Среда, 05 мая 2021 09:18

Глав из книги. "Светлое Христово ВОСКРЕСЕНЬЕ!"

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)
 

Глава 12. Светлое Христово Воскресение

 

 

      Были ли вы когда-нибудь счастливы по-настоящему и в полной мере? Нет, счастливы не от ощущения своей власти над другим человеком или от своего превосходства в материальных благах, ни от объятий любимого человека, ни от запаха своего младенца на руках, ни от хмельного угара или наркотического опьянения, ни от какого-либо удовольствия, мимолётного и ничтожно-бесценного. Нет, были ли вы счастливы всей полнотой чувств, которые переполняют сознание? Когда все струны души играют непревзойдённую и дивную мелодию; когда поёт каждая клеточка вашего тела, неосознанно, но порывисто и неудержимо; когда в ликующем исступлении мир помещается в ваших объятиях, и вы любите его и всё прощаете; когда даже самое едкое и обидное слово, направленное против вас, ударяется о непреступную скалу любви, доброты, ласки и всепрощения, воздвигнутую Кем-то вокруг вас, разбивается вдребезги и рассыпается изумрудными искрами улыбок и поцелуев; когда боль, горести, тревоги отступают незаметно, сменяясь бурной и неудержимой радостью; когда не чувствуете землю под ногами, но словно плывёте по воздуху; когда ощущаете присутствие Божие очень близко и даже в самом себе и бесконечность счастья без начала и конца.

     Тот, кто хоть раз был на Пасхальной Заутрени, поймёт и узнает это состояние неземного блаженства, райской духовной сладости. Это ощущение, испытываемое раз в году, бережно хранится в сердечной глубине до следующей Пасхи. Неугасимый благодатный пасхальный огонёк согревает в минуты уныния и горя, подбадривает в период слабости и болезни, даёт утешение, надежду и веру в Милосердие Божие.

     Пасхальная радость воскресает жизнь, наделяя её полнотой, духовной значимостью. Ты счастлив, что живёшь, что можешь чувствовать и переживать, что ещё способен измениться и стать достойным вечного блаженства в немеркнущей Славе Божией.

     Как жаль тех, кто лишен этих мгновений счастья! Как хочется поделиться им со всем миром и, наконец, соединиться единым Духом в Воскресшем Христе!

     Целый год душа ждала Пасху. И вот уже сумерки вечера Великой Субботы. В тишине и покое замерла Земля. К празднику всё готово – пристальный критический взгляд оглядывает домашнюю обстановку. Нарядные кружевные занавески на окнах, скрывающие след уходящего дня, белоснежная скатерть на столе, мягкий праздничный ковёр под ногами, чистота, блеск и свежесть воздуха тешат мыслью о не напрасности приложенных усилий. Под святыми образами в свете розовой пасхальной лампады стоят ароматные куличи и крашеные яйца. Совсем скоро они украсят праздничный стол и откроют разговенье.

     Слава Богу, всё успели сделать и никакая суета и заботы не смогут омрачить торжества.

     Чем ближе к полуночи, тем учащённее бьётся сердце, нарастает волнение в груди. Мы нарядно одетые (хотя бы внешне соответствовать подлинной чистоте), с лихорадочным блеском в глазах, в предвкушении необыкновенного, « помолясь усердно Богу, отправляемся в дорогу» к тихой Гавани Спасения.

     Незабываемая дорога к храму по ночному городу. Ещё с детских лет помнится этот неповторимый святой вечер. Огромный купол неба усеян звёздной россыпью. Тишиной окутана молодая листва. Тёплый весенний воздух наполняет лёгкие до краёв. С наслаждением любуемся окружающей природой. Мимо проносятся редкие машины, виновато подмигивая фарами, точно стремящиеся поскорее увести с собой мирскую суету и уступить место тихому вечеру. Проходят стайки молодёжи, ещё не до конца определившейся, куда направить свои стопы: в ночной клуб или в ближайшую церковь. То там, то здесь мелькают нарядные фигуры богомольцев,  идущих на пасхальное Богослужение.

     Небольшая группа ребят, по виду иностранцев, вежливо спрашивает, как пройти к храму. На смущённом лице юноши, говорящим с ярким английским акцентом и одетым в последние молодёжные бренды, светится такая неподдельная, чистая и искренняя улыбка, что ощущаешь на себе взгляд Ангела. И указав им дорогу, пожелав счастливого Праздника, благодаришь Бога за эту мимолётную встречу с человеком Божиим, пусть и гражданином другого далёкого государства.

     С корзинками в руках верующие стекаются к  храму. Он наполняется людьми как бездонный сосуд, поглощая и укрывая каждого. Эта святая ночь под покровом Дома Божьего собрала сегодня миллионы душ по всему свету. Одухотворённые старцы и смиренные монахини, Патриархи и архиереи, высокопоставленные чиновники и простые труженики, священство и благочестивые миряне, заблудшие души и иноверцы, горящие верой и отверженные безверием – все, как один перед очами Божьими. Лица знакомых и не знакомых стали одинаково милыми и дорогими. Все ждут Светлого Христова Воскресения.

     Святитель Григорий Нисский пишет: «Сегодня вся вселенная, как одно семейство, собравшееся для одного занятия, оставив дела обыкновенные, как бы по данному знаку, обращается к молитве. Нет сегодня путников на дорогах; не видно мореплавателей на море; земледелец, оставив плуг и заступ, украсился праздничною одеждою; корчемницы стоят пустыми, исчезли шумные сборища, как исчезает зима с появление весны; беспокойства, смятения и бури житейские сменились тишиной праздника. Бедный украшается как богатый; богатый одевается великолепнее обыкновенного; старец, подобно юноше, спешит принять участие в радости, - и больной превозмогает боль свою; - дитя, переменив одежду, празднует чувственно, потому что ещё не может праздновать духовно; девственница веселится духовно, потому что видит светлый торжественный залог своей надежды; мать семейства, торжествуя, радуется со всеми домашними своими, и сама она, и муж её, и дети, и слуги, и домочадцы, - все веселятся».

 

     Храм, в приглушенном свете лампад, кажется сказочным кораблём, уносящим всех в далёкое нездешнее Царство.

     Тихий и монотонный голос читает Деяния Свв. Апостолов у  Господней Плащаницы в центре храма. Апостолы – эти «непререкаемые свидетели и громкие провозвестники Божественности Христа и Его воскресения» - вновь и вновь сообщают нам откровения Истины.

     Начинается Полунощница. Чтение сменяется пением. Народ с любопытством и в нетерпении ожидает, что будет дальше. Белые фигуры священников в призрачном свете свечей тихо заносят Плащаницу в алтарь и закрываются Царские Врата.

     Всё замирает в ожидании, точно снова умирая перед воскресением. И вот, до слуха народа из алтаря, прорываясь сквозь завесу (катапитасму) и закрытые наглухо Царские Врата, доносится нарастающий гул пения. Он всё усиливается, набирает полноту и мощь и, наконец, вырывается потоком сквозь распахнутые Врата и подхватывается хором и народом: « Воскресение  Твое, Христе  Спасе, Ангели  поют  на  небесех, и  нас  на  земли  сподоби  чистым  сердцем  Тебе  славити». Из алтаря выходит священство – ослепительно-белоснежное. Хоругвеносцы выстраиваются в колонну, и Крестный Ход в клубах благоухающего фимиама при свете свечей – фонариков, хлынувшей приливной людской волной устремляется из храма в сопровождении уносящейся к небесам Воскресной стихиры.

     Шепча и улавливая мотив пения, людской поток смиренно шествует в след своим пастырям. Полуночный мрак раздвигают теплящиеся в руках огни свечей  и свет далёких небесных светил освещает этот пасхальный путь.

     Трижды обойдя вокруг храма, Крестный Ход останавливается перед закрытыми входными дверьми как перед тяжелым камнем у дверей Гроба Господня. Пасхальная Заутреня начинается славящим возгласом: «Слава  Святей  и  Единосущней  и  Животворящей  и  Нераздельней  Троице  всегда, ныне  и  присно  и  во  веки  веков. Аминь».

     Точное время Воскресения Господ нам достоверно  неизвестно. На заре мироносицы пришли ко гробу и увидели, что он открыт и Ангел благовествовал им о Воскресении Христовом. Ранее случилось великое землетрясение и Ангел отвалил камень от дверей гроба, от чего пришли в трепет и ужас стражники. Но ещё раньше, тайно, совершилось Воскресение Господа при запечатанном гробе.

     И мы, люди сегодняшнего времени, стоим у закрытых дверей храма как перед гробовой печатью, оповещаемые о совершившемся таинстве словами неподражаемого Тропаря всех времён: «Христос  воскресе  из  мертвых, смертию   смерть   поправ, и  сущим  во  гробех  живот  даровав».

     Ликующий возглас священника: «Да  воскреснет  Бог  и  расточатся  врази  Его, и  да  бежат  от  лица  Его  ненавидящие  Его» сменяется народным многоголосьем. Много раз повторяющиеся, радостные, неудержимые аккорды пасхального тропаря сотрясают атмосферу и, пробивая преграду, врываются в распахнутые двери храма ослепительной молнией: «Христос  Воскресе  из мертвых, смертию   смерть  поправ…», и во вспышке огней, оглушительного колокольного звона, изливающихся переполненных человеческих чувств разносятся взрывной волной и рассыпаются по планете: «…и  сущим  во  гробех  живот  даровав!!!..».

     Оповещенный и радостный народ встречает преобразившийся храм. Яркий ослепительный свет сотен лампад и паникадил, чистый золотой отблеск икон и позолоченных вензелей на настенном орнаменте, белоснежные облачения и накидки, радужное разнообразие свежих  и пахучих цветов, горящая надпись над Царскими Вратами: «Христос Воскресе!» и непременная огромная икона Воскресшего Господа в центре, вся в живом цветении – всё это поражает входящего с Крестным Ходом человека. Непрекращающийся колокольный трезвон сообщает полуночной округе, что Христос Воистину Воскрес! Сияющие восторгом лица людей с отобразившимися на них чувствами неподвластны никакому описанию. Здесь можно увидеть и светящуюся изнутри тихую радость в нежной улыбке на одухотворённом лице; и лихорадочный блеск полных восторгом глаз с вырывающимися из глубины сердец эмоциями; и неудержимые слёзы радости обретших то, что давно искала душа; и чистосердечное раскаяние в струях хмельных слёз на огрубевших лицах и, наконец, недоумение, потрясение и счастье у тех, кто впервые попал сегодня сюда и вдруг, нашел себя – песчинку в море житейском, но почувствовал всё величие и бесценность человеческой души.

     Этот первый момент – момент радости о Воскресшем Господе – неописуем, замечателен и неподражаем. Благодать Божия, коснувшаяся в это мгновение каждой души, подарила истинную радость счастья райской жизни, освободила души от томящего их бремени, наполнила сердца бесценной любовью и, на короткий миг пасхальной ночи, дала почувствовать сладость, испытываемую небожителями в Горнем Иерусалиме. Как же не благодарить Господа за такой щедрый дар Любви к нам грешным?! Как же не благодарить Господа за возможность быть в лоне Истинной Веры и ощущать подлинное излияние Благодати Святого Духа?! Как же не любить и друзей и врагов своих, когда Божия Любовь неразборчиво накрывает собою всю планету?!

     Слава, Тебе, Боже! Слава, Тебе, Боже! Слава, Тебе, Боже!

 

     А в то время, когда народ занимает свои места, приветствует друг друга и христосуется, распахиваются все Царские Врата и вратницы, точно приближая Царство Небесное и делая Его доступным для всех. До него рукой подать. В алтаре священство возжигает свечи. И когда чуть-чуть улеглась первая волна восторженной эйфории, на амвон выходит протодиакон с длинными вьющимися волосами под бордовой камилавкой, в ослепительно – белых отороченных серебром облачениях и с огромной красной восковой свечой в руках.

     «Миром  Господу  помолимся» - раскатом проносится этот всемирный призыв к молитве.

     После прочтения прошений Великой ектении начинается пасхальный канон творения великого духовного песнописца Св. Иоанна Дамаскина. Его поют все: священство в алтаре, хористы на клиросах и миряне, кто наизусть, а кто, стараясь уловить слова, но удержаться не может никто. У всех поёт душа! «Воскресения  день! Просветимся  людие: Пасха, Господня  Пасха! От  смерти  бо  к  жизни, и  от  земли  к  небеси, Христос  Бог  нас  приведе, победную  поющия. Христос  воскресе  из  мертвых» - сменяет припев.

     Слова канона передают всю полноту восторга и радости переполняющей Вселенную: «да  празднует  же  мир видимый  же  весь  и  невидимый», «ныне  вся  исполнишася  света, небо  же  и  земля  и  преисподняя», «днесь  спасение  миру, яко  воскресе  Христос, яко  Всесилен», «спразднуим         любопразднственными   чинми  Пасху   Божию   спасительную», «паки  из гроба  красное  правды  нам  возсия  Солнце».

     Каждую песнь канона сопровождает малиновый звон кадильных бубенцов. Священник с разноцветным трисвещником  в одной руке и кадилом в другой, воскуряет ладан в алтаре и в храме. То и дело пение прерывается радостным возгласом: «Христос Воскресе!» и ответным ликующим многоголосьем: «Воистину Воскресе!».

     Не сдерживая эмоций, как «Давид  пред  сенным  ковчегом  скакаше  играя» душа каждого «веселится  божественне», потому что сегодня мы «смерти  спразднуем  умерщвление, адова  разрушение, иного  жития  вечного  начало». Сегодня все в «сей  нареченный  и  святый  день», в «праздников Праздник  и Торжество  есть торжеств…приидоша  к Тебе  яко  богосветлая  светила, от  запада, и  севера, и  моря, и  востока  чада  твоя», и вместе с Ангелами вопием к Пресвятой Деве Богородице: «Чистая  Дево, радуйся, и   паки   реку  радуйся: Твой  Сын  воскресе  тридневен  от гроба  и  мертвыя   воздвигнувый, людие   веселитеся». Канон завершается почти всенородно: «Светися. светися   новый   Иерусалиме: слава  бо  Господня  на   тебе   возсия. Ликуй  ныне  и  веселися  Сионе. Ты  же, Чистая, красуйся,  Богородице, о   востании   Рождества   Твоего».

     Присмиревшим тихим звуком поётся эксапостиларий Пасхи. В переводе с греческого языка это слово означает «посылаемый». Идущим к земле светом веры он касается просвещением нашего ума: «Плотию  уснув, яко  мертв  Царю  и  Господи, тридневен   воскресл   еси, Адама   воздвиг  от  тли, и  упразднив   смерть: Пасха   нетления, мира   спасения».

     Во время пения Стихир Пасхи, начинающихся победным стихом: «Да  воскреснет  Бог, и  расточатся  врази  Его», как бы в соответствии словам: «Воскресения  день, и  просветимся  торжеством, и  друг  друга  обымем. Рцем  братие, и  ненавидящих  нас, простим  вся Воскресением…» - все в храме христосуются и братски лобызаются, выражая тем истинную радость о нашем спасении, символизируя  чудодейственное упразднение всякой вражды и разделения, изливая сердечные чувства любви и расположения друг к другу.      

     После этого неподдельного выражения чувств нашему вниманию предлагается замечательное по своему содержанию Огласительное Слово Свт. Иоанна Златоустого. В читаемом с амвона священником тексте мы слышим обращение к нам ко всем. Кто трудился и не трудился, кто первым пришел  и кто последним,  без сомнения и без боязни будет принят Владыкой. Он «и дела приемлет, и намерение целует, и деяние почитает, и предложение хвалит». Господь ждёт сегодня всех: и богатых и убогих, и воздержниц и ленивых, и постившихся и не постившихся. Все веселятся сегодня. Никто не рыдает и не плачет, не огорчается и не боится смерти, ибо «свободи  бо нас Спасова смерть…Где твое, смерти, жало? Где твоя, аде, победа? Воскресе Христос, и падоша  демони. Воскресе  Христос, и радуются Ангели. Воскресе Христос, и жизнь  жительствует. Воскресе Христос, ни един  во  гробе: Христос  бо  востав  от  мертвых, начаток  усопших  бысть. Тому слава и держава, во веки веков, Аминь».

     В звучащем отзвуке этого Огласительного Слова заканчивается Пасхальная Утреня. Она проходит на одном дыхании, запечатлеваясь в сердце яркой ослепительной памятной звездой.

     Службу продолжают Пасхальные Часы, которые поют все молящиеся в храме. Время перешло далеко за полночь. Многолюдство несколько рассеялось. Человеческая немощь берёт своё – в уголках храма, примостившись, дремлют под убаюкивающее пение богомольцы. Вызывает умилительную улыбку разновозрастная нарядная детвора, приведённая сегодня родителями и неустанная в своём маленьком подвиге всенощного бодрствования. Она по-своему  радуется со всеми о Воскресшем Спасителе. Всех немного расслабила короткая передышка перед Божественной Литургией. Льётся бесконечный свет от лампад и бесчисленных свечей, не прекращается пение, и земное время сменяется почти  Вечностью.

 

     В проёме Царских врат появляется священство, облаченное в красные ризы с позолоченной вышивкой - такие богатые царственные одежды. Пробуждающий возглас: «Благословенно  Царство, Отца  и  Сына  и  Святаго  Духа, ныне  и  присно  и  во  веки  веков. Аминь» выводит из сонного оцепенения народ и свидетельствует о начале второй части Божественной Литургии.

     В вихре кадильного дыма и развивающихся пасхальных облачений священник и протодиакон проносятся по храму, кадя иконы и молящихся, с постоянным приветствием всех: «Христос Воскресе!» под многократное пение тропаря Пасхи.

     После прошений Великой  ектении двумя хорами попеременно исполняются Пасхальные Антифоны: «Воскликните  Господеви  вся  земля, пойте же  имени  Его, дадите  славу  хвале  Его.

     Вся  земля  да  поклонится  Тебе  и  поет  Тебе, да  поет  же  имени  Твоему  Вышний.

     Спаси  ны, Сыне  Божий, воскресый   из   мертвых, поющия   Ти:аллилуиа».

     Зычный голос канонарха возглашает уже много раз повторявшийся стих: «Да  воскреснет  Бог  и  расточатся  врази  Его!». Клирос поёт тропарь Пасхи, который за эту службу выучат почти все наизусть. И даже те, кто впервые пришел сегодня, уйдут домой с маленьким багажом приобретённых богослужебных знаний.

      Служба подходит к одному из самых ответственных моментов – чтению Святого Евангелия. В сопровождении колонны свещеносцев и хоругвеносцев протодиакон, высоко подняв красивое позолоченное Евангелие с оттеснёнными  Херувимами на окладе, чинно шествует из алтаря к архиерейской кафедре в центре храма. «Благослови, владыко, благовестителя  святаго  апостола  и  евангелиста  Иоанна  Богослова» - молящиеся вслушиваясь в слова протодиакона и внутренне собравшись, настраиваются на внимание словам Священного Писания.

     Сегодня необыкновенный день. И весть о том, что Свершилось должна быть донесена до каждого на земле, во все уголки планеты. Поэтому Евангелие читается особо – по частям и на разных языках: «дабы  все  услышали  и  уразумели». В алтаре выстраиваются священники с текстами первой главы Евангелия от Ап. Иоанна на разных языках.

     «Вонмем» - слышится протяжное из глубины алтаря. И в замершем храме в непривычной сегодня тишине полились Евангельские слова: «В  начале  бе  Слово, и  Слово  бе  к  Богу, и  Бог  бе  Слово. Сей бе искони  к  Богу…». После прочитанного протодиаконом стиха на славянском языке, мы слышим его русский вариант:

     «В  начале  было  Слово, и  Слово  было  у  Бога, и  Слово  было  Бог. Оно  было  в начале  у  Бога…»,

 затем греческий вариант:

      «Эн  архи  ин  о  Логос, ке  о  Логос  ин  прон  прост  тон  Фэон, ке   Фэос, ин  о  Логос. Утос   ин   эн   архи   прос  тон  Фэон…».

 Его сменяет текст на латыни:

     «Ин   принципио   эрат   вэрбум, эт  вэрбумэрат   апуд   дэум, эт  дэус   эрат   вэрбум. Хок   эрат   ин   принципио   апуд  дэум…»,

 затем на английском языке:

     «Ин  зе   бегинин  воз  зе   Вод, энд  Вод  воз  вис   Год, энд  зе   Вод  воз  Год. Зе сейм  воз  ин  зе  бегинин  вис  Год…», затем на немецком, болгарском, французском…Кажется разнообразию языков не будет конца. Это Евангелие повествует о Божестве Иисуса Христа: «И Слово  плоть  бысть, и  вселися  в  ны: и видехом  славу  Его, славу  яко  Единородного  от  Отца, исполнь  благодати  и  истины…». И сегодня оно читается потому, что воскресение Спасителя служит доказательством Его Божества.

     Притихший народ слушает заинтересованно. Как-то по-особому согревает душу мысль, что кто бы ни присутствовал здесь сегодня – всякий поймёт слова Святого Благовестия. И ещё, что мы православные славяне имеем бесценное сокровище – изысканный, неподражаемый и одухотворённый славянский язык, который предаёт особую сладость божественным текстам.

     Более получасовое чтение Евангелия подходит к концу. «Квиа   лекс   пэр  Мозэн   дата   эст, эт  вэритас   пэр  Йэзум   Христум  факта  эст.» - передаёт латинский язык  греческому: «Оти   о   номос, дья  Моисеос   эдофи, и  харис   ке  и  элифиа   дья   Иису   Христу    эгенэто.», а тот в свою очередь русскому: «Ибо  закон  дан  чрез  Моисея; благодать  же  и  истина  произошли  чрез  Иисуса  Христа.». И так доходит до славянского варианта, которым протодиакон на возвышенных тонах, с медленным пропевом завершает чтение Евангелия: «Яко  закон  Моисеом  дан  бысть: благодать  же  и  истина  Иисус Христом  бысть.».

     «Слава Тебе, Господи, слава Тебе!» - поёт хор. Божественная Литургия продолжается своим чередом. Перед причащением Святых Христовых Таин священник с амвона читает Патриаршее пасхальное послание ко всем чадам Русской Православной Церкви. Слова приветствия, разделения со всеми пасхальной радости, напутствие и благословение Первоиерарха  Церкви звучат с отеческой заботой и любовью.

     Возгласы священника при окончании Литургии сменяются бесконечными и разнообразными мелодиями тропаря Пасхи на разных языках.

     И вот, это замечательное Богослужение подошло к концу. Несмотря на усталость и борьбу со сном, каждый встречает окончание Пасхальной службы с долей сожаления в душе. Эти мгновения хочется продлить, продлить до бесконечности.

     По заамвонной молитве из алтаря выносят необыкновенно большие с печатью Креста хлебы, называемые «артос», что в переводе с греческого языка означает «квасный хлеб». Читается особая молитва. Артос, собой напоминает нам многократные явления Воскресшего Господа ученикам своим и ту мысль, что пострадавший за нас Господь сделался для нас истинным Хлебом жизни. Это особый, красиво выпеченный хлеб, будет находиться  на амвоне в храме всю Светлую седмицу, а потом, раздробив, его раздадут людям.

      Далее священником читаются молитвы на освящение всех тех приношений, которые хранятся в многочисленных корзинках и сумках, которыми заставлены все столы, лавки и подоконники храма. Чем богат каждый!

     Настоятель, в своём приветственном обращении ко всем молящимся не скрывает своего душевного восторга от молитвенной общности, благодарит за труд и подвиг всенощного стояния и обращается троекратным победным возгласом: «Христос Воскресе! Христос Воскресе! Христос Воскресе!»

 

     Ранняя предутренняя пора. Свежий бодрящий ветерок проносится по мокрой от дождя листве. Небо сереет рассветным отблеском. Народ хлынул из храма и выстроился ручейком для освящения приношений, замер в ожидании, поёживаясь от непривычного холодного воздуха. На дворе всё неугомонно! Постоянный весёлый колокольный трезвон: то стройный, то исполняемый неумелой рукой, восторг и улыбки, христосования и объятия, звон хрустальных брызг святой воды с веера кропила, пасхальное приветствие и пение тропаря Пасхи, игра фонарей и прожекторов по фасаду храма в отблесках купольной позолоты – да разве можно описать всё, что происходит в эту святую Пасхальную ночь! Нет слов в человеческой речи способных отобразить хотя бы долю тех чувств, что переполняют сердца, души, атмосферу и всю Вселенную!

     Как красив опустевший, но празднично – ослепительный Храм. Он точно великолепный сказочный замок в Неведомом Царствии – в Царствии Небесном.

     Город спит, сморенный утренним часом. Воздух сотрясает трезвон сотен колоколов на десятках колоколен по всей округе. Заливаются  трелью проснувшиеся  птицы, неутомимо славящие Творца. Всё живое своей жизнью славит Воскресшего Господа!

     А дома ждут родные и домочадцы и, будет разговенье с ароматным, сладким, таящем во рту пасхальным куличом, с приготовленными загодя вкусностями. Будет целая Светлая седмица, повторяющая в каждом дне первый пасхальный; будут Крестные ходы, пасхальные встречи и праздничные мероприятия; будут гости и застолья, песни и гулянья; будут давать уроки звонарского дела на колокольнях для всех желающих, рождая на свет в эти дни Пасхальной седмицы новых талантливых звонарей; будут радостные моменты и счастливые, трепетные признания; будут христосования, пасхальные подарки и все радости, на которые щедра Матерь Церковь для своих земных чад в период Пасхалии.

 

     Утомлённые, но бесконечно счастливые идём по пустынному городу. Всё сказать,  не пересказать, что твориться в душе! Это сокровище будем бережно хранить до следующего Светлого Христова Воскресенья, если сподобит Господь до него дожить и будет на то Его святая воля.

 

Христос Воскресе!

Воистину Воскресе Христос!

  
Прочитано 93 раз

Последнее от Ирина Овсянникова

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru