Вторник, 15 февраля 2022 18:36

Как христианину познакомиться с Богом поближе?

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

ГОРЕ ОТ УМА

Не иначе, как только интеллектуальной ленью я объясняю нежелание христианина постигать «книжную мудрость».

Предвосхищая возможный вопрос, который задается обычно в связи с этим, «а как же на счет “горя от ума”?» - сразу поясню: под «книжной мудростью» я не имею ввиду «знания ради знаний» - то есть тот багаж информации, который накапливается человеком с одной лишь целью – пощекотать, при случае, собственное самолюбие и тщеславие или чтобы, вдруг оказавшись среди  «зараженных страстью к состязаниям и словопрениям» (1Тим. 6, 4), не упасть лицом в грязь с клеймом «невежды».

И уж конечно, речь здесь не о такой пристращенности к умственному созерцанию, которая, например, Ф. Ницше в результате привела к сумасшествию.

Не знаю, со мной ли только случается это совпадение, когда данную «грибоедовскую» фразу я слышу именно  от того собеседника, который совершенно не интересуется своей верой и который довольствуется лишь теми сведениями, которые не выходят за рамки ее «бытовой» жизни.

Но именно такого рода люди обличают меня обычно всякий раз, когда в разговоре с ними я делаю тщетную попытку обратить их внимание на другую, что называется, «сторону медали» - расширить обзор обсуждаемого предмета вплоть до его, быть может, сакрального смысла, - указывая на недостаточность знаний лишь его внешних, видимых форм и символов.

«Отец Геннадий, ну зачем же ты разводишь эту бесовскую философию?! - с удивлением спрашивает меня однажды один мой хороший приятель, - зачем мне, верующему человеку, знать о том, почему мы, православные, крестимся справа-налево?! Какое это имеет отношение к делу? Ты ведь, умный, вроде бы, человек, а такое скажешь тоже “двухчастность церковной свечки, символизирует двухприродность Христа” – какое отношение ко спасению это имеет?»

И ничего, что после, я застаю своего любомудрого собрата-собеседника за столом, где он тщательно всматривается в наклейку на упаковке, внимательно изучая состав завернутого в него продукта. Ну, отчего же не потратить дюжину времени на исследование более важных, чем родная вера, бытовых вещей, не правда ли?

Вот, думаю, грешным делом, и не лень же ему выискивать в микроскопическом тексте всякие «ракообразующие» Е-шки. Лучше б интерес этот в сторону книг религиозных направил.

Но, нет.

АРГУМЕНТ ПРОТИВНИКОВ «богОсловов»

«Ты же пойми, - говорит мне как-то другой современный подвижник благочестия, - Серафим Саровский ведь в семинариях и академиях, как вы «умники», не учился, а стал великим святым».

Обычно реплика эта в устах противников «бог-Ословов» (как часто нас, наверное любя, называют) звучит, как железобетонный, как им кажется, аргумент.

Когда они отсылают своего визави непосредственно к святому, достигшему духовного совершенства и просветления где-нибудь в лесу или пустыни только лишь при помощи вериг и власяниц, а не книг, - их глаза просто искрятся от радости победы над товарищем «белибердяевым» (это – одно из «ласковых» прозвищ, которым библиофобы иногда клеймят людей в духовных академиях просвещенных).

«Ну, что, нечем крыть?», - победоносно резюмирует свою речь собрат по вере, лучезарно улыбаясь от удовольствия.

В таких случаях, конечно, есть соблазн поставить точку на такой оптимистичной ноте. Иногда бывает куда полезней замолчать, чем продолжать возбуждаться. Особенно это касается случаев, когда приходиться иметь дело с собеседником, имеющем явные и устойчивые признаки эгоцентризма, который буквально одержим собственной правотой и невосприимчивостью к чужому мнению. Эти люди, как правило, склонны к фанатизму, и поэтому общаться с ними бессмысленно.

Однако я не прозорливец, не сердцеведец, и, даже, не «ходячий рентген». И поэтому понимание «кто есть кто» передо мной, ко мне приходит не сразу. Тем более, будучи человеком наивным, я искренне полагаю, что моя подсказка, быть может, окажется полезной. А потому разговор обычно продолжается.

И вот когда я бываю послан моим коллегой по вероисповеданию, но библиофобом по убеждению - куда-нибудь в знойную пустыню к какому-нибудь «некнижному» подвижнику, я сразу же спешу уточнить (в шутку, конечно): тот ли вариант жизнеописания им был прочитан.

СЕРАФИМ САРОВСКИЙ – ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ТРУЖЕННИК

Дело в том, что когда свою леность в отношении душеспасительного чтения кто-то пытается оправдать такой личностью, как, например, вышеупомянутый преподобный Серафим – то выглядит это крайне нечистоплотно и недобросовестно, я бы сказал даже, дерзостно. Такой человек достоин того, чтобы быть укоренным за обман.

Да, действительно этот великий святой не обучался в духовных учебных заведениях и богословских школах. Но при более-менее внимательном чтении его жития мы узнаем, что ежедневное правило преподобного состояло не только из молитвы и возделывания земли, которая обеспечивала его пропитанием, но также и интеллектуального труда. Он не просто регулярно читал труды святых отцов, но ежедневно изучал их наследие.

Кстати это одно из проявлений той величайшей нравственной добродетели, с которой «Серафимушка» всегда и всеми ассоциируется. Это – добродетель смирения.

В своем духовном делании, в том подвиге, который преподобный Серафим возложил на свои плечи, он не полагался только лишь на собственные силы и разумение.

Чтобы одержать победу над своим духовным неприятелем, в борьбе с которым ему пришлось схлестнуться в безлюдной «пустыньке», он руководствовался  Священным Писанием, а так же опытом тех людей, которым когда-то уже приходилось проходить нечто подобное – тот длинный  и тернистый путь, который ведет человека к духовному совершенству – к обожению.  

ИСКУССТВО ДУХОВНОЙ БРАНИ

Я не берусь утверждать, что такого уровня духовного совершенства преподобный Серафим достиг именно благодаря той «инструкции», которую составили святые аскеты, прошедшие через зной и стужу – что называется «огонь и медные трубы», и которая обагрена их потом и кровью. Но я уверен, что она сослужила ему добрую службу, будучи надежным и верным ориентиром в условиях одиночества, предоставленности самому себе.

В условиях, когда вероятность оказаться жертвой хитросплетений и обольщений «князя мира сего» более, чем предсказуема.

Не стоит думать, что козни «врага рода человеческого» одинаковы для всех людей. Те, кто исключил себя из привычной ему жизни и ушел куда-нибудь в гущу леса в поисках «обретения покоя», неминуемо сталкиваются с необычными для себя явлениями.

Человек, который путем аскетических усилий, посредством самоотречения и самодисциплины, решил обуздать и укротить свою изнеженную плоть, тем самым высвобождает свой дух из-под ее гнета, облегчает его пробуждение.

Такого человека называют «духовным», «утонченным», то есть восприимчивым к такого рода вещам, которые недоступны зрению и восприятию обычных людей, отягощенных балластом телесных забот и попечений.

И чтобы, представ перед лицом доселе неведомых явлений подвижник не оказался беспомощным «слепым котенком», не отличающим «белое» от «черного», он и проходит «курс молодого бойца» - изучает и постигает искусство духовной брани.

И «пламенный Серафим», в этом смысле - не исключение, ибо не только не пренебрегал духовным самообразованием, но и считал его необходимым в деле духовного возрастания, имея во внимании тот факт, что во-первых, «всякий человек — ложь» (Пс. 115, 2), во-вторых, «чтение отеческих писаний, по умалении Духоносных наставников, соделалось главным руководителем для желающих спастись и даже достигнуть христианского совершенства» (Преп. Нил Сорский. Правила).   

«КОМПЛЕКСНЫЙ ПОДХОД». ЦЕЛОМУДРИЕ

Я ни в коем случае не настаиваю на том, что человек может выполнить свое предназначение – поставленную ему Богом задачу исключительно благодаря интеллектуальному подвигу.

 Исцелиться может и тот, кто принял лекарство не зная, что оно из себя представляет, не изучив его состав и инструкцию к применению.

Но я искренне уверен, что если спрошу о том, предпочли бы вы ознакомлению, например, с рекомендациями по указанию дозировки препарата, слепое, безрассудное поглощение этого «целительного зелья» - вы ответите отрицательно.

И правильно сделаете, ибо это логично – брать на поверку все, что предлагается вам в качестве улучшения вашего физического и духовного благополучия.   

Самое мудрое решение, в данном случае – «комплексный подход». Я не отвергаю лечение, но я должен знать, как лечиться, и какая «побочка» от этого лечения может случиться. Ибо опасным может оказаться как игнорирование лечением, так и само лечение без знаний того, как его осуществлять.

На языке святоотеческом это называется «Целомудрием» -  то есть истинной верой, предполагающей «согласование знания с жизнью и жизни со знанием»; оно является также и необходимым условием постижения Самой Истины, к познанию которой призывает Христос («Познайте Истину, и Истина сделает вас свободными» (Ин. 8, 32)).

А поскольку Истина есть Сам Бог, то есть Она Божественна, значит Она и всецела и все в себе содержит, а, следовательно, «осуществляет и выражает себя не только в теоретическом знании, но и во всякой деятельности и в жизни. Ее нельзя постичь только теоретически или только практически, но – всецело». И поэтому «мы должны не только творить добро, но и постигать его смысл, то есть осуществляемую в добре истину – иначе вера наша несовершенна» (Л.П. Карсавин).

 ПОТРЕБНОСТЬ В ТЕОРИТИЧЕСКОМ БОГОПОЗНАНИИ

Но даже если не погружаться в эти столь глубокие, но необходимые «для полноты картины» относительно обсуждаемой проблемы положения – а лишь внимательнее всмотреться в то, что лежит на поверхности нашей жизни, то и этого будет достаточно, чтобы логически вывести потребность в теоретическом богопознании.

Может мы это и не всегда замечаем, потому что проживаем свою скоротечную жизнь, как говорится, «на автомате», осуществляя большинство своих действий «машинально», не успевая или не желая подвергать анализу нашу действительность – но факт этот не становится оттого менее очевидным.

Есть два рода занятий, которые являются неотъемлемой частью человеческой жизни. Это – работа и воспитание. Согласитесь, что в обоих случаях, чтобы и то, и другое получалось качественно и спорилось, соответствующие знания необходимы или, как минимум, пригодны.

Если я, скажем, предприниматель, то я должен знать об основных принципах ведения бизнеса - как, например, организовать производство, каковы текущие тренды и потребности рынка в товарах и услугах, как вести бухгалтерский учет, и прочее.

То же и касательно воспитательного процесса. Если я родитель, то обязательно должен быть и педагогом. Мало быть лишь «производителем» потомства, - дело это не хитрое, - важнее стать для него мудрым наставником и другом. Но чтобы являться таковым, нужно хотя бы отчасти ознакомиться с т.н. «возрастной психологией», с общими основами педагогики – в общем и целом, с тем, что, собственно, определяется, как «искусство воспитания».  

Ну, а если помимо этих двух ипостасей - родителя и добытчика, - я вмещаю в себе еще одну, пусть и качественно инаковую, но столь же жизненно важную, ибо «Anima naturaliter christiana» («Душа по природе христианка») –религиозную, выражающую себя в потребности «Высшего Начала» - правильным ли будет оставить без внимания эту сферу моей жизнедеятельности?

Если я крещеный христианин и осознанно идентифицирую себя с Православием, но при этом совершенно не знаю о том, что оно из себя представляет – в таком случае я вступаю в откровенное противоречие.

Не знать веру, в которую ты был посвящен и которую ты называешь и считаешь своей - это то же, что взять себе в жены невесту, о которой, как говорится, «ни сном, ни духом». Такое, конечно, случается, но это не повод для того, чтобы данное явление называть как-то иначе, чем аномалией.

КНОПКИ «ENTER» В ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ

Если же в этом контексте говорить за человека, который к тому же еще и верующий по жизни, а не только в теории, то ситуация со стороны может выглядеть и вовсе удручающе. Ибо тот, у кого оказался в руках плуг, останется без урожая, если не будет знать, как пользоваться данным инструментом. И это куда хуже, чем просто знать о том, что такого рода средства для возделывания земли существуют. Хуже, потому что «от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12, 48).

В Церкви много таких людей, которые с виду вроде бы и живут ее полноценной жизнью -  участвуют в Таинствах, богослужениях, выдерживают посты, осуществляют обряды, следуют традициям, но при этом всем не понимают происходящего. Оттого и топчутся на месте, где-то на уровне т.н. «бытового Православия». Оттого подчас и искажают его суть, когда на внешние его выражения смотрят сквозь призму собственного непонимания или недопонимания. В результате, рядом с подлинной Церковью возникает ее тень, антипод или, как метко выразился философ и богослов С.И. Фудель, «темный двойник». Так создается карикатура на Православие.     

Вот, например, откуда не возьмись, появилась вдруг у определенного контингента верующих такая байка, которую часто можно услышать в виде следующей формулировки «ты вот только вчера порог церковный переступил, а меня уже учить берешься, грешный раб Божий,  - ты для начала с мое побудь здесь, может тогда ума и наберешься!»

И это не шутка. Это, что называется, кино, основанное на реальных событиях. Причем его главным героем, и, по совместительству, адресатом реплики данной, был молодой новоиспеченный безбородый священник, приехавший в гражданском в приход с архиерейским Указом о назначении его на «пост» настоятеля сразу после выпуска из Духовной академии.

Смысл сей, ставшей, к сожалению, уже почти что «максимой» духовной жизни, вполне понятен – даже если ты не являешься библиофилом или богословски «подкованной» личностью, все-равно рано или поздно включится кнопка «Enter» и над твоей головой засияет статус «светила» церковной науки. Дело лишь во времени и объемах проделанной аскетики – чем дольше продлится мое присутствие в стенах храма и чем мозолистее окажутся мои колени, тем большей мудрости вместителем я стану, тем светлее голова моя будет.  

Конечно, я утрирую. Но где-то глубоко внутри, на уровне подсознания нечто подобное, происходит на самом деле. И когда в своем храме я вижу захоженца, который «задом наперед» вставляет в слот свечку, меня тут же преисполняет чувство, которое обычно испытывает старшеклассник по отношению к меньшей братии по школе – чувство превосходства с легким оттенком гордой снисходительности.  

В действительности же, никакой кнопки «Enter» в духовной жизни не существует. «Не обольщайся, - пишет свт. Игнатий Брянчанинов, -  самомнением и учением тех, обольщенных самомнений, которые, пренебрегая истиною Церкви и Божественным откровением, утверждают, что истина может вещать в тебе самом без звуков слова, и наставлять тебя сама собою, каким-то неопределенным и неясным действием. Это — учение лжи и ее наперсников».

ХРИСТИАНЕ, КОТОРЫЕ ИГНОРИРУЮТ ОПЫТ СВЯТЫХ

Чем, как не близорукостью можно объяснить то обстоятельство, когда человек, который пришел в Церковь с определенной целью, отказывается от водительства того, кто уже достиг этой цели, будучи из того же «теста слепленным» и в тех же земных реалиях находившимся? И когда он рассчитывает на какую-то сверхъестественную магию, которая осенит его разум и укажет верный путь к этой цели.

Меня всегда занимал вопрос, каким соображением руководствуется христианин, когда молитвенно обращаясь к угоднику Божьему с просьбой об оказании помощи в решении задач духовного порядка, он одновременно игнорирует тот опыт, благодаря которому этому святому удалось решить эти задачи.

Ведь это примерно то же, что просить Бога «не вводить в искушение и избавлять от лукавого» в «Молитве Господней» но, при этом, осознанно уверенной поступью идти навстречу соблазну в объятья дьявола на какой-нибудь «совет нечестивых» (вечеринку, пьянку, гулянку).

И ничего другого мне в голову, в связи с этим, не приходит, как только мысль о том, что сей индивидуум искренне решил, что он «несмь, якоже прочии человецы» - то есть более «продвинутый», чем те, перед ликами которых он регулярно воздыхает, умоляя избранников Божьих вразумить и наставить «на путь правый».

Может о себе он вовсе так и не думает, - и тогда можно было бы объяснить его жизненную позицию в отношении душеспасительного чтения, банальной ленью (ибо какие еще есть этому причины, кроме этих двух?) - но, когда он начинает налево-направо разбрасываться фразами, в духе «знание надмевает» в адрес книголюбов -  то именно такое о нем представление и складывается.  

К слову говоря, подобную картину можно наблюдать и за пределами Церкви. Речь о тех, кто причисляет себя к разного толка и направленности атеистам, но при этом к науке серьезного отношения не имеющих.

Дело в том, что когда ты начинаешь противостоять их главной доктрине («Бога нет!»), используя в качестве весомого аргумента факт личной религиозности ряда известнейших ученых, как прошлого (Галилей, Паскаль, Ньютон, Вольт, Декарт и др.) так и современности (Раушенбах, Боголюбов, Шавлов и др.) – они оказываются в неловком положении оттого вопроса, который ты к этому аргументу прилагаешь.

Вопрос этот следующий: «а вы, друзья, дорогие, чем же умнее этих величайших личностей, которые стали людьми верующими осознанно и не “на ровном месте” – когда настаиваете не несуществовании Всевышнего»?

Аналогичный вопрос задам и тем церковным людям, что недолюбливают «Преданья старины глубокой» (Святоотеческое наследие) и их «знатоков»: братья и сестры, в чем же состоит ваша уникальность в сравнении с тем духовным, религиозным гением, носителями которого были святые люди, и которые «исследовали Писания» (Ин. 5, 39) и «поучались закону Господню день и ночь» (Пс. 1, 2) – когда выходите из храма не «передышку» в момент звучащей в нем проповеди по причине ее «маловажности» или «ненадобности»? 

 «МНОГО БУДЕШЬ ЗНАТЬ – СКОРО СОСТАРИШЬСЯ»

Абсурдно ставить «во главе угла» духовной жизни принцип «много будешь знать – скоро состаришься», когда в сонм святых той Церкви, членом и чадом которой ты являешься, входят такие личности, например, как: триада «великих каппадокийцев», Максим Исповедник, Григорий Палама, Симеон Новый Богослов, Феофан Затворник, Игнатий Брянчанинов и другие, которых не счесть.         

Будучи аскетами с большой буквы и настоящими подвижниками веры и благочестия в практическом смысле этого слова, эти великие люди, тем не менее, не только рекомендовали «каждодневно ограждать себя и чтением, и слушанием, и духовным собеседованием», для того, чтобы «сделаться неодолимыми» и «козни лукавого демона сделать безуспешными», но и сами «размышляли о законе Господнем день и ночь» (цитация из свт. Иоанна Златоуста).

И этот их громадный индивидуальный религиозный опыт, который выковывался в результате синтеза с одной стороны – практического делания, с другой - теоретического богопознания – каждый из них кропотливо запечатлевал и увековечивал в своих письменных трудах.

С течением времени, эти труды стали не просто «памятником древности», огромным «наследием», но и, главным образом, путеводителем и духовным руководством на все случаи жизни буквально для каждого человека.

В духовной жизни это руководство бесценно, как и тот компас, который оказывается единственно спасительным для заплутавшего в лесу человека.  

И пренебрегать им – значит попросту пойти наперекор с здравомыслием.

Иначе, каким еще вердикт может быть в том случае, когда я осознанно отказываюсь от существующего «подручного средства», которое может сэкономить драгоценное время мое жизни?

«МЕТОД ТЫКА» (МЕТОД ПРОБ И ОШИБОК)

Труды святых Отцов – и есть это «подручное средство», которое дает возможность избежать столкновения с теми «подводными камнями», проходить через которые приходилось им самим. Зачем же в джунглях ходить наощупь, тратить собственное время на использование «метода тыка» (метод проб и ошибок), когда в рюкзаке лежит карта с данными локации?

Зачем, например, экспериментировать с поиском «даров Святого Духа», и ощущений «экзальтированных «религиозных чувств», со стремлением «к высокому состоянию или духовным видениям» (См. Серафим (Роуз). «Православие и религия будущего») и т.д., что неминуемо приведет к такому тонкому духовному заблуждению, которое называется «прелестью» – когда по поводу всего этого имеется множество советов и комментариев в трудах Отцов?

Или кому-то интересны приключения и ему очень хотелось бы испытать болезни духовного характера на «собственной шкуре»? 

Впрочем, есть и еще одна причина, которая побуждает христианина обзавестись «умными книжками» святых авторов и сделать некоторые из них, что называется, настольными или дежурными.

ЗНАКОМСТВО С БОГОМ

Это – знакомство с Богом. Звучит резко и очень по-человечески. Но мне кажется, что именно такой почти синоним к термину «богопозание», наиболее подходит для того, чтобы отобразить ту действительность, которая часто обнаруживается в среде верующих людей, которые, как говорится, «со стажем».

У меня неоднократно были такие случаи, когда на вопрос «а Вы знаете, Кто или Что такое Бог?» православный «ветеран» ответствовал так, будто он «завис» в какой-то исторической фазе Ветхозаветного периода.

Бог для него скорее «Законодатель», справедливый «Судия», «Всемогущий Владыка» с «карающей рукой», чем любвеобильный «Отец», и, даже, «Друг». И поэтому его к Нему любовь более, по выражению армянского философа и богослова Григора Татеваци, «мирская», любящая «из-за выгоды», либо «рабская», возникающая из-за боязни наказания, чем «сыновняя», «которой любят Бога во имя Его, а ближнего во имя Бога и в Боге»; и, которая, «соединяет любящего с Любимым» и «восхищается Им».

Здесь нет такого желательного с точки зрения Нового Завета, уровня отношений между Богом и человеком, которые базировались бы на той любви, «которая основывается на бесконечно высокой идее всеобщего искупления Христом и духовного единства всех во Христе, как братьев в одном семействе Христа, или как членов одного духовного тела Христова». Ибо в данном случае имеет место быть иная, отличная от этой - любовь, характеризующаяся как бы «привязанностью (к Богу – П.Г.), соединенной с непрестанным сознанием близости страшно карающей руки Всемогущего Владыки» (И. Н. Корсунский).

И это оттого, что если и состоялась встреча человека с Богом, но еще не произошло знакомства с Ним.

Есть существенная разница между встречей и знакомством. Если девушка встретила молодого человека это еще не значит, что уже познакомилась с ним. Повстречать – не одно и то же что узнать. Узнать друг друга возможно только в условиях взаимообщения – то есть знакомства (ознакомления). И тем шире и глубже будет это знание о предмете стремления, чем более и чаще это взаимообщение с ним будет осуществляться.

При этом – что архиважно – от степени знаний будет зависеть и уровень отношений.

Каким будет, например, мое отношение к Господу, если в моей умственной части души, Он занимает исключительно место «Мздовоздаятеля», грозного и справедливого Судии в то время, когда ни о какой справедливости относительно земной жизни и речи быть не может и что если она и есть, то разве что только в сказках?

Я лично знаю людей,  для которых данная антиномия послужила камнем преткновения и отчего их вера пошатнулась. И уверен, что если бы захотели, они сумели бы увидеть и рассмотреть Бога с других Его сторон и смогли бы преодолеть вставшую на их духовном пути препону.

Есть и другие мнения о Боге, которые будто гвоздем забили в свою голову «заслуженные» верующие и которые дальше этого своего о Нем впечатления больше ничего не видят, а точнее видеть не хотят.

Согласно одному из них Бог – это «партнер». Формулировка эта выглядит крайне кощунственно, но, как говорится «из песни слов не выкинешь», что есть, то есть – говорю об этом не понаслышке. Отсюда и соответствующее к Нему отношение, ибо каковы знания о предмете, таково к нему и отношение. И в данном случае его можно охарактеризовать, как «дипломатическое», при котором должны удовлетворяться интересы обеих сторон – «Господи, я сделал, что Ты просил, теперь Твоя очередь “воздавать мне сторицею!”».

И подобных примеров, представляющих Бога с неприглядной стороны, множество. Заслужил ли Он такого к Нему отношения? Однозначно - нет. Но так ответить может только тот, кто, как минимум, интересуется своей Верой и кто не сидит сложа руки в отношении познания Бога, довольствуясь примитивным о Нем представлением на протяжении десятилетий.

«БУДЬТЕ СОВЕРШЕННЫ…»

Но чтобы бесконечно не «растекаться мыслью по древу», скажу о другой бесконечности, в процессе которой христианин просто обязан находиться. В Евангелии есть слова «будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48), - и они – это побуждение к непрерывному и неутомимому действию; призыв не останавливаться на достигнутом.

Бог бесконечен, и потому процесс уподобления Ему, то есть совершенствование тоже бесконечно. Но совершенствование не предполагает улучшение одной какой-то из составляющих природы человека – оно должно осуществляться всей целокупной его личностью, в том числе и умственной ее частью «возлюби Господа Бога твоего… и всем РАЗУМЕНИЕМ твоим» (Лк. 10, 27).

Поэтому, мой друг любезный, вышедший из крещальной купели, позаботься о том, чтобы твой Бог, Которому ты присягнул в Символе Веры, не исказился в твоем личном представлении и не стал для тебя впоследствии, иным, Чем Он есть. И чтобы через полвека неукоснительного пребывания в стенах храма, тебя не отнесли к тем, о ком говорят: он «слышал звон, да не знает, где он».


Протодиакон Геннадий Пекарчук

 

 

 

 

Прочитано 228 раз

1 Комментарий

  • Комментировать Светлана Тишкина Среда, 16 февраля 2022 20:57 написал Светлана Тишкина

    Спаси Господи, отец Геннадий за мудрую статью. Читаю с удовольствием, соглашаюсь, что образовываться либо самообразовываться нужно и настойчиво, и постоянно. И каким бы ты ни считал себя умным, нужно понимать, что есть много тем, в которых ты будешь выглядеть наивным первоклассником. Но есть и другая беда в деле познания Законов этого мира. Иногда информативное поглощение знаний значительно опережает т самое, по-дески сердечное, доброе и открытое восприятие того самого мира, который постигаешь всю жизнь. Только в балансе понятий "знание" - "человечность" будут по-настоящему полезны для души. И главное на этой стезе - помощь Божья, которую каждый раз желаем тем, кто постигает науку жизни.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru