских фильмах можно встретить.

Отношение к религии тоже совсем не такое, каким его рисуют пугающие и отрицающие. К слову, один из известнейших отечественных специалистов Дмитрий Евгеньевич Мелихов (1899 – 1979), ученик и сподвижник С. С. Корсакова и П. Б. Ганнушкина, один из основателей современной социальной психиатрии, родился в семье священника, был человеком глубокой веры. Стоит упомянуть его труд «Психиатрия и проблемы духовной жизни», замечательная книга, написанная простым и доступным языком. Можно вспомнить и одного из самых известных учеников Дмитрия Евгеньевича – Дмитрия Александровича Авдеева.

Но есть и то, что действительно удручает. Но это уже вопрос другого характера. К сожалению, упомянутое выше весьма негативное отношение части общества к больным имеет место быть. Только это – проблема не психиатрии, и не больных, а той самой части общества. И это беда, когда у нас вызывает жалость не могущий ходить, лишённый зрения или слуха… а на человека с серьёзным нарушением мозговой деятельности смотрим чуть ли ни с ненавистью…

Всё ли лечится только молитвой?

Вернёмся к вопросу о молитве и участия в таинствах. Конечно же – это самое необходимое в жизни христианина. Стараться жить по заповедям Господним, святоотеческими наставлениями не пренебрегать, чаще с духовником общаться…

Только, иной раз, происходящее с человеком, образно говоря, не вписывается в рамки духовно-нравственных законов. Как справедливо говорит архимандрит Киприан (Керн): «Существуют некие тайники души, в которых сам грешник не разбирается и может быть и не догадывается. Существуют такие состояния души, которые требуют совсем иной оценки, чем аскетическая или нравственно-богословская. Существуют такие душевные состояния, которые не могут быть определяемы категориями нравственного богословия и которые не входят в понятие добра и зла, добродетели и греха. Это всё – те «глубины души», которые принадлежат к области психо-патологической, а не аскетической».

На это же, в упоминаемой выше книге, обращает внимание и Дмитрий Евгеньевич Мелихов. Вместе с тем, отмечая, что данный аспект был хорошо известен и отцам-аскетам, которые прекрасно различали происходящее с человеком по причине греха и происходящее «от естества».

Точно также ошибочно психические расстройства считать исключительно действием бесовским, и всех больных записывать в бесноватые. Впрочем, неверно и обратное: настоящее беснование считать просто проявлением психического расстройства. Достаточно лишь вспомнить, что реакция на святыню разная. Больной человек вполне спокойно прикасается к святыне, может приступить к Таинствам как любой из нас. А вот реакцию на святыню, или даже присутствие рядом священника, при одержимости многим наблюдать приходилось.

Да, иногда и чудесные вещи встречаются. Довелось знать человека с серьёзным расстройством. Но с глубокой верой. И с духовником повезло. Более двадцати лет без лечения, без каких-либо препаратов человек прекрасно жил. Оговорюсь сразу, в её случае – патология не излечима, возможна лишь длительная ремиссия, но только при соответствующем лечении. Без лекарств, без лечения последствия должны были бы быть катастрофическими. И, тем не менее, этого не произошло. Никаких проблем с социальной адаптацией, с работой (на одном месте до выхода на пенсию по возрасту проработала). Только, подобное – скорее «исключение из правил». К сожалению, больше подобное не встречалось.

Так, как же быть?

Так, что же делать, когда среди духовных чад, прихожан или их родных есть люди с серьёзными психическими расстройствами?

Возможно, кто-то подумает, что я посоветую отложить в сторону Евангелие, тома святоотеческой литературы – и углубиться в учебники по психиатрии. Конечно же, нет. Священник, в первую очередь, должен быть именно священником. Хорошо, конечно, когда в добавок имеется и соответствующее медицинское образование. Но, согласитесь, подобное – редкость. Да, и не обязан каждый батюшка профессионально в вопросах психиатрии разбираться.

Однако некоторая база знаний в этой области иногда бывает необходима. Хотя бы для того, чтобы понимать, как вести себя, как не допустить роковых ошибок. Что посоветовать родственникам больного.

В своё время, хорошим подспорьем для многих стала книга игумена Евмения «Пастырская помощь душевнобольным». Не перегружая читателей медицинской терминологией, автор приводит классификацию, описание заболеваний, обращает внимание на то, как различные патологии проявляют себя в религиозной жизни. Конечно, многое в книге тоже вызывает вопросы, но внимания она заслуживает. Немаловажно и то, что автор обращает внимание на то, как вести себя с такими больными людьми, что недопустимо и какие ошибки могут привести к непоправимым последствиям.

Но, книги книгами, а когда среди друзей и знакомых есть хороший врач-психиатр, к которому всегда можно обратиться за советом, то это значительно улучшает работу священника с больными.

Синтез

Как-то ко мне обратились с просьбой, посоветовать хорошего психиатра. Ситуация была такова. Серьёзный семейный конфликт, приведший к распаду семьи. Поведение отца не только стало причиной стресса, но и спровоцировало у маленького ребёнка расстройство невротического характера. К счастью, в районной поликлинике по их месту жительства работал одноклассник моего старого друга. В данной ситуации положительным моментом стало и то, что духовник этой семьи первым посоветовал показать ребёнка специалисту. Священник прекрасно понимал, что происходящее с малышом имеет вовсе не духовный характер, что не «на вычитку» идти надобно, а к врачу, иначе будет поздно. Ребёнок полностью выздоровел. И в дальнейшем никаких проблем не испытывал.

К чему эта история? В работе с такими больными важно понимать, в каком случае нужна помощь священника, а в каком врача-психиатра. Желательно прийти к некоему «синтезу», когда и священник, и врач общими усилиями стараются помочь больному.

И снова о молитве. Молитва не отменяет и не заменяет лечения. Но и само лечение не возможно без молитвы. Вот так и у священника, и у врача своя область работы, где-то они соприкасаются, где-то расходятся. И очень хорошо, когда и тот, и другой понимают, где границы именно моей области, а где уже нужен не я…

В качестве послесловия

Вернусь к началу статьи. Мальчишка, о котором я говорил, сейчас в клинике, ему требуется очень длительное лечение. Многих усилий стоило и специалистам-психиатрам, и его духовнику не только привести его в состояние длительной и стабильной ремиссии, но и поддерживать таковое на протяжении почти 15 лет. Мальчишка даже в ВУЗ поступил. А потом… Не послушал духовника. Нашёлся иной советчик, убедивший отказаться от лекарств, которые столько лет не позволяли болезни развиваться…

Как же хочется, чтобы подобных трагедий было меньше, а то и вовсе не было.

Я е даю никаких рекомендаций. Это лишь размышление на тему. Я не стал углубляться ни в терминологию, ни в классификацию. Не стал и обильными цитатами наполнять статью, что превратило бы её в реферат.

Выводы делайте сами.

Если всё же интересно

Для тех, кому интересно, что же почитать на данную тему. Что могу посоветовать? Уже упоминавшийся труд  Д. Е. Мелихова «Психиатрия и проблемы духовной жизни». Восьмую главу книги архимандрита Киприана (Керна) «Православное пастырское служение». При всей спорности некоторых вопросов, книгу «Пастырская помощь душевнобольным». Много полезного можно найти как в книгах Д. А. Авдеева, так и на его сайте https://www.daavdeev.ru . Стоит обратить внимание и на портал «Пастырская психиатрия» https://psyreligion.ru . Также можно посоветовать вышедшую в 2021 году книгу Василия Глебовича Каледы «Основы пастырской психиатрии. Руководство для священнослужителей».

Прочитано 97 раз

Последнее от иерей Андрей Нестеров

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru