Среда, 05 июля 2023 16:22

Является ли «разноязычие» Божиим наказанием?

Автор
Оцените материал
(5 голосов)

Название статьи этой я поставил под знак «вопроса», чтобы разобраться, прав ли один мой хороший православный знакомый, написавший мне сообщение, в котором данная формулировка была не вопрошанием, а утверждением.

Немного предыстории. Получил я письмо это от моего любознательного адресата, в связи с постом, опубликованном мною в соцсети. В нем шла речь о военнослужащем ВСУ, который сжигал русскоязычную Библию.

К моему удивлению, автор сообщения акцентировал свое внимание не на кощунственном акте, который совершал солдат над священным предметом и к которому любой здравомыслящий человек отнесется, как к несомненно неприемлемому действу, и соответствующе отреагирует – а на том своем вымысле, который не имеет ничего общего со смысловой нагрузкой моей публикации, суть которой – в глумлении над Неприкосновенным, - это первое, второе – в расизме, как таковом.

То утверждение, на котором настаивает комментатор моего поста, а именно, что «разноязычие» - это «наказание Божие» и следствие греха – действительно вымысел, с точки зрения современного языкознания.

В подтверждение своей «теории» - (сегодня в значительной степени устаревшей), инициатор переписки ссылается на слова профессора Александра Павловича Лопухина о том, что:

«По библейскому воззрению, сначала все люди говорили одним и тем же языком. (Речь о Вавилонском столпотворении, описываемом в Библии – мое примеч.) Это было великое благо, так как делало беспрепятственными взаимные сношения между ними; но они злоупотребили этим благом, и в наказание Бог смешал их языки, так что они перестали понимать друг друга, и из их разных говоров образовались впоследствии разнородные языки. Разноязычие, по библейскому воззрению, есть, следовательно, наказание Божие, наложенное на людей с целью затруднить сношения их между собою, так как, в силу греховной наклонности сердца человеческого, подобными сношениями люди по преимуществу пользуются ко злу".

В первую очередь, я хотел бы обратить внимание мною уважаемого оппонента на то, что А. П. Лопухин жил и трудился на церковном поприще в периоде с 1852 по 1904 гг. С момента окончания жизни ученого, церковная наука, а в данном случае, библеистика и, в частности, библейская археология, шагнула много вперед. И сегодня мы имеем немало новых научных данных, что до содержания Священного Писания.

Конечно, ели признать фактом возникновение разноязычия именно в момент «вавилонского столпотворения», то придется согласится и с тем, что оно – действительно является наказанием Божиим.

Но так ли это?

Что же, на самом деле, произошло такого в Вавилоне, что свидетельствовало бы об отсутствии разноязычия до момента строительства т.н. «Вавилонской башни»?

Только единственный эпизод в контексте обсуждаемого события, указывает на то, что до этого грандиозного предприятия «На всей земле был один язык и одно наречие (Быт.11:1). Но если внимательно прочесть предыдущие главы книги Бытия, придется признать тот факт, что разноязычие имело место быть и раньше. Об этом свидетельствует, в частности, 10-я глава: «От сих (речь идет о потомстве сынов Ноевых в постпотопный период – мое прим.) населились острова народов в землях их, каждый по языку своему(!), по племенам своим, в народах своих» (ст. 5).

По мнению библеистов Быт. 11:1 следует понимать в том ключе, что к началу кампании по воздвижению сооружения в Месопотамии все обитатели земли имели и пользовались не единственным, но «общепринятым» языком – таким, каким был, например, русский в СССР или английский в современной международной жизни. То есть во временном периоде «после потопа» и до строительства башни, был один «праязык», внутри которого уже существовали различные т.н. «языковые семьи», являющиеся своего рода «диалектами», в современном их понимании.

Что касается «одного наречия», которое упоминается в указанном стихе, - в данном случае, речь идет о «взаимопонимании», как основе для создания прочной связи между людьми, и которая подразумевает способность воспринимать и понимать других людей, их мысли, эмоции и потребности, - которую как-раз и утратили люди в истории с Вавилонской башней. И действительно, поскольку сыновья Ноя стали прародителями нового человечества, – а значит, человечество было, по сути, единой семьей. Люди понимали друг друга, и могли действовать заодно, могли создавать нечто славное и великое.

Но это «взаимопонимание», относится скорее к «бытовому», т.с. аспекту (когда люди говорят о своих простых потребностях, всем всё понятно: каждому хочется счастья и благополучия для своих близких).

Однако есть в этой истории еще и духовно-нравственная сторона.

Библеисты утверждают что, уже вскоре после потопа, люди начали отвращаться от Бога, вследствие чего между ними нарушилось духовно-нравственное единство, приведшее человечество к возникновению в нем разлада («семена духовного раздора уже были брошены отступничеством Хамидов от общего предания. Внутренний союз потерял свою силу, прибегли к союзу внешнему, условному, к попытке одного государственного устройства для всего рода человеческого, с одной государственною или религиозною столицею (А. С. Хомяков, русский религиозный философ), которое и послужило причиной незначительного изменения языков(!) в среде людей. То, что произошло при столпотворении – лишь обнаружение этого разлада во всей своей силе, которое обнажилось под воздействием Всемогущества Божия.

«… люди уже вскоре после потопа начали отвращаться от Бога и нарушили между собою духовно-нравственное единство. С исчезновением же последнего в человечестве возник разлад, который, обнаруживаясь вовне, производит сначала незначительное изменение языков, а выступая при столпотворении во всей своей силе – делает самое смешение языка. При этом, Божия сила внезапно и чудесным образом и открывает самый разлад, медленно губивший народы» (А. Ф. Чернявский. «О вавилонском столпотворении и смешении языка строителей»).

И это – еще один, на ряду с Быт. 10:5, важный аргумент в пользу того, что «разноязычие», все же было среди людей до месопотамского события.

Но не это является тем важным и главным уроком, который демонстрирует Господь в данном историческом эпизоде Своих взаимоотношений с человеком.

Ассоциации, которые возникают в связи с Библейский повествованием о столпотворении, свидетельствующим как об исключительно чудесном акте Божественной воли, приведшем человечество к известным последствиям, - лишь устоявшийся односторонний стереотип, сложившийся в результате поверхностного и обедненного понимания Библии, который совершенно не исчерпывает смысла этого поучительного рассказа бытописателя.

Во многих стихах Библии часто используется прием, очень характерный для литературы Ближнего востока, который называется «хиазм». Его задача заключается в том, чтобы подчеркнуть тот главный смысл или посыл, который идет в середине того или иного текста за счет предыдущего и последующего его контекста. Цель этого контекста – пояснить главный смысл, заложенный в основном тексте. Причем как бы параллельно, то есть его начало и конец похожи, они могут разниться в своем изложении, но, при этом, они будут говорить об одном и том же, ориентируя читателя на ключевую часть речи.

Так вот если вооружиться этим знанием о данном принципе, использующемся авторами библейских книг, мы придем к пониманию того, что главными, из в первых девяти стихов 11-й главы книги Бытия, повествующих о грандиозном замысле тогдашнего человечества, будут являться вот эти слова: «И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие».

Но почему же эти слова так важны в нашем рассуждении?

Не только потому, что речь здесь идет о беспрецедентном человеческом предприятии, которое само по себе выглядит очень необычно с точки зрения цивилизационного уровня и возможности людей того времени – но и потому, что данная затея, по какой-то причине настолько «приковала» взор Самого Творца, что Он «решил» снизойти, чтобы «посмотреть город и башню».

В том и важность слов этого библейского стиха, что они способствуют задуматься о том, зачем люди предприняли то, за чем незамедлительно последовали «санкции» со стороны Бога?

Так зачем же вавилонянам понадобилась эта башня?

Дело в том, что зиккурат, (эти строения возводились в городах Месопотамии начиная с V тысячелетия до Рождества Христова. На сегодняшний день найдено 30 зиккуратов, самому древнему более шести тысяч лет, а самому «молодому» около 2300 лет) – это ступенчатая пирамида, которая имела религиозное назначение, - о чем археологи узнали уже в XX веке, когда смогли прочитать вавилонские тексты, - и она считалась «лестницей от земли до неба», по которой должны были сходить вниз языческие боги.

И вот, что главное: поскольку зиккурат для жителей Месопотамии, являлся, выражаясь современным языком, неким «порталом», позволяющим человеку перейти из его мира в иной мир, где обитают боги, - к ним они и решили построить этот портал. И если бы это их намерение в конце концов осуществилось, язычество бы в Месопотамии в итоге восторжествовало. А это, в свою очередь, существенно воспрепятствовало бы распространению истинного знания о Боге, которое еще сохранилось от Адама, и привело бы к необратимым последствиям религиозные основы общества, которое все более и более погружалось в забвение истинного Бога.

О том, как закончилась эта история мы знаем: надежды жителей Вавилона не оправдались – вместо языческих богов, пришествие которых они ожидали, снизошел истинный Бог. «И снизошел именно для того, чтобы воспрепятствовать их попыткам установить «контакт» с демонами» (прот. Димитрий Юревич, зав. кафедры библеистики Санкт-Петербургской духовной академии).

Таким образом, история о Вавилонской башне не сколько о том, ЧТО и КАК произошло, сколько о том, ЗАЧЕМ и ПОЧЕМУ это случилось? Задаться именно этими вопросами нас и побуждает библейский рассказ. Ибо ответив на вопросы зачем и почему люди осмелились на эту безумную попытку, мы поймем причину, сподвигшую Творца на описанный в этой истории «способ» наказания человека, а главное, усвоим тот урок, который преподносит читателю данное библейское повествование.

В нем «смешение языков», то есть «КАК?» или «КАКИМ ОБРАЗОМ?» Бог наказал «homo sapiens» - это не то, на чем стоит акцентировать внимание, с точки зрения конечной цели человеческой жизни и предназначения человека как богоподобного существа. Это – лишь один из множества вариаций или методов Божьей «педагогики» в отношение человечества. Главное здесь – «ЗА ЧТО?» Господь именно таким образом о нем печется.

Не правда ли, что в свете сказанного, утверждение о том, что «разноязычие – это наказание Божие», звучит несколько резонансно? Во-первых, потому, что разноязычие как таковое, как было доказано, имело место быть и до Вавилонского столпотворения. Во-вторых, упоминание о нем не несет основной смысловой нагрузки с точки зрения логики библейского рассказа, то есть причинно-следственной связи, в которой «причина» важнее «следствия», ибо если бы не было причины, не было бы и следствия. Например, ты не станешь «блаженным» (счастливым), если не будешь «миротворцем» («Заповеди блаженства»), твоя жизнь на земле не будет долгой и счастливой, если не будешь «чтить отца твоего и мать» («Десятословие»). Даже интуитивно понятно, какая части речи в данных примерах находится под знаком ударения, акцентом, то есть несет основной посыл.

Поэтому выносить такого рода радикальные вердикты, а в данном случае, относительно «разноязычия» – как минимум, нелепо. Нелепо еще и потому, что это будет означать обвинение человеком Бога в том, Участником чего Он многократно был Сам. На сей счет есть очень меткая фраза одного современного мыслителя: «На каком языке Бог говорил из горящего куста? – спрашивает автор этих строк, и отвечает, - На том, который Моисей понял. Моисей написал Священные книги на языке, который был понятен еврейскому народу, ибо к еврейскому народу обращался Бог. Господь Иисус Христос излагал своё божественное учение на простом разговорном общепринятом языке. Святой Дух сошёл на апостолов в день Пятидесятницы, и они заговорили на языках народов, к которым послал их проповедовать Господь: «шедше убо научите вси языцы» (Мф. 28:19). Бог открывается каждому на его языке и слышит молитвы, обращённые к Нему на любом языке. Смысл Откровения священен, ибо в нем являет себя Божественный Логос».

Эту мысль я хотел бы дополнить еще и другой. Но начну немного издалека. В целом, все действия, которые осуществляет Бог по отношению к тварному миру, ни в коей мере не выходят за рамки Его Промысла о мире и человеке. В противном случае Он Сам бы Себе противоречил, - что абсурдно, с точки зрения понятия о Боге. Так вот если Бог совершает нечто исключительно, неизменно и непрестанно в парадигме Своего замысла, позволительно ли это «нечто» считать чем-то бесполезным, нецелесообразным или, даже вредным? В случае с нашей Вавилонской эпопеей, этим «нечто» было «смешение языков» в среде человечества, которое в своем горделивом намерении, по словам блж. Августина, «вооружилось против Бога». Можно ли этот премудрый Божественный способ остановить пыл безудержных, назвать «вредным»?

Но именно в такой тональности звучит формулировка «разноязычие – это наказание Божие», - будто оно - это некое тяжелое ярмо, которым Творец обременил хрупкие плечи своего разумного творения или нарость, инородное его телу. Поэтому, необходимо немедленно и непременно сбросить с себя этот неудобоносимый балласт, вырвать собственный язык, чтобы он более не воспроизводил те звуки, которые возникли в результате общественного грехопадения, и чтобы таким образом, не продолжать участия в его последствии!

Я утрирую, чтобы показать, что в данном случае является грехом, на самом деле. И называется он «умаление Бога в Его достоинстве». Грех считать Бога «не компетентным» в Его Провиденьи (попечении)! Потому что, чтобы Он не делал, то имеет исключительно вектор, направленный на «благую цель» и «добрые последствия» (см. определение Промысла Божьего «Промысл Божий есть непрестанное действие Всемогущества, Премудрости и Благости Божией, которыми Бог сохраняет бытие и силы твари, направляя их к благим целям, всякому добру вспомоществует, а возникающее через удаление от добра зло пресекает или исправляет и обращает к добрым последствиям» («Православный катихизис»).

И что мы «не можем ничего потерпеть без воли Божией, и если что терпим оно не вредно(!), или не таково, чтоб можно было примыслить что-либо лучшее» (свт. Василий Великий).

Т.о., «разноязычие» - это не наказание Божие, а то Господне благо - одно из действий и проявлений Всемогущества, Премудрости и Благости Божией, - которое намерено привести разумную тварь непременно к «добрым последствиям».

В конце концов, что есть само понятие "наказания"? Вот, например, что пишет по этому поводу один из ярчайших толковников Священного Писания: «Когда ты слышишь слова: «ярость, гнев, наказание (!)», в отношении к Богу, то не разумей под ними ничего человеческого: это слова снисхождения. Божество чуждо всего подобного; говорится же так для того, чтобы приблизить предмет к разумению людей более грубых» (свт. Иоанн Златоуст).

Как видим, Бог чужд подобных понятий!

P.s. Есть мнение, что Господь – даже если бы не случилось Вавилонской истории – все-равно бы использовал какой-то способ или средство, которое бы способствовало расселению по земле людей, ибо велико было их нечестие. Так или иначе, необходимость в раздроблении (а лучше сказать, отделения «зерен от плевел» (см. Мф.13: 25–30) тогдашнего общества, объединившегося вокруг общего греха, была бесспорна. В противном случае последствия религиозного и духовно-нравственного порядка стали бы необратимыми – в собственном нечестии люди бы попросту захлебнулись.

Протодиакон Геннадий Пекарчук

 

Прочитано 157 раз
Другие материалы в этой категории: « Ока (XIV часть) Секретарь крайкома с реки Волги »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru