Понедельник, 09 апреля 2018 20:51

О культурной связи поколений Луганщины

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

«Православная Луганщина» № 3 (49), апрель-май 2018

     В шумящем потоке современной жизни, в этой безмерной пучине, нещадно затягивающей в себя, порой мы забываем о столь простых и нужных вещах как историческая традиция, связь поколений. Да, и многие ансамбли фольклорной направленности тоже часто чрезмерно увлекаются современными веяниями, течениями. Иной раз, настолько «осовременивая», что собственно от традиции не оставляют ровным счётом ничего. Совсем иной подход к этому вопросу у коллектива «Луганцы» (ранее «Дон»). Ансамбль заметно выделяется бережным отношением к сохранению традиции, при этом, не просто исполняя песни так как они исполнялись веками. Коллективу удаётся передать любовь к нашим коренным казачьим традициям, побуждая слушателей к сохранению этих традиций и передаче будущим поколениям.

     Предлагаем нашим читателям небольшую беседу с руководителем ансамбля, Денисом Оголевым.

     — Среди множества современных коллективов посвященных народному творчеству, один из самых ярких, на мой взгляд, и для меня один из самых любимых — именно ваш коллектив, который до недавна назывался «Дон», сейчас вы изменили название на «Луганцы».

     Коллектив существует уже давно?

     — С 2000-го мы начинали. Именно интерес проявился.

     — У вас не просто интерес. То, что лично меня радует — вы не популярные какие-то песни исполняете, а собрали казачьи песни не просто старые, а по нашему родному краю отыскивали хранителей тех напевов, песен. Бывая на ваших концертах, слышишь что-то своё родное. Особенно для наших бабушек, наших родителей — это такая отдушина…

     — Вообще, изначально, если так уж говорить, прокатиться по нашей истории… В 2000-м мы начинали, и я сам, когда слушал что-то аутентичное, фольклорные ансамбли — это навивало на мысль, что вот это правильно, правильное пение: не то через чур окультуренное, которому учат в учебных заведениях, а именно то пение, идущее от стариков, с которыми приходилось общаться. Те фольклорные коллективы, которые давали тот звук, ту традицию песенную… И я этим делом загорелся, появился интерес к этому делу. Что нужно было делать? Ехать в экспедиции. Честно говоря, отправляясь в экспедицию, тогда я не осознавал особо, для чего я это делаю, смысл всего этого. Надо было — и надо было. Мне сказали, что нужно это — я взял и поехал. В то время, когда мы начинали, на этот репертуар мы особо внимания не обращали, старались петь и что-то более известное. И только с возрастом я начал понимать смысл всего фольклорного движения, что это свои корни, привязанность к своей местности, где мы живём, к нашему наследию историческому, которым мы должны заниматься, увлекаться этим делом. Чуть позже пришло это понимание. И мы стали на это обращать внимание, работать со своими песнями.

     — Но не только песнями вы занимаетесь, но в том числе и продолжением традиций. И даже, можно сказать, возрождением таковых, на фоне заимствования всевозможных западных традиций, которые нам чужды и даже, может быть, дики, когда слепо заимствуют, даже не понимая ничего. Но есть и другая крайность — когда у нас пытаются возрождать казачьи традиции, но при этом предлагают то, чего у казаков никогда не было, на что старые казаки часто жалуются. У вас же помимо песенной направленности ещё и направленность на сохранение верных традиций, на связь поколений, чтобы она не терялась.

     — На этом, на этих канонах, строго стоит ансамбль, потому что наша задача — это как задача музея этнографического сохранить ту вещь, которая бытовала сто-двести лет назад в какой-то местности. То же самое — наша задача: донести до слушателя песню в том виде, в котором она была сто лет назад, двести, и по звуку, и по диалекту, и по характеру. В этом задача коллектива.

     — Говоря о казачьих традициях, нельзя не заметить, что они во многом строились на вере православной, многие песни как раз затрагивают этот аспект. И я знаю, что к Святкам вы готовили мероприятие как раз связанное с традициями празднования Рождества, Святок у казаков. Как раз к Христианству, к Православию это очень близко всё.

     — Да, календарно-обрядовый цикл привязан к православным праздникам. Святки, которые праздновались от Рождества и заканчивались Крещением — это были праздники. Их, конечно, всегда праздновали. Пост перед этим был. Люди постились и духовно, во всём себя сдерживая. А Святки — тот период, когда заканчивался пост, люди праздновали, поздравляли друг друга, радовались, пели. Мы подготовили рождественскую программу, реконструировали обряд старинный. Условно говоря, обряд, когда детвора и взрослые бегали к родственникам, к родителям, крёстным, поздравляли с праздником. И много песен. Не то, чтобы очень много, их не  в таком большом количестве дошло до нас по нашему региону, если сравнивать с другими регионами, но есть. Как раз к семинару, 10, 11 января, мы подготовили сборник песен на святочные темы, собранные по Станично-Луганскому району, в который вошли и христославные песни, колядки, и на щедрый вечер, посевальная песня есть, щедровальные песни.

     Семинар традиционный, для руководителей фольклорных коллективов, руководителей ансамблей народной песни.

     — Это не единственное мероприятие, в котором вы участвуете. Знаю, что на многие праздники православные вы регулярно проводите мероприятия. Вас часто даже приглашают при храмах выступать, в частности, храм мучеников Гурия, Самона и Авива.

     — Да, бывает. Для прихожан храма мы организовываем концерты. В период Великого поста мы традиционно проводим мероприятия, посвящённые народному духовному стиху.

     — Не так давно у вас изменилось название коллектива. С чем связано переименование?

     — Если взглянуть на историю ансамбля, когда я только начал этим заниматься, был такой клуб военно-исторической реконструкции «Дон». Я познакомился с руководителем клуба Василием Петровичем Черепахиным. Я интересовался историей, и мне посоветовали его, как человека, который скрупулёзно занимается историей казачества: одеждой, происхождением, бытом. Мне понравился его взгляд на историю казачества. Я пришёл в этот клуб, и мне захотелось быть там полезным. Стал заниматься тем, чем мог быть полезен, как выпускник факультета хорового дирижирования колледжа культуры. Были у меня единомышленники, ребята, которым это было интересно. С названием ансамбля ничего выдумывать не стали — одноимённое название с клубом — «Дон». Со временем, мы стали выезжать с концертами не только по Луганской области, но и по другим регионам России и Украины, принимали участие в различных фестивалях. А фольклорный коллектив, в основном, привязан к местности. Откуда коллектив приехал — тот фольклор он должен показывать и быть как бы в этом материале. И было небольшое непонимание. «Дон» и Луганская область — какая может быть географическая привязанность? Дон далеко течёт. Если была возможность — мы объясняли, почему так назван коллектив, одноимённо с клубом военно-исторической реконструкции, плюс, мы донские казаки, к Дону как бы есть привязка. Постоянно возникали эти вопросы, постоянно было непонимание. Со временем мы решили переименоваться в «Луганцы», тут уже чёткая привязанность, чёткое понятие. Луганцами называли жителей района Станицы Луганской, в области Донской. Где бы они не поехали, в какой бы части Области Донской не были, Станица Луганская — значит, луганцы к нам приехали. Теперь есть чёткая географическая привязанность.

     — И географическая, и историческая.

     — Да, и историческая.

     — Молодёжь часто бывает на концертах, на мероприятиях?

     — Есть молодёжь, которая знает наше творчество, те, кому это интересно. Приходят на концерты. Мы больше стараемся давать такие просветительские концерты, просвещать молодёжь, потому что среди молодёжи сейчас мало кто интересуется этим творчеством. Народное творчество не прельщает молодёжь — не интересно, не модно. Есть такая тенденция. Но мы стараемся. Они к нам не идут — стараемся мы к ним идти. В школы идём, другие учебные заведения. Чаще бывают такие встречи.

      — На мой взгляд, не модность и не интересность — ложная тенденция. Всё-таки, это то, что родное, что нас связывает с нашими предыдущими поколениями, что забывать нельзя. Но, к сожалению, современная мода игнорирует…

     — Всё это естественно. Опять же, послушаешь разговоры стариков (есть записи этнографические), почитаешь записки фольклористов с рассказами стариков 60-х годов ХХ-го века — они то же говорили о тогдашней молодёжи, что она не живёт теми интересами, которыми они жили. Всегда так было. Идёт развитие. Нам нравится это, мы на этом стоим, а кому-то нравятся модные бутики, кто-то идёт туда. Нам нравится жанр этнографии, краеведческие музеи с их экспонатами. У каждого свой интерес.

     — Благодарю за беседу.

 

Прочитано 548 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru