Понедельник, 01 апреля 2013 19:22

В обители Вознесенской. Праздники и будни

Автор
Оцените материал
(3 голосов)

Вместо предисловия

Хорошее. Такое название некогда получило селение в Славяносербском районе Луганской области.

Созвонившись со своим старинным другом, в субботу первой седмицы Великого поста направились мы в этот населенный пункт. Хорошее... Можно, конечно, обратиться к архивам, попытаться разузнать: кто и когда дал селению такое доброе и красивое название. Можно, и, наверное, даже было бы небезынтересно. Но даже не пытаясь найти ответ в сохранившихся исторических документах, можно понять, почему селу дали именно такое название. Расположенное среди небольших холмов, с поражающими взор путника невероятной красотой лугами, даже сейчас, когда природа еще не проснулась от зимнего сна, село как-бы само говорит, что иного названия у него быть не может. Особенно поражаешься краасотой окружающей природы, если въезжаешь в него со стороны трассы Луганск - Лисичанск. Словно в сказку из детских снов попадаешь. Невольно мысль рисует весну, лето, когда вокруг полно зелени трав, такой же зеленью чаруют кроны деревьев, когда луга разукрашены неописуемой красотой растущих на них цветов.

Въезжаем в село. Как органично оно своими дворами, своими улочками вписывается в окружающую красоту. Дома, дворы... Тихим покоем веет от них. Нет суеты, нет городского шума, нет так надоевшей рекламы. Как-будто на машине времени перенесся в солнечное детство. Так как же еще может называться село Хорошее? Только так, и никак иначе.

Храмы

Вот мы и у храма. Величествнный Вознесенский храм. То, что этот старинный каменный храм сохранился до наших дней, пережив годы воинствующего безбожия, когда вокруг разрушали и уничтожали не только храмы, а и саму веру в душах людей, пережил ужасы Великой Отчественной войны, сеявшей опустошение в этих землях, можно назвать только чудом. Лишь колокольня была повреждена немецкой авиабомбой. Конечно, тяжелая стопа воинствующего атеизма оставила свой след. Уникальные росписи были сбиты вместе со штукатуркой... Старинный храм, свидетель живой искренней веры, котарая так беспощадно вытравливалась в годы безбожия, некогда богобоязненного народа. Большой трехпрестольный храм в неболшом селе... Храм вместимостью до двух тысяч молящихся. Таких храмов, построенных в сербском стиле, много было на Славяносербщине. И это не удивительно. Как и не удивительна живая связь этих земель с Сербией. Ведь даже само название районного центра, Славяносербск, дано не зря. Земли которые стали второй родиной для многочисленной сербской диаспоры. Храмы... Часть из них восстановлена, другие, как и Вознесенский в Хорошем, постепенно реставрируются. Но сколько ж их, свидетелей живой веры, были безвозвратно уничтожены в годы того самого воинствующего безбожия. Многие из них ждут возрождения, как ждут возрождения веры души многих и очень многих детей, внуков, правнуков тех, кто в угаре безбожия храмы рушил, от веры отрекался.

Вознесенский храм ныне радует взор. Трудами настоятеля и братии обители восстановлена колокольня, отремонтирована крыша, вновь засияли купола. Но работ по восстановлению еще, ой, как много. Особенно внутри самого храма.

Рядом с величественным Вознесенским храмом воздвигнут небольшой деревянный храм в честь Ченстоховской иконы Божией Матери. Под ним - нижний трапезный, в честь святителя Спиридона Тримифунтского, обустройство которого еще не завершено. Деревянные храмы, есть что-то особенное в них, что-то неуловимое. Им свойственно разрывать временные рамки, соединять времена. Ты как бы одновременно находишься и во времени нашем, и во времени преподобного Сергия, преподобного Нестора Летописца, преподобного Серафима Саровского, здесь рядом с тобой преподобный Нил Сорский, преподобный Иосиф Волоцкий... Как-то и молится по-особому в этих небольших деревянных храмах. И даже не верится, что храм возведен совсем недавно.

До начала Всенощной еще было немного времени. И время оное мы решили посвятить чаепитию в небольшой трапезной. Конечно, небольшой, хоть и двухэтажный, домик рядом с храмом назвать братским корпусом нельзя. Хоть в нем и обустроены келии, трапезная и прочее. Братский корпус, настоящий монастырский, пока еще только строится. Также как реставрация Вознесенского храма и обустройство трпезного, возведение братского корпуса немалых средств требует. Да, и времени тоже.

Праздник. Вечер

Не могли мы не обратить внимания на колоритную фигуру отца Илии, исполняющего обязанности благочинного строящегося монастыря. Весь в заботах да хлопотах. Еще бы, иеромонаху Илие не быть в заботах! Как-никак, а подготовка к празднику на его плечах лежала. Трапеза для гостей, для многочисленных паломников... Отец благочинный был нарасхват. За всем ведь надо уследить. Да еще и все "дергают".

Праздник. Находится в обители чтимый список Ченстоховской иконы Пресвятой Богородицы, который и сам прославлен многими чудесами, посылаемыми Богом через него. Многие едут в Хорошее, в Вознесенскую обитель, чтобы вознести свои молитвы ко Пресвятой Матери Божей у Ее чудотворного образа. Память этой иконы отмечается 19 марта по новому стилю. Поскольку в этом году память иконы пришлась на седмицу первую Великого поста, то празднование по благословению правящего архиерея, архиепископа Луганского и Алчевского Митрофана, было перенесено на Неделю первую Поста.

Икона удивительна. Ченстоховская икона Матери Божией является святыней, которую равно почитают как православные, так и католики. Сама икона по преданию написана святым апостолом и евангелистом Лукой. В истории ее было множество различных эпизодов. В настоящее время икона находится в месте Ясная Гора, что в польском городе Ченстохов (откуда и название иконы). Поляки считают эту чудотворную икону своей главной святыней. Многие списки, один из которых находится в Вознесенской обители, стали не менее почитаемы и прославляемы. Обильная благодать Божия, посылаемая молящимся пред этим образом, помогает в различных нуждах.

Отведав монастырского чаю, мы пошли в храм ко всенощной. Всенощное бдение, как и Литургия на следующий день, служилось в Вознесенском храме. Хотя он сейчас и на реставрации, но деревянный храм, освященный во имя Ченстоховской иконы Пресвятой Богородицы, просто не смог бы вместить всех молящихся. Паломников ожидалось большое множество, потому настоятелем и братией и было принято решение служить в большом Вознесенском храме.

"Слава святей..." - дан начальный возглас. Храм погрузился в атмосферу молитвы. Вечер, потихоньку темнеет на дворе, а в храме возносится молитва. Красиво и чинно служит братия, сосредоточенно молится настоятель, возглавляющий богослужение, благоговейно поет хор. В храме довольно холодно, но за богослужением и молитвой забываешь и о холоде, и о всем, что вне храма.

Отслужена лития... прочитано шестопсалмие... Служащие выходят на средину храма. Начинается пение акафиста Богородице, составленного в честь иконы Ее "Ченстоховская". Красиво и торжественно звучит акафист произносимый пред чудотворным образом Царицы Небесной. "Радуйся, заступнице усердная, избави нас от всякого зла и сотвори чудо спасения."- звучит припев акафиста, и все молящиеся поют вместе с хором. Не буду сейчас вдаваться в рассуждения, насколько такое пение акафиста за богослужением Утрени соответствует Уставу. Когда окунаешься в эту непередаваемую атмосферу молитвы, когда душа ощущает невидимое присутствие Той, Которой эта молитва возносится - подобные рассуждения становятся лишними и ненужными. А именно такая благодатная атмосфера молитвы царила в Вознесенском храме во время пения акафиста Богородице.

Окончен акафист, пропет полиелей, прочитано утреннее Евангелие, читается канон, совершается помазывание елеем. Тихо, благоговейно молящиеся прикладываются к Евангелию, к иконе, подходят к помазыванию.

Вот уже прочитан канон, пропето Великое славословие. Заканчивается чтение Первого Часа. Всенощное бдение "пролетело" на одном дыхании. Вот богослужение окончено. Отец Николай еще остается в храме с желающими исповедаться. Мы же направляемся к келиям. Погода начинает, так сказать, портиться. Накрапывает дождик, холодает, срывается ветер.

О монастырской трапезе

И снова отец Илия. Еще одна из забот - распределить приехавших по келиям. Меня поселяют вместе с приехавшим на празник из соседней епархии диаконом. Оставляем вещи в келии - и на вечернюю трапезу. Как же наши привычные обеды да ужины далеки от того, что именуется трапезой. Мы, зачастую, забываем о Боге во время вкушения пищи. Так, лишь небрежно прочтем молитву перед едой да после еды, а то и вовсе про молитву забудем. Зато редко когда избегаем празднословия за обедом или ужином. Монастырская трапеза - совсем иное. Не зря ведь она воспринимается как продолжение богослужения. Молитва, благословение. Все рассажены по местам. Звон колокольчика. Чтение житий святых. Никакой болтовни за столом. Внимая чтению, с благоговением принимаешь пищу. Да... вряд ли смогу описать. Описать так, чтобы тому, кто никогда не был на монастырской трапезе, постараться передать всю ее неповторимость. Только в монастыре не просто понимаешь, а чувствуешь, что такое вкушение пищи с молитвой, с благодарением Богу.

Трапеза окончена, все разошлись по келиям. Правило ко Причастию, вечерние молитвы... И отбой до утра.

Праздник. Утро

Утро встретило нас холодным ветром, морозцем и срывающимся снежком. От субботнего тепла не было и следа. Однако многочисленных паломников такая погода не пугала. К обители подъезжали автобус за автобусом. Постепенно становилось понятно, что паломников будет намного больше, чем ожидалось. Часть из них приехали пораньше, к праздничному молебну, часть - чуть позже, к началу Божественной литургии.

7.30, дан возглас, начался молебен с чтением акафиста. Снова пред иконой Божией матери звучали слова, прославляющие Ее чудотворный образ. Водосвятие. Ектения с чтением записок. А записок на поминовение за молебным пением было передано много. Довелось и мне по благословению служащего молебен игумена Георгия часть записок читать.

9.00. "Благословенно Царство...", - дан возглас архимандритом Гавриилом (Анисимовым), наместником ставропигиального монастыря во имя преподобного Паисия Величковского. Архимандрит Гавриил приехал на праздник по благословению блаженнейшего Владимира, митрополита Киевского и всей Украины. Поразительно, но когда отец Гавриил вошел в храм, приложился к иконе и святыням, выставленным на поклонение, у меня невольно возникли ассоциации с приснопамятным схиархимандритом Зосимой (Сокуром). Что-то очень похожее, не внешне, а духовно. Также благоговейно, спокойно, полностью погружаясь в молитву служил он и Литургию в сослужении настоятеля, игумена Иоанна, и братии Вознесенской обители. Торжественность и молитвенность богослужения передавал и великолепный хор, с великим благоговением исполнявший песнопения Божественной Литургии. Храм был полон. Множество приехавших желали исповедаться и принять Святое Причастие. Причащавщихся было немногим более трехсот пятидесяти человек. Вообще же, молившихся за Литургией было примерно от шестисот до восьмисот человек.

По окончании Литургии и молебна в Неделю торжества Православия, отец Гавриил обратился ко всем с поздравительным словом. Также он передал личное поздравление с праздником Предстоятеля Украинской Православной Церкви, блаженнейшего митрополита Владимира. Со словом благодарности и с поздравлением всех молящихся обратился игумен Иоанн.

После Литургии в храме было совершено таинство Соборования. Часть паломников остались на Соборовании, часть, наверное, испугавшись разыгравшейся на дворе непогоды, - поспешили отправиться домой, остальные отправились на трапезу. Скажу, что соборующихся было поболее нежели причащающихся. Окончилось Соборование уже в третьем часу по полудни. Обидно, что среди соборующихся были и ропщущие, жалующиеся на усталость. Оно, конечно же, не удивительно. Не так легко столько времени "выстоять". Но каково же служащим священникам? Они буквально падали от усталости.

У шипа от тернового венца

Не могу, разумеется, не упомянуть о святынях, выставленных на поклонение. Справа от центрального аналоя - ковчег с частичкой пояса Пресвятой Богородицы. С лева от него - ковчег с редкой и великой святыней - шипом от тернового венца Спасителя. Напомню, что сам терновый венец хранится в Париже, в знаменитом соборе Богородицы. Шипы же еще в первые века разошлись как святыни. Всего их около семидесяти. Один из таковых находится сейчас в Вознесенской обители. Желающих прикоснуться к такой святыне - множество, большое множество. По милости Божией, мне не только благоговейно прикоснуться и помолиться у святыни этой довелось. По благословению настоятеля всю службу я провел возле ковчега с шипом от тернового венца Христова. Паломников было много, как и желающих приложиться к святыням. Вот меня и еще одного раба Божия отец Иоанн благословил следить за порядком у святынь. У ковчега с шипом от тернового венца и у ковчега с частичкой пояса Пресвятой Богородицы. Печально, что не все сохраняли благоговение. Как-то мне непонятна токотня у святыни, когда спешат приложиться, друг друга отталкивая... Даже чуть не перевернули ковчег со святыней. Вот потому-то и поставлены были мы у святынь... Сколько же раз пришлось просить прикладывающихся вести себя благоговейно... Все же, признаюсь честно, такое послушание у святыни - великое счастье.

Стоит также напомнить, что ковчег с шипом от тернового венца Спасителя 6 апреля прибудет в храм Апостола Андрея Первозванного, города Луганска, в котором будет находиться неделю, после чего святыня отправится с крестным ходом по храмам нашей епархии.

За праздничной трапезой

Какой же праздник без праздничной трапезы? Трапеза воистину была праздничной. С теплыми словами поздравлений, в дружеской атмосфере. Честно говоря, было ощущение, что просто собрались старые добрые друзья. Без официоза, без громких тостов и прочего. Поздравления искренние, задушевные добрые слова. Отец Иоанн делился воспоминаниями о начале создания обители, воспоминаниями о наставнице в жизни духовной схиигумении Олимпиаде, знакомой многим уже ушедшей в селения праведных известной подвижнице. Именно матушка Олимпиада, которой дарован был от Бога дар прозорливости, в свое время, тогда еще совсем мальчишке, предсказала отцу Иоанну создание этой обители, и многие трудности и радости с созданием связанные. Очень многое открыла она в беседе незадолго до своего преставления, сказав, что больше в жизни сей они с отцом Иоанном не увидятся. Как говорит сам отец игумен, многое тогда из слов матушки показалось странным, как и слова, что более не увидятся. "Как же не увидимся, - думал он тогда, когда я через неделю снова буду здесь?" А через пару дней весть о том, что схиигумения Олимпиада отошла ко Господу, сразила сердце... Шло время, все сказанное матушкой в последней беседе постепенно стало сбываться. С большой любовью и благоговением вспоминает отец Иоанн о своей духовной наставнице.

Об источнике вмч. Параскевы

Рассказал отец игумен и о источнике святой Параскевы, что в Миусинске. Сейчас там обустраивается скит. То, что источник и храмик в Миусинске переданы Вознесенской обители тоже было чудом. Ведь это совсем другое благочиние, приход там давний и постоянный... Но ничто без воли Божией не происходит. Впервые об источние отец Иоанн узнал несколько лет назад. Тогда он тяжело заболел, даже потребовалась срочная госпитализация. Один в палате, без телефона... Тогда-то архимандрит Владимир (Орачев), ныне епископ Днепродзержинский и Царичанский, принес отцу Иоанну книгу с историей источника. Когда же батюшке немного полегчало и его на выходные уже отпустили, так сказать, на побывку, поехали они с отцом архимандритом к источнику. Хоть источник и известен с XVII века, предстал он перед отцами необустроенным. Не сказать, что бы заброшенным... Все же, многие к нему и приходили, и приезжали. Но вот обустройством никто не интересовался... Как вспоминал отец Иоанн, набрал тогда архимандрит воды и говорит: "Пей!". Отец Иоанн немного выпил, а отец Владимир: "Нет, пей все", - а набрана была литровая бутылка. Выпил отец игумен. Потом еще... И как-то легко стало на душе, крепость почувствовал, болезнь вдруг мгновенно отступила. Долго еще они были на источнике. Само место так понравилось им обоим, что не вольно родилась мысль, что неплохо бы здесь скит организовать. Однако и осознание нереальности такового понимали. Оба батюшки вскоре позабыли о том. Но "ин суд человеческий и ин суд Божий". В больницу больше отец Иоанн не ложился. К удивлению врачей он был абсолютно здоров. Шло время. Как-то утром - звонок из епархии. Срочно к архиерею, через 15 минут, так как владыка потом уезжает. Отец игумен мчит в епархиальное управление, недоумевая, зачем его так срочно вызывает к себе митрополит Иоанникий. Входит в кабинет. Владыка благословив, говорит: "Вот, принимай храм в Миусинке, благословляю обустроить там скит",- и передает документы. Вышел отец игумен от архиерея и понять не может, что же произошло. Неиначе, как чудо Божие.

Еще о трапезе

О многом еще говорили. Не без сожаления отметил отец Иоанн, что стал в народе очень популярен акафист в честь Ченстоховской иконы Божией Матери, составленный приверженцами ереси царебожия. Выразил желание издать акафист в изначальном, не искаженном царебожниками виде, с небольшим предисловием.

А тем временем непогода разыгралась еще сильнее. Меж тем, братия обители, кроме нескольких человек, готовились отправиться в паломничество на Святую Землю. Вечером уже нужно было быть в Донецке, оттуда самолетом в Киев, а из самого Киева уже в Иерусалим. Однако боялись, что из-за условий погодных могут аэропорты и закрыть. Отец игумен просил всех усердно молиться дабы паломничество не сорвалось. Забегая вперед, скажу, что все, по милости Божией, сложилось благополучно.

Будни

С благословения настоятеля, я остался в обители еще на несколько дней. Правда, немного подкачало здоровье. Напомнила о себе старая болячка. Лишь немного побыл на службе в понедельник. Признаюсь, очень люблю богослужение седмичное. А седмичное великопостное, с земными поклонами, с чтением молитвы преподобного Ефрема Сирина... Нет, кто никогда не бывал в монастыре на службе седмичной, тем паче великопостной, вряд ли поймет. Благо дело, к вечеру самочувствие уже было получше. Так что во вторник и среду уже полностью на всех богослужениях был. Даже помогать на клиросе довелось. Утреня, часы, изобразительны... Тихо и чинно. С чтением кафизм, с чтением Евангелия на 3-м, 6-м и 9-м часе. И с любимой всеми политвой Ефрема Сирина. Великое повечерие. В среду - Литургия Преждеосвященных. "Да исправится молитва моя..."- тихое пение с коленопреклонением... "Ныне силы небесные с нами невидимо служат..."- поется в "Херувимской" на Литургии Преждеосвященных. И это невидимое служение здесь, в небольшом храме в честь Ченстоховской иконы Пресвятой Богородицы, так явственно ощущается. Непередаваемое ощущение, как-будто Ангельские силы спустились с Небес и вместе с молящимися возносят хвалу Богу, преклоняя главу пред уже освященным Агнцем. Что еще так отличительно? Тихое молитвенное пение и чтение. Почему-то в некоторых храмах у нас любят кричать, а не петь и читать молитвословия. Как же все это разнится с тихим монастырским клиросным пением и чтением.

О коврах, и не только

Говоря о буднях обители, стоит и немного о послушаниях рассказать. Совсем немного. Побывать в монастыре и быть только на службах и трапезе, а остальное время или в келии сидеть, или подобно туристу-иностранцу бродить да разглядывать все вокруг - не понашему как-то. Немножечко довелось и мне потрудиться. В основном молодому послушнику Георгию помогая. Вот тут никак не обойти темы ковров монастырских. Из храма деревянного на праздник постелили в Вознесенском храме большой ковер. Пол-то каменный, холодный. Все бы ничего, да внутри храма реставрация полным ходом идет. Да еще и паломников вели множество на празднике побывало. В каком состоянии был ковер - нужно было видеть... Чисткой ковра оного мы с Юрой (послушником Георгием) во вторник и занялись. Аккурат после утреннего богослужения и дневной трапезы чистку начали. Что сказать... Прошел ковер чистку многоуровневую. Эдак часика полтора выбивали. Затем еще и пылесосом прошлись по ковру. На заключительном этапе - тщательно вымыли средством для ковров... В общем, к повечерию только управились, но "идеальной чистоты" так и не добились.

Кроме ковров, еще продукты в монастырь привезенные в подвал монастырский отправили. Довелось и хлеб на сухарики крошить. Вспомнилось детство, Никольский храм в Станице Луганской, вспомнился отец Николай (иеромонах Андрей после пострига). Батюшка тоже любил сухарики. Да, вообще сухарики всегда уносят в детство. Любили мы сухарики. Из простого хлеба...

Любителям сравнений

Заключительный, так сказать, аккорд - для любителей сравнивать и противопоставлять. Есть у нас такие любители. Очень часто в последнее время доводится слышать сравнения Хорошего и моей любимой Чугинки. Да, если бы только сравнения! А то ведь и вовсе представляют обе обители чуть ли не конкурентами и противниками. Тяжело и неприятно слышать таковое. Как неприятно и непонятно противопоставление настоятелей, архимандрита Варфоломея и игумена Иоанна. Не понятно потому, что оба священника духовно возрастали под руководством схиигумении Олимпиады, обоих можно назвать ее чадами духовными. Матушка одинаково любила обоих. Оба получили ее благословение на обустройство монашеских обителей. Откровенно говоря, это духовно близкие люди.

Разные ли они? Конечно разные. Не может быть двух одинаковых личностей. И это прекрасно понимала матушка Олимпиада. Как человек высокой духовной жизни видела она в каждом из них свои особенности, не роботов духовных воспитывая, а духовно взращивая их именно как личности. Я бы сравнил их с двумя ветвями, от одного корня растущими.

Если посмотреть на уклад жизни монастырской Хорошего и Чугинки, то некоторую разницу заметить можно, разницу сугубо внешнюю. Я бы такую разницу назвал большим плюсом. Так, желающий послужить Богу в монашеском чине уже имеет выбор. Знаю как тех, кто побывав послушником и в Хорошем, и в Чугинке, сделал свой выбор в пользу монастыря Предтеченского, так и тех, кто наоборот - выбрал обитель Вознесенскую.

На Руси всегда были разные монастыри, с разной строгостью Устава, с различными общественными служениями. И здесь обе обители являются продолжателями древних традиций. Еще раз скажу, что для меня радостно, что монастыри разные. При этом оставаясь духовно едиными.

Да, Чугинка уже может похвастаться обустроенностью. В Хорошем многое еще впереди. С другой стороны, в Хорошем сохранился старинный храм, пусть и нуждающийся в серьезной реставрации. В Чугинке же, уникальнейший Петро-Павловский храм был разрушен в 30-е годы прошлого столетия. Большой Предтеченский собор еще недостроен. Но... все это чисто внешнее. Да, пока братия обители Вознесенской, что называется, в спартанских условиях обитает, большой братский корпус еще только строится. Что немного отпугивает желающих иночества, но изнеженных комфортом городским. Эх... Вспоминаю с чего все начиналось в Чугинке. Условия-то были куда суровее. И тоже многим не нравилось "отсутствие комфорта". Многим ведь "еврокелии" подавай...

Но не буду более утомлять читателей. Прошу молитв о настоятеле обители игумене Иоанне с братией строящегося Вознесенского монастыря.

Прочитано 1149 раз

1 Комментарий

  • Комментировать Светлана Тишкина Понедельник, 01 апреля 2013 22:16 написал Светлана Тишкина

    Потрудился Андрей, спасибо. С интересом прочитала, хотя и сама о многом уже писала. Вот пожить в келии не пришлось.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика