Четверг, 22 июня 2017 23:35

Семьи великое значение -

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

 

- ББК 87.7+88.5

    Д 93

 

 

рецензенты:

 

Кандидат психологических наук, доцент Луганского национального университета

В.А.Чернобровкина

Кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Луганского национального университета

Т.А.Пашко

Председатель Луганского областного православного педагогического общества

протоиерей Игорь Лапин

 

 

 

Вступительное слово

 

Книга  практического психолога, доктора философии в области психологии, Э.В.Дьяченко представляет собой произведение научно-популярного характера, имеющего духовно-просветительское и социальное значение в решении проблем современной семьи, воспитании детей и становлении родительства. Автор книги имеет успешный опыт коррекционной и реабилитационной работы с детьми и взрослыми, помогая в решении разнообразных психологических проблем. Используется духовно-ориентированный подход в  изложении книги, делается упор на православную святоотеческую психологию, диалогический метод Т.А.Флоренской в семейной психотерапии.   Э.В.Дьяченко предлагает читателю православное видение Мира и Человека в Мире, выношенное в глубинах собственной духовной жизни, проверенное профессионализмом, воплощённое в личном и психологическом опыте. Текст книги носит одновременно научный и популярный характер, что делает его доступным широкому кругу читателей. Книга полезна в работе исследователям духовной и душевной жизни личности, психологам, педагогам, работникам социальных служб, а также всем неравнодушным к вопросам взаимовлияний и взаимодействий в обществе, семье, развития отцовства и материнства в контексте пренатальной психологии. Верю, что книга найдёт своих читателей, тех, кто тянется к Мудрости, учится Верить, Надеяться и  Любить.

                                                             Кандидат психологических наук, доцент

В.А.Чернобровкина.

 

 

  

 « …. Наше счастье связано с нашей семьёй, а полнота сочастия, причастности к совместной жизни в сорадовании и сострадании, сочувствование, соуслышание, совпадение волновых энергий, и как следствие, принятие и понимание, всё это, пронизанное лучами Божественной любви и составляет простое счастье семьи.

Счастье, это не фейерверк эмоций, а пройденный экзамен на верность и веру, на надёжность и надежду, на земную и небесную любовь и  зависит от каждого её жителя, но всегда есть тот, кто сильнее, мудрее, кто может компенсировать чьё-то несовершенство. Так, подставляя плечо поддержки, научимся главному: смысл жизни человечества заключён в смысл жизни семьи – личное преображение духовной  любовью в безусловном принятии друг друга. Принятие каждого представителя рода и содействие спасению в Боге. Приобретение животворящей благодати Святого Духа, восстанавливающей нас из тления в нетление. Вымаливание наших близких из дна адова.

 Служение Богу, чей образ носит каждый человек, это служение спасительной любви друг ко другу, а через друг друга и самому себе, что наиболее явлено в семье, где все связаны узами родства и являются продолжением друг друга.

Потому, спасение семьи – спасение души – ОБОЖЕНИЕ – приближение к Богу, к Вечной Жизни в Отчем Доме, к единственно нескончаемой, беспристрастной ЛЮБВИ, сопричастие к большой небесной семье, сподобившихся войти в Царствие Небесное, только такой путь, неотъемлемо сближает нас с нашими святыми и праведными предками, восстанавливая Человека – Творение Божие.

А вершина служения семьи земной – всем нам, по Благодати Божией, являющимся чадами Отца Небесного войти в радость Отцовскую навечно! Храни нас Господь в единстве и целомудрии и прости нам все прегрешения наши во всём роде нашем и упокой души усопших предков наших и даруй спасение потомкам нашим, по неисчерпаемой милости Твоей, ибо у тебя все живы, и не властно  время, а значит, здесь и теперь дерзаем молиться о спасении рода, семьи, и нас недостойных. Но,  да будет на всё, святая воля Твоя!!!»

                                                                   

   Э.В.Дьяченко «Семьи великое значение».

 

 

 

 

 

 

Содержание

 

Предисловие                                                                                             3

Глава 1      Родитель – ребёнок                                                              4

Глава 2      Тайны развития личности от зачатия                                     10

Глава 3      Человек – Человечество                                                    28

Глава 4      Свобода от зависимости                                                   37

Глава 5      Встреча родословных                                                                 55

Глава 6      Отец духовный                                                                   63

Методические рекомендации для семейного пользования              73

Сплочение семьи, саморегуляция, творческое развитие                  73

Профилактика семейных и внутриличностных конфликтов         77

Разрешение конфликтных ситуаций в семье                                     81

Литература                                                                                             89

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                      Предисловие

 

«От избытка сердца говорят уста». Что в себе носим тем и других одариваем. Посеяно в сердце зёрнышко жалости, можно закопать его в страхе за себя и обнести пропастью от других, чтобы жалеть свою жалость.

Жалость – это маленькая любовь. Так можно любить свою любовь и в других видеть только её отражение. Так можно любить других людей, если они смогли не выйти за пределы её требований и ожиданий. Иначе – этот другой станет врагом. И человек будет думать, что тем самым он защищает свою любовь, пряча это зёрнышко в кладовые сердца, не замечая своего эгоизма. С чем пришёл, с тем и уйдёт.

 Страшно позволить зёрнышку прорасти урожаем, ведь за ним можно не уследить. А хватит ли великодушия? – отвечать на обиды  эхом  любви, щедро оставляя в чужих судьбах её отголоски. А так, вот она, спрятана в зёрнышке и пусть хоть плесенью покроется, зато моя и со мной.

А бывает не так. Семя жалости прорастает состраданием и даёт урожай самопожертвования в любви. И любит человек душу живую и радуется за неё и помогает ей наполниться любовью. Потому щедро раздаёт свой урожай любви, а он всё крепнет и растёт, вот уж истинно: «имеющему дано будет и приумножится»! И сила такой любви – стержень, на котором весь род человеческий держится.

Я это на себе почувствовала. Когда не хватает сил на поступок, в душе боль неразгаданная, и принятие решения откладывается. В такие минуты, вспоминаю свою бабушку, её выдержку, силу воли и жажду жизни. И стыдно становится за свою слабость, и как будто чувствуешь её, бабушкину поддержку. Её присутствие ощущается во всей полноте жизни.

А стойкости и оптимизму учусь у мамы, знаю, она смогла, чтобы у меня получилось.

И чувствую свою ответственность перед дочерьми: устою – и они выстоят, научусь радоваться жизни – и их выбор будет осмысленным.

Так, словно нежный ромашковый венок, стебелёк к стебельку, душа к душе, всем родом вплетаемся в чей-то род, неся ему свою искру жизни, своё зёрнышко великодушия. И держит он нас, слабых духовно и телесно, не только узами родства, но и силой Любви, завещанной нам урожаем чьих-то сердец.

Низкий вам поклон, делателям наших родословных, зёрнышкам наших урожаев, искрам нашей жизни, несущим свой далёкий свет в вечность, возвращая с избытком эхо любви Творцу, зовущемуся Любовью!

 

 

 

Глава 1

Родитель – ребёнок

 

 

Познай себя, как Образ Божий,

И сердцем небо обними!

И дар духовный восприми

И возлюби,- Ты это сможешь!

 

С принятием каждого нового дня человек принимает жизнь, задаваясь извечными вопросами ее смысла. Даже в повседневной реальности быта,   каждому хочется быть услышанным и понятым в своей многогранности психофизических процессов. И главное, быть понятым и принятым родными людьми, в чём-то близкими тебе росточками одного с тобою древа родословной. Твой род может стать неиссякаемым родником твоей внутренней силы, твоей воли, твоего благоразумия, а может, и не стать…  Вы спросите, почему? В чём поломка этого вечного двигателя жизни? Попробуем взглянуть на проблему глазами признанных знатоков души человеческой.

Августин Иппонский: «…Мы ещё не имели отдельной и особой формы, в которой каждый из нас мог бы жить отдельно; но уже была природа семени, от которой нам надлежало произойти»…

Наша родовая история, зов предков, фундамент прошлого, кладезь личностных ресурсов, всё это скопление родилось в долгожданной, победной, и в то же время непонятной нам встрече двух наследий, двух семечек, клеточек, скромно пришедших к триумфу будущего в настоящем слиянии прошедших, сквозь время, судеб. Действительно, каким чудом предстаёт перед нами, чудо жизни! Не искусственно организованной виртуальной реальности, а великой в своей простоте, неиссякаемой неповторимости жизни!

 Как редко, дорогие мои читатели, мы с вами задумываемся об этом чуде, достойном благоговейного трепета и осмысленной радости. И.А.Ильин, в книге «Я вглядываюсь в жизнь», писал: «…бессмысленно – это безрадостно». Потому, радоваться жизни умеют те, кто видит смысл и цель, несмотря на все трудности достижения.

Радоваться жизни, чувствовать её полноту и предвечность, хотя бы, иногда выныривая из суеты повседневных проблем. Наполненность жизненной силой семени помогает нам состояться в своей родословной, понять своё предназначение в ней, продолжая или прекращая её…

 

Кадила осень ладаном листвы,

Священным миром тронуто пространство.

Кружатся листья, падая в костры

Безмолвного, возвышенного братства.

И струйкой воска клонятся лучи,

И лилии слагают литургию.

Душа поёт. Ты у неё учись

У Бога быть очищенным кадилом.

Августин Блаженный: «В зерне невидимо заключается разом всё, что с течением времени образуется в дерево.… Всё, что рождается от этих, как бы первооснов вещей, получает в своё время начало и развитие, конец и уничтожение своего рода…». Результат нашей жизни, дорогие мои, зависит от нас с вами. Представляете! Столько позади приключенческих романов и драматических сюжетов, крушения судеб и вершителей истории, а сейчас эти великие родословные преображаются нами, очищаясь в своём поступательном движении к вершине или прекращая свои хитросплетения в тупике запредельного ужаса, естественно возникающего у обречённых своими же гнилыми корнями, не ведающими о преображающей силе покаяния. Продолжая нить рассуждений, каждый из нас может дать себе отчёт в том, какую надежду он  принесёт своим предкам, каким корнем предстанет он своим потомкам, в чём его миссия. Найдётся ли в нас место  той живительной силе, которой дано послужить самым нужным, востребованным для наших потомков, ресурсом.  Либо через нас придёт безысходность и умирание?

Знаем ли мы свой род, его слабости, которые нуждаются в нашем их преображении? Известна ли нам сила родительского рода, которую нужно принять с мудростью и благодарностью, укрепляя  свой жизненный выбор, свою ответственность перед родом, совестью, собой. Кто из нас может сказать себе: «Я знаю себя и движением своей воли могу не совершить ничего не полезного для моей души, а значит для чьей-то ещё. Я смогу не навредить чистоте любви, наполняющей мое сердце»?

Кто из нас имеет такое большое сердце, полное любви, оживотворяющей каждого встречного на жизненном пути? Тогда, что наполняет наше сердце, и почему мы так часто прячемся друг от друга, от нас, не способных любить и оживотворять?

В этом бегстве мы тратим все свои силы и средства. Тратим их на то, что бы лучше завернуться в кокон поверхностности, как в броню, из гордыни и похоти, не думая о тех, кто следует за нами, кто был впереди нас, теряя ответственность перед родом. И, как следствие, избегаем поиска и  принятия информации о своей родословной, о дальних предках, и не очень далёких их ответвлениях, позволяем себе не думать о последствиях своей «похотной», страстной жизни, которые ударят по нашим же детям. Такое поведение, лишенное духовного образа, то есть безобразное, безумное поведение разрушает жизнь настолько последовательно и логично, что разрушенное сознание не осознает своего разрушения. Его может почувствовать интуиция совести, прося изменения образа жизни для спасения ...

 

….Нам в этой жизни не укрыться

От испытания страданий,

Но даже раненною птицей

Ползи в лекарню покаяний…

 К сожалению, мы отучились слушать голос совести, а тем более слышать  голос рода, голос традиции, предназначения. Свой возникающий дискомфорт компенсируем желанием, хоть что-то изменить, даже если это будет перестановка мебели или смена развлечений.

Так что,  суть остаётся неизменной. А мы по-прежнему скачем по кругу, жалуясь на безысходность и непонимание окружающих. Поверхностный взгляд на свои проблемы помогает нам видеть причины своих бед вовне, дабы не ужаснуться глубиной своей гнили, своего непонимания. Иначе, слабые не выдержат и потому уверяют себя, что истина также относительна, как добро и зло, как невидимая связь поколений, что познавать себя также безуспешно и нереально, как познание Бога и вечности, повторяющихся особенностей жизни своих предков, и вообще, зачем «напрягать» себя проблемами прошлого.

К сожалению, подобные умозаключения свойственны не только отдельным личностям, но и целым семействам, причём во множестве случаев. Святоотеческая психология объясняет данную тенденцию естественной склонностью человека к «свободному» самовыражению посредством  приобретённого и наследственного груза греховной жизни.

Искажённое психофизическое состояние человека, ущербность его  творческой силы, отражает и уровень духовного развития личности, и также отражает наличие ближних и дальних жизненных целей и задач, способности видеть смысл своей жизни, её качественное продолжение в родословной.

Проще говоря, от человека к человеку передаются наклонности и свойства души и тела, потому телесное и психическое легче оценить, оправдать, понять, легче, чем духовное.

Ответственность за свой род, своё место в его высоком предназначении, ощущение себя его неотъемлемой частью, имеющей, между тем, полную свободу выбора, это приоритеты духовные, которые формируются в семье. Но родители не всегда относятся к духовному воспитанию детей внимательно и усердно, особенно те, которые сами не пытаются анализировать родовые ошибки, духовные падения, сценарные повторения.

Дух даётся Богом и Образ Божий в каждом, – не от родителей, а от Бога, потому для родителя более естественно переживать о здоровье и состоянии тела, о характере, поступках, душевных качествах, как о своём, о наследственном. О духовном извращении, неполноценности, не горюют так же, как бы горевали о неполноценности психофизической. И хотя от родителя многое зависит в духовном развитии ребёнка, как от воспитателя, помощника, наставника, сам родитель не чувствует полноты ответственности за духовный рост ребёнка. Эта отстранённость, иногда завуалированная под демократию, дескать, повзрослеет и сам выберет себе «девушку, религию, дорогу», нередко является ориентиром к духовному невежеству, нечуткости, безразличному отношению к духовному семейному наследию.

Стало естественным, что о женихах и невестах, впрочем, как и о профессиях, карьерном росте дети слышат постоянно от всех, и более всего от родителей, оставляющих на второй план воспитание духовное. И уж тем более всё реже встречаются семьи, исповедующие самой жизнью бессмертие души, а следовательно духовный смысл земной жизни, невидимую связь поколений, проходящую сквозь времена туда, где нет времени, веру в Бога, когда образ Божий запечатлён не только в душе, а и в самом образе жизни.

Чтобы стать сильным, надо захотеть этого, почувствовать потребность в силе. То есть, вначале, не побояться увидеть свою слабость, заглянуть в глубину своего сердца, познать  своё падение и захотеть восстать из него. Восстать, потому что сейчас каждый из нас – связующее звено с прошлым и от нас зависит – будет ли будущее, и во многом то, каким оно будет.

Восстанем к воссоединению с Истиной, к достижению целостности одухотворенной души. В целостной душе восстановлены ум, чувства и воля, соответственно оздоровлена духовная жизнь, включающая в себя молитвенную связь с родом.

Восставая в свободном волеизъявлении, выразим такую волю к любви, когда с любовью духовной принят каждый представитель рода, независимо от его деяний, которые можно осудить, не отвергая, не изгоняя из рода самого человека, нуждающегося в нашей о нём молитве. Возможно, от нас этого ждёт весь наш род. Будучи сердечным умом далеким от такой духовной любви, желающей человеку спасения в вечности, сумеем увидеть в ней цель своего личного пути не только в отношении прошлого, но и в отношении будущего, так возвратимся к желанию достижения высшей цели, образумимся, вернём уму и сердцу образ Божий.

А достигается высота решимостью помноженной на смирение, на принятие Промысла Божия  в своей жизни. Смирение топчет гордыню, предвзятость, чрезмерные притязания, учит жить во славу Божию, находить радость в трудностях и помнить: «Всё невозможное человеку, возможно Богу!».

Полагаясь на Бога, мы отдаём Ему непосильное нам. Это происходит тогда, когда мы находимся в состоянии молитвенном, и только находясь в молитвенном состоянии, мы сможем благоразумно принимать на себя иные состояния, то есть все события жизни пропускать через молитву. Так и в сострадании не надорвёмся и от неполезного вовремя отречёмся, что привьёт навык благоразумного духовного рассуждения и нам и наследникам нашим.

И только так мы вернемся в настоящую жизнь. Почувствуем каждое движение своего сердца, восходящего в тернистый, спасительный путь, осваивая беспритязательную беспристрастность, призывая на помощь Совершенную Любовь, преодолевая свои страсти, к бесстрастному единению с совершенной Любовью.

Каждый из нас является частичкой своей родословной и может  стать частью этой Любви, а значит частью Жизни для всего родословного древа, продолжателем Жизни рода, его надеждой на вечное спасение! Это и есть совершенный путь каждого христианина, семьянина. Путь, бездеятельно мечтая о котором, мы предаём своим бездействием, а, избегая который, запоздало вопием о потерянном, на руинах семейных устоев.

 

Смиренная трава,

Ложится мне под ноги,

И заповедь любви

Исполнил соловей.

А я – пучок греха,

Что хочет слишком много,

Не стою и земли,

Незнающей дождей.

Когда цветёт весна,

С дерев исходит ладан.

Безмолвные сады

Моленьем отреклись.

Им чужда суета

И постигать не надо,

Как, будучи в грязи,

Подняться и спастись.

И нежная роса,

Чья жизнь уйдет с рассветом,

Сумеет стать на миг,

Лучом из синевы.

Лишь я – пучок греха,

Не стану чистым светом.

Мне бы за жизнь успеть

Смириться – до травы…

 

Антоний Сурожский: «Каждое поколение наследует от всех предыдущих свойства ума, сердца, воли, телесные особенности, разрешённые и неразрешённые проблемы…». А вот здесь остановимся подробнее, как в отправной точке нового наследия. В последнее время, стало обязательной нормой генетическая консультация беременных женщин. Ни кем не отрицается процентная вероятность наследования ребёнком физических аномалий развития родителей. Но, к наследованию нравственно-психологических проблем, душевных качеств и  тенденций к патологическим стереотипам мышления, относятся зачастую легкомысленно, как и к духовному состоянию членов семьи, о чём было сказано выше.

Исследования и наблюдения, подтверждающие информацию о предрасположенности детей к повторению родительских «слабостей», а следовательно, к утяжелению своей жизни и родового наследственного груза замалчиваются, как следствие банальной психозащиты от осознания своей вины перед потомками. И это понятно. Психосоматику и физиологические недостатки можно воспринимать как данность, независимую от собственных желаний, представляется повод даже к тому, чтобы пожалеть себя в безвыходной ситуации, а вот за своё осознанное поведение ответить придется и перед Всевидящим Оком, и перед своим будущим, в котором  локти кусать будет уж поздно.

Словами блаж.Феофилакта: «…наказание за грехи отцов переходят и на детей, когда дети совершают такие же грехи», а устоять от падения детям бывает непосильно, подобно тому, как «не испить водицы из лужицы» во время мучительной жажды, если на подобных «лужицах» утоляли жажду родители.

Наследие родителей, пронизывающее детскую душу, влечёт к  продолжению, даже развитию  родительской страсти и её более сильное проявление, словно, иначе поступить невероятно сложно и несовместимо со своим чувствованием обстоятельств. Ещё раз отметим то, что каждый из нас несёт родовую предрасположенность не только к болезням соматическим и психическим, но и к духовно-нравственным искажениям, проявляющимся  в самых разных формах. И когда предрасположенность к данному греху укореняется совершением его на деле, родовой груз бьёт с такой силой, которая тянет в пропасть полной зависимости от произведённой страсти наследников до четвёртого рода. Происходит также  генетическая мутация, вследствие духовно-нравственных нарушений, доказательством чему служат научные эксперименты Петра Гаряева и других учёных с мировым именем. Вот так и подкашиваем друг друга, разрешая себе слабинку, и не замечая результат родового  ослабления.

Потому и удивляемся искренне, как мол, так, я как будто хороший, а чадо мое, сплошное «исчадие»! И прав был Козьма Прутков, сказавший: «Зри в корень!», то есть, в себя….

 Безусловно, трудно, дорогие мои, объективно оценивать себя,  вот тут то, на помощь нам приходят наши дети. Когда-то, мы были способны сказать любимым: «В тебя, как в зеркало гляжусь», поверьте, в детях, просмотр, куда эффективней!

 Бессилие охватывает многих родителей с момента проявления дитятей дерзкого протеста. Для родителя это знак – сам такой, или был таким. Иногда мы  многое понимаем слишком поздно, но требуя того же от ребёнка – не учитываем, что это не его опыт, не его вывод, не его боль, что он уже несёт в себе наше прошлое несовершенство. Значит, вполне естественно – банальное непослушание, неприслушивание к нашему противоречивому слову, неуслышание. При этом,  ребёнок несёт в себе информацию о негативном прошлом родителей, о душевных качествах мамы и папы периода зачатия, родовых поведенческих стереотипах, ранних родительских установках.  И здесь проявляется новая проблема, проблема языка общения, идеологии мировоззрения в которой пестовался ребёнок от зачатия!

                                          

 

Глава 2

Тайны развития личности от зачатия

 

Для интересующихся, не составит труда узнать подробности пренатальной психологии, то есть психологии развития ребёнка от зачатия до рождения. Мы же затронем некоторые  аспекты, касающиеся контекста воспитания. Например, на  международном конгрессе по пренатальной психологии в Сан-Франциско в 1995 г., было установлено, что еще не рожденный ребенок имеет личностный потенциал, раскрывающийся после зачатия, что уже характеризует его как генетически обусловленную личность.

 Некоторые скептики считают, что личностью становятся лишь в процессе активной социализации и пытаются «пощупать идею руками». Это напоминает желание объять необъятное, конечным рассудком познать бесконечное. Психологически, такой феномен атеистического фанатизма, можно обосновать даже с позиции точных наук, утверждающих, что «зрительное (перцептивное) восприятие близких областей человеком порождает эффект обратной перспективы». (Математическая энциклопедия. Т.3, с.401. – М.: «Советская энциклопедия», 1982.)

 То есть, человек сознательно не принимающий духовную сущность личности, но неосознанно соприкасающийся с ней и имеющий ее частью своей личности, в то же время, видя перед собой блага вещного мира, рефлекторно притягивает их к себе, вместо той духовности, в которую запрещает себе верить. Так одновременно, чувствуя необходимость духовной жизни, но, отдаваясь, в зависимость материальной, человек проецирует в мозг желание охватить дальнее, необъятное и духовное, что трансформируется житейским опытом в единственно принимаемое, чисто материалистическое мировоззрение.

 Всем известна отговорка: «Космонавты в космос летали, Бога не видели, а то, что имеет цену – стоит денег». В данном случае, сложный путь к гармонизации такой личности возможен через развитие духовно-ориентированной рефлексии событий и явлений, когда «наболит» до такой степени, что «ноги сами понесут к храму»….

Итак, по утверждению группы психологов, под руководством Р.Д.Лэнга и Ф.Лейка, уже оплодотворённая яйцеклетка человека несет генетическую информацию об образующейся личности и влияет на генетику её последующих поколений.

Особая структура электромагнитного поля личности способна не просто воздействовать на материю, но и изменять код ДНК при смертельной опасности, а при уничтожении (аборте) создается эффект фантома с ультразвуковым излучением, способным передать информацию убийства организму матери, а иногда, и  мутации материнским яйцеклеткам, разрушая нормальную репродуктивную функцию в дальнейшем.

Если мы с вами хоть каким-то образом причастны к аборту, к убийству Богом данных детей, а значит, являемся виновниками разрушения и своей жизни, принесём покаяние в этом, пока терпение Божие есть на нас. Молитва о детях, убитых в утробе матери, покаяние и доброделание – то малое, что мы можем сделать для исправления себя во славу Божию.

  По Ф.Лейку и Ж.Судо, биохимическим путем ребенок вбирает в себя чувства и переживания матери и является социализированным через мать. В исследованиях отечественных и зарубежных учёных обнаружено, что у зачатого ребенка уже существует психическая жизнь, сохраняется пренатальный опыт на уровне клеточной памяти, которая проявляется при помощи специальных исследований. Специалистами УЗИ были выявлены эмоциональные реакции ребенка на внешние раздражители.  Позитивные эмоции матери благотворно влияют на развитие не только сенсорики, но и внутриутробного самосознания ребенка. 

Научно установленный факт напоминает нам, что все формы чувствительности у ребенка в утробе сформированы уже к 4-му месяцу его развития, а началом их развития является процесс деления оплодотворенной материнской яйцеклетки. Остановимся подробнее на этапе образования новой личности, то есть на этапе принятия жизни эмбрионом. Говоря словами психоаналитика Франсуазы Дольто: “Каждый ребенок дает себе жизнь своим желанием жить”. То есть, мы с вами можем проанализировать первое стремление к жизни.

Следуя градации чувств, отметим зачаточное развитие первых чувств эмбриона человека – это элементарное чувство осязания, чувство жизни, чувство движения и чувство равновесия, которые передают нам по клеточной памяти непосредственное переживание опыта нашего образовавшегося тела, его первичной воли к жизни  в деятельности этих процессов.

Через элементарное чувство осязания наш с вами первый организм получил смутное переживание границ своего существования, сталкиваясь с внешним миром. По степени развития осязательных переживаний появятся ощущения наполненности многоклеточного организма, его внутреннего давления.

 Еще в 1978 году советские исследователи установили, что отдельные клетки, даже находясь в изоляции, друг от друга, умеют посылать электромагнитные сигналы, несущие определенную информацию и способны «заражать друг друга посредством определенного светового кода». Так у эмбриона развивается элементарное чувство жизни. Оно первое дает человеческому многоклеточному организму восприятие самого себя в пространстве.

 Одновременно появляется элементарное чувство движения собственного тела, позволяющее ощутить себя свободным существом.

Немного позже в эмбрионе развивается элементарное чувство равновесия, состоящее из чувства тяжести и легкости, к окружающему миру, внутри которого мы чувствуем себя в равновесии. 

Конечно же, родители этого не чувствуют, но о многом догадываются по личным наблюдениям. Например, беременные женщины интуитивно ощущают, как звуки могут воздействовать на ребенка. Действительно, ребенок обладает высокой чувствительностью к звуковым воздействиям внешней среды, поскольку располагается во внутриутробной жидкой среде, удельный вес которой равен его собственному. Другими словами, он находится в состоянии невесомости, а резкий внешний звук способствует рефлекторному ответу. Вот почему следует избегать излишне громкой музыки, скандалов, помня, что ребенок в это время испытывает неудовольствие, дискомфорт, накапливая негативный опыт для последующей социализации. Негромкая музыка без сильных низких звуковых колебаний и голос матери, обращенный к ребенку, оказывает положительное воздействие на эмоциональное развитие ребенка еще с первого месяца внутриутробной жизни. И тем более, и от мамы, и от папы, и от их близкого окружения зависит то, принимает ли ребёнок в себя, даже на примитивном уровне,  силу жизни, доверие к миру, чувство нужности, любви, исходящей от рода, или надрывается чьим-то сомнением, а то и протестом, по поводу своего будущего появления.

 Если читатель вдруг почувствовал, что причастен к этим проблемам, что это о нём, он имеет все шансы помочь и себе и тем, кто был рядом, помочь осознанием мотивов, пониманием, прощением, молитвой к Богу, подателю жизни, обо всех, нуждающихся в этой молитве.

 

…Уж утро. Её разбудили

Не зная, что уронили.

А она, глаза открывает

И не верит, что не летает.

 

Следующая четверка  элементарных чувств: обоняния, вкуса, зрения и тепла получают развитие в пределах следующих недель. Они формируют непосредственное восприятие окружающего чувственного мира.

К примеру, зрение эмбриона на своем первом этапе сформировано к 50-му дню беременности. Это дает ему способность воспринимать зрительные картины, которые видит его мама, благодаря свойствам сетчатки глаза, воспринимающей и передающей в мозг внешние сигналы, а также прочувствовать связанные с ними эмоциональные переживания, а как говорил А.В.Запорожец: «эмоция – это ядро личности». Здесь личностное поведение эмбриона определяет его как субъекта опосредованных матерью социальных отношений.

И последняя четверка чувств эмбриона: чувство слуха, слова, мысли и чувство “Я”. Это познавательные чувства, определяющие индивидуальный мир ребенка в утробе после, примерно 6-ти (иногда позже) недель развития, когда начинает функционировать вестибулярный аппарат и  становится возможным записать электроэнцефалограмму мозга плода.

Так в процессе внутриутробного развития ребенка происходит запечатление душевных состояний матери, формирование его душевных сил для будущей самореализации. Развивается также способность к добру и сопереживанию, любви и ненависти, спокойствию или агрессивности, как и многие другие свойства личности, берущие начало формирования от момента зачатия.

 Ни в один из этапов своей дальнейшей жизни человек не развивается так интенсивно и непостижимо целостно, как в пренатальном периоде. И мы должны помнить, что были когда-то не только младенцем, но и единственной оплодотворенной к жизни клеткой, вместившей в себя частичку духовной силы, Божьего промыслительного благословения. И эта уникальность уже была нашей сущностью, генетически обусловленной личностью, с ее неповторимым индивидуальным потенциалом в грядущем познании себя и окружающего мира.

 

….И хоть в гнезде не слышно пенья,

Улыбкою его объяв,

Поймёт душа - здесь нету тленья,

Всю жизнь ты этого искал!

 

Между поведением матери и ее состоянием ещё неразумный  ребенок, защищённый до времени материнской утробой, уже устанавливает некоторую связь, что является ориентацией ребенка на свое поведение в будущем. В первую очередь это состояние психологической защищенности и психологической независимости, которое женщина приобретает в любящей дружной семье, в заботливой предупредительности мужа.

 К моменту родов, материнская интуиция, при благоприятном протекании процесса беременности, строит доминанту на собеседника в утробе, закрепляя психоэмоциональную связь с ребенком. В этом также участвует папа, который наравне с женой обязан учиться разговаривать с малышом, проявлять нежность и ласку к жене и развивающемуся в её утробе, ребёнку.

Но родители не всегда осознают (или не хотят осознавать), что они делят некоторые свои внутренние проблемы со своими ещё нерожденными детьми. Следовательно, очень опасным оказывается беспечное отношение и отца и матери к своей душевной жизни.

 Даже при внешнем благополучии, у каждого человека протекают свои внутренние процессы недовольства или сопротивления, у каждого свой индивидуальный путь к жизненной мудрости, но у беременной женщины все процессы заостряются, делая её ранимой, в самых незначительных мелочах. Потому очень важным является нежное, предупредительное отношение со стороны членов семьи, особенно мужа, в обязанности которого входит повышение самооценки беременной жены, оберегание её покоя и светлого ожидания родов. Внутреннее самоощущение беременной матери, в норме является базисом формирования помогающих детско-родительских отношений.

 Чтобы детско-родительские отношения сформировались, нужно почувствовать принятие своих детей не формально, как следствие сложившихся обстоятельств. Необходимо дифференцировать "принятие", как  нежное чувство к ребенку, радость его существованию, сопричастности с ним, осознание его самой родной, неповторимой личности, имеющей началом своей жизни момент зачатия.

 Прекрасно, когда такое отношение к ещё неродившемуся ребёнку исходит от обоих родителей, когда папа активно соучаствует в развитии своих отцовских качеств, в творческом принятии дара Божьего!

 «Принятие – это почва, которая позволяет ребенку реализовывать свой потенциал» (О.Гордон) еще в утробе, когда происходят самые важные жизненные процессы роста и развития. Дети не редко выполняют программу родителей, заданную еще во время беременности. И горько бывает пожинать плоды детского аутизма, непослушания, равнодушия после того, как ребенок игнорировался самой мамой, в течение девяти месяцев беременности.

Если эмоционально-волевая сфера беременной женщины подвергалась негативному воздействию со стороны близких и окружающих, на фоне низкого гемоглобина или угрозы прерывания беременности, испытывая душевные страдания, у рождённого ребёнка также часто проявляются нарушения в развитии эмоционально-волевой сферы, проблемы саморегуляции. Кроме того, если в беременности происходит явное неприятие ребенка, либо неприятие ребенка таким, какой он есть (незапланированный, вынужденный брак, наследственная патология, нежеланный пол, активные движения в утробе, поздний токсикоз у матери и т.д.), то впоследствии дети могут «не слышать» родителей. Дети могут перестать говорить с ними, свои чувства и проблемы оставлять при себе, закладывается фундамент  отстранённости, неискренности отношений, а при отягчающих обстоятельствах, ребёнком принимается сценарное решение – запрет на чувства, как психозащита в травмирующей ситуации, в самых крайних случаях развивается аутизм и иная психопатология. Бывает и так, что при внешнем принятии происходит внутреннее отторжение, иногда неосознаваемое.

…Хочу я прижаться,

С тобою остаться

И в мире холодном

Тобой согреваться….

 

Явное непринятие своего ребёнка или  родительская незрелость с частыми конфликтами супругов, развивают у детей внутриличностную тревожность, формируется базовое недоверие к миру. Увеличивается вероятность образования деструктивных установок и принятия патологических сценарных решений (М. и Р.Гулдинги): не живи, не будь собой, не будь  близким, важным, не чувствуй, не будь ребёнком и т.п.  И всё это, как вы понимаете, провоцирует соматические и психоневрологические обострения, склонность к саморазрушению или банальное неудовлетворение всем, что окружает по жизни. Так проблемы родителей становятся проблемами детей. Потому, очень важно родителям развивать духовно-психологическую основу принятия детей, чтобы дети откликнулись в диалогическом общении, впитывая диалог из тайников материнской интуиции, при раскрытии мамой своего материнства.

Для того, что бы правильно сообщить ребенку о себе, о своих чувствах к нему, необходимо развивать сферу родительства, достигающую полноту совершенства у родителей к шестым желанным родам. Работать есть над чем.

Не секрет, что материнская и отцовская любовь способна творить чудеса, излечивать и корректировать отклонения, как в физическом, так и в психологическом плане, а главное, даёт ребенку душевные силы, чувство умиротворения, нужности, значимости, избавляет детей от неврозов и страхов после родов. Но такая любовь родителя - не слепое, искаженное чувство. Эгоизм, мнительная тревога, гиперопёка ей не соответствуют. А вот теплоты и нежной ласки много не бывает, когда, помня заповедь «не навреди», не потакая детским манипуляциям, мы остаёмся для ребёнка воплощением любви, надёжности, безопасности, уверенности.

 Не бойтесь нежности по отношению к детям, проявляйте тактильную близость, при помощи потешек, прибауток, припевок, сопровождающихся незатейливыми играми.

Мудрая забота, в рамках норм воспитания, добрая непосредственность, внимание и безусловная, бескорыстная любовь – лучшая профилактика и коррекция любых детских проблем, до и после рождения. Особенно, когда вы общаетесь, рука к руке, сердце к сердцу, объятие в объятии.

Ребёнок чувствует вашу искренность, проникаетесь вы им и его проблемами или перевариваете личную тревогу по поводу событий рабочего дня и явлений своего быта. Если вы говорите о том, что баловаться нельзя или злитесь из-за разбросанных игрушек, а причиной вашего беспокойства явились другие факторы, то есть ребенок, просто «добавил масла в огонь», то ваше воспитание ни к чему хорошему не приведёт, в нём слышится фальшь, на которую дети реагируют, как лакмусовая бумага.

Старание воспитывать дитя не на собственном примере поведения, а только нравоучениями о том, как поступать нельзя, активизирует зажим конструктивного общения, замкнутость ребенка, недоверие в отношениях, чрезмерное проявление психозащит как после рождения, так и в  течении всего воспитательного процесса. То есть, в норме, слова подтверждают делами, и подкрепляют ресурсом любви и доверия. Если не получается, возможно, пора обратиться к психологу, так как в проблемах ваших детско-родительских отношений могут откликаться проблемы из вашего детства, которые за давностью лет лучше проработать со специалистом.

При зачатии, родители впервые открывают мир  ребенку, просто обрадовавшись факту зачатия. Возможные нарушения внутриутробного развития, начавшийся токсикоз или угроза невынашивания беременности часто отражают страхи и проблемы самих родителей, их собственное чувство небезопасности, их депрессивное состояние или агрессию.

Проблемные родители, к своим ещё нерожденным детям предъявляют требования, упреки, недовольства по различному поводу (зачатие не ко времени, нужней ремонт и компьютер, возможна потеря работы, утрата прежней активности). Ими  возлагаются на детей непосильные задачи (когда родишься - папа должен бросить гулять, если рожу – получу квартиру, муж вернётся, полюбит сильнее, станет уважать свекровь и т.д.). Родители бывают амбициозны (должен пойти в дедушку, стать ученым, богатым и т.д.), озабочены мнением других (вес должен быть хороший, одеяло кружевное). Так и хочется заступиться за малыша – никому он ещё ничего не должен!

 Иногда хотят, чтобы ребенок чувствовал полную зависимость от родителей (это из-за  тебя я не работаю, из-за тебя потеряла фигуру, ты развиваешься благодаря моему альтруизму, ты должен будешь беспрекословно выполнять мои требования и т.д.). Всё это мешает будущим родителям услышать не только ребёнка, но и голос своей интуиции. Такое поведение взрослых людей демонстрирует созревание фурункула внутриличностного и внутрисемейного кризиса.

Женщину оправдывают возникшей гормональной бурей, а мужчину отца – патологическим гиперпереживанием назревающей ответственности. И когда этот этап завершается быстро, конструктивно и со смирением, принимаются не просто новые роли отца и матери, а формируется новое восприятие действительности, сопровождающееся личностным ростом и духовным развитием. Здесь требуется терпение обоих родителей, как к себе, к своим реакциям, так и друг к другу.

Нужно стараться пробуждать тёплые эмоциональные чувства, связанные с приятными воспоминаниями супружества, своего детства, актуализируя чувство надёжности и защищённости. Усилия памяти направлять к ощущению умиротворения, светлой радости ожидания. Резко ответственностью перегружаться не полезно, чтобы не вызвать психоэмоциональный срыв или усиление психозащит, что выстроит дополнительную стену непонимания. Также желательна концентрация на спокойном и прозрачном восприятии будущего. И, конечно же, организация совместной деятельности в ожидании малыша. Не забывайте проговаривать свои новые ценности, свой более высокий личностный статус – РОДИТЕЛЯ!

 

        Маленькое солнышко,

       Я прижму к груди.

        Спи, моя соловушка,

       В маминой любви….        

           Ты сейчас, кровиночка,

         Сладенько усни.

            Сохрани нас, Господи,

           И за всё прости….

 

Вернёмся к общению с ещё неродившимся ребёнком. Благодатное, мирное родительское молчание, как невербальное сообщение, может быть также эффективно использовано, чтобы дать дитяти почувствовать, что он принят. Мама, вынашивающая ребёнка, может общаться с ним мысленно, развивая при этом чуткость материнской интуиции, осознанность ответственного поведения. Ее мысленная установка принятия ребенка подкрепляет нежный и эмоционально положительный отклик на состояние беременности, что в свою очередь создает предпосылки конструктивного развития диалогических детско-родительских отношений. Обращаясь мысленно к ребенку в утробе, мать чувствует его потребности. Она разделяет с ним его жизнь, отказываясь от прежних привычек или действий, не полезных или не посильных для ребенка. Доминирует стремление поступать благоразумно, прощать обиды.

Естественно, родители понимают, что в человеческом взаимодействии молчать, долго не стоит. В беседе становится главным не только общий смысл, но и каждое слово, его подтекст, сила звучания, интонация, эмоциональное сопровождение. Опыт показывает, что плодотворней общаются те родители, которые более одного ребёнка при условии отсутствия абортов. При желании, общение становится  конструктивным в любых обстоятельствах.  Например, на прогулке, мама видит неповторимость и красоту природы. Эмоции умиления ребенок может воспринять и  в утробе. Во время еды мама делится с малышом вкусом принимаемой пищи. Внешние характеристики пищи также находятся во внимании. Во время отдыха мама рассказывает о своем детстве, поет песни, читает сказки, посещает храм, питая ребёнка Святыми Дарами и т.д. В период такого общения совершенствуется воспитание и психическое развитие малыша.

 

Красота неописуема,

Зелень осени - в снегу.

Фонари играют бусами

В белоснежную пургу.

 И плетутся паутиною

 Лапы снежные ветвей.

  Месяц розовыми крыльями

  Вскинут в звёздную капель.

 И иду в восторге, радуясь,

                                                                                И открыться бы кому,

 Что люблю я Божий занавес:

  Вечер, снег и тишину.

 

Через познания и ощущения матери ребенок получает установки на происходящие события. Он естественным образом запечатлевает опыт мудрого реагирования на возникающие раздражители. Своими переживаниями мама сама погружается в детские и взрослые воспоминания, а её эмоции провоцируют выброс гормонов, попадающих к ребёнку,  так что он всегда и всё делит с мамой.

Чтобы лучше проникнуться этой темой, предлагаю заглянуть на вечерние посиделки беременных женщин. Услышанный диалог передаю дословно.

 

"Посиделки со свечей"

«Прикасаясь к нежной тайне материнства, мы на стол поставили свечу. Нежно, обнимаясь, воск  ложился, а огонь подглядывал мечту каждой матери, которая из бездны непонятности своей зовет к любви, вслушиваясь в чьи-то откровенья, прозу жизни или чувств стихи.

С нами чудо и о нем – в полтона. Присоединяйтесь со свечей…

- Это было в самом раннем детстве. Кукол превращала я в детей и заботилась, не думая о средствах…

- Ну, а я  цветы из огорода, нанизав на спичку, называла дочерьми волшебными моими. Я была  им королева – мать. Мы питались солнцем и нектаром, и страна чудес была семьей. Возвращал в реальность  голос мамы, зазывающий, скорей бежать домой…

- Помню, как сопливых ребятишек я учила играм и «уму». Хоть сама была на годик старше, "мамкой" называли все меня. Это объяснялось очень просто:  тем счастливей, чем полней детей. И не признавалось командирство тех, в чьих семьях не было детишек.

Детский смех, доверчивость и нежность, искренность и чувство полноты, смыслов смысл продолжиться в невинность…

- …Страшно как, прошли десятилетья. Неужели мир перевернулся? Нет же, дочка у соседки колыбельную поет игрушкам. Как же так, что я о том забыла и трусливо предала дитя? Виноватым сделала невинность: ты пришел не в ту игру, сынок; ты уйди, сейчас нужна ...жилплощадь. (Слезы эти - треском по свече, извините, полутон нарушен, и прошу прощенья у него.) Мой сынок... Жилплощадь стала лишней. Главным был лишь ты. Не бывает ценности дороже. Я сейчас готова все отдать, до последней капли этой жизни, что бы жизнь твоя  могла продлиться…

- Полно, помнишь, как играли в битву, становясь героями сражений, в жизнь, как в подвиг, разбегались смело? Видно, перепрыгнули с излишком.

- Подвигом назвали то, что будто не боялись навредить здоровью, лишь бы силы тратились в работе, а не в детях. Жуткая, чудовищная ложь. Ложь – комфорт и чье-то осужденье. Ложь – все то, что увело из жизни: разрушенье, непроникновенье, недолюбливание и эгоизм...

- Как холодно. Свеча почти померкла.

- А я, послушайте, впервые стану мамой. Мой плод любви со мной, уже смеется и спит во мне, и бодрствует, брыкаясь. Мы столько с ним общаемся, что стала непонятной боль тоски. Одиночество бежит от материнства!..  

- Да, да, подружки, вы не смейтесь. И я, во сне летаю, а наяву  хожу с желанием парить. Я знаю, это крылья девочки моей. И сердце стало чувствовать сильней. Глаза, вдруг, замечают радость дня иль травушку смешную, и ребенок видит все во мне, через меня и больше. Потому и слышу его голос в сердце. Просит глянуть в лужицу и просто улыбнуться отраженью нас…

- Да, без меры, без границ любовь. Как же удивительно на свете! Счастье, приносимое  зачатьем, мудрость жизни, данная в РОЖДЕНИИ…

- Вот и огонек свечи воспрянул. Засиделись, надо б расходиться. Тень свечи, как почтовая птица несет в ответ благодаренье нам.

- Мысль о детях, всем  существом желанье их рожденья -  принятие бесценной жизни их.

- Объятье матери и поцелуй ребенка – ни чем не превышаемое счастье!!!»….

 

После нашего маленького экскурса вернёмся к тому, что поможет нам избежать ошибок воспитания от зачатия. Задумаемся о том, что вербальное сообщение родителя может содержать больше, чем одно значение в том случае, если его основа не конструктивна. Например, мать чувствует боли в пояснице, внизу живота, чувствует стесненность ребенка, или влияние патологических факторов, в связи, с чем, может директивно сказать: ты должен быть более выносливым, мне каждый день приходится преодолевать трудности. В результате такого высказывания ребенок может впитать не столько подбадривающее сочувствие, сколько скрытое сообщение:

  • «Сложно в этом мире трудностей».
  • «От меня требуют того, в чем я сам нуждаюсь».т.д.

Когда родители говорят что-то ребенку, они часто между строк говорят  о себе. Вот почему внимательная коммуникация с ребенком, как в утробе, так и после родов, необходима для развития его личности, выравнивания наследственных факторов, что, в конце концов, способно предотвратить образование комплексов.

 Важно, чтобы ребенок чувствовал, что вы воспринимаете его, как личность. Аванс доверия личности своего ребёнка – это проявление  доверия к себе и веры  в Промысел Божий, потому, родители,  чувствующие свою несостоятельность, а тем более, отвергающие помощь свыше, излишне контролируют своих детей, лишая их творческой свободы самореализации, либо терзая беспрекословным послушанием даже в мелочах, не только до замужества или женитьбы, но и в течении всей жизни.

Чтобы понять деструкцию в общении, поставьте себя на место ребенка и попробуйте испытать на себе результаты своих чувств, слов, вспомнить собственные реакции в подобных ситуациях с друзьями, сотрудниками.

Многие, очень многие люди не задумываются о словах, произнесённых в гневе, о проклятиях. Встречаются родители, не замечающие своих косвенных проклятий, когда ребёнок слышит слова, полные ненависти или злобы, что близко к запрету на жизнь, это и жалобы на трудности из-за ребёнка, и «лучше бы я тебя не рожала», и «без меня пропадёшь» и много подобного традиционного родительского «фольклора», подкашивающего жизненные силы ребёнка.  «Не желай другому того, чего не желаешь себе», и если ждёшь добра для себя, тем более окружи добротой детей, семью, род. И, конечно же, постарайся поддерживать уважительные, заботливые, внимательно-предупредительные взаимоотношения между членами семьи, между родственниками и, что очень важно – со своими родителями.

Ваша доброта и великодушие вернутся к вам через ваших детей, воспитанных в духе сорадования и сострадания, любви и взаимопомощи. Здесь важно помочь себе в услышании голоса совести, внутреннего диалога с внутренним судьёй, приучить себя к осмыслению поступков и своевременному покаянию, чтобы душа вашей семьи оберегала всю семью и радость Встречи за семейным столом окрыляла всех чувством единения и принадлежности к роду Божьему. Мы же понимаем, что смысл всей жизни – «Стяжание Духа Святого», то есть, напитание своей души Святыми Дарами, спасение в вечности. И если мы это действительно понимаем, а не только рассуждаем по данному поводу, то многие вопросы разрешаются сами собой. Например, дети-индиго, или, так ли необходимо положить все силы для проявления сверх способностей маленького вундеркинда.

Всё очень просто, развивайте всеми силами то, что послужит спасению его души, о чём и дадите ответ на высшем суде. Если же увлечение науками только дополняет полноту жизни детской души, и что очень важно, не страдает  духовно-нравственное развитие, в полной мере проявляются чувства сопричастности к людям, сорадования и сострадания, тогда не бойтесь способствовать интеллектуальному развитию и поощрять яркое проявление индивидуальности.

                             

Вернёмся к азам гармоничного взаимодействия в истоках развития личности. Один из эффективных способов развития диалога с ребенком в утробе и после рождения – это развитие собственной диалогичности, умения понимать себя и других, мотивы своего внутреннего слова. Тогда, естественно появится способность родителей услышать своего ребёнка, его чувства, желания.

Например, мама или папа с нежностью настраивается на мысль о ребенке, и  вслух иной раз может сказать: «мне интересна твоя точка зрения», «я чувствую, что для тебя это важно», « я уже скучаю по твоей улыбке», «я хочу почувствовать, чтобы тебе хотелось…» и т.д. Эти сообщения побуждают родителя услышать интуитивно ответ ребенка (при отсутствии невротической мечтательности и больного воображения). Происходит развитие  интуиции и чуткости, глубинной связи духовно-душевных сил матери, отца и ребенка, что  активизирует их творческий, ресурсный потенциал.

Предлагаю подумать, что происходит, когда беременная женщина поступает необдуманно, неосмотрительно. Например, желает выпить спиртного или покурить, отведать запретного, даже по неведению, разделяя дозу этого с ребенком? Если мать так поступит сознательно, то постарается не думать, что тем же пичкает неокрепшее дитя. Активизируется психозащита – вытеснение совести (отказ от согласия со своим духовным «Я») и согласие со своим мнением и желанием самоудовлетворения, ни смотря на прямое нанесение вреда ребенку, да и в принципе своё саморазрушение. В обоих случаях -  неразвитость принятия ребенка, конструктивного контакта. Безответственное поведение, ради моментального удовольствия. Удовлетворение вредных желаний, вместо их обуздания. Но, потерять можно то, что имеешь, то есть, если нет навыка жизни по совести, то вытеснение её голоса – привычная реальность.

Необходимо также помнить, что в будущем, никакое морализаторство не принесёт плоды воспитания, если не  подкрепляется собственным примером потому, что ребенку легче впитать в себя сам стереотип действия родителей, их поступки, принцип действия, эмоциональное состояние, чем делать выводы и отслеживать последствия своего поведения.

Во избежание данных проблем необходимо воспитывать в первую очередь – себя. И, в себе, принятие ребенка, как личности, растущей от зачатия и развивать направленное родительское внимание в ситуативной чуткости. Мы четко прослеживаем картину того, что во время беременности  женщина научается деятельной жертвенной любви, то есть совершенствуется ее духовно-душевный потенциал, способность к конструктивному общению. Это происходит при удовлетворении нужд ребенка, в ущерб своим прихотям. Отказ от просмотра любимой передачи по причине присутствия в ней агрессии, вредной ребенку – пример обуздания собственного желания. Вместо неполезного для ребенка сидения у компьютерной игры – прогулка по свежему воздуху. Прослушивание классической музыки, вместо шумной дискотеки или дымного бара с рок концертами – пример конструктивного поведения родителя.

Когда родитель способен сказать - «нельзя!», себе самому, несмотря на своё «хочу», тогда он сможет правильно воспитывать и своего ребёнка, его эмоции, поведение, до того возраста, когда, в основном, дети от семи лет, начинают осознавать логику и причину запретов.

С точки зрения Т.А. Флоренской, материнство – духовное предназначение женщины, и поэтому нужно говорить о существовании духовной потребности женщины стать матерью. То же самое относится и к отцовству и родительству – в норме. Поступая по любви к ребенку, руководствуясь полезностью для него, мама и папа совершенствуют вербальный и невербальный диалог с личностью нерожденного ребенка. Часто мы слышим такие отклики: «это общение неестественно», «люди так не могут общаться долго», «это может привести к лживости и фантазерству». Все эти реакции вполне объяснимы, потому, что мы  привыкли к малоэффективному не диалогичному общению.

Иногда, мы думаем, что можно избавиться от своих проблем, не акцентируясь на них, забывая о них, либо уходя в привычное состояние многозаботливости, либо в виртуальную реальность. В действительности, легче понять проблему, увидев её со стороны. Такого рода катарсису благоприятствует  духовный диалог, который всегда субъект - субъектен, даже если это диалог одного человека со своей совестью. Только в духовном диалоге имеется возможность наиболее объективно обнаружить суть, выразить не всегда осознаваемое, глубинное понимание.

 Важно помнить, что духовность в детско-родительском диалоге определяется уровнем развития родителя, присутствием духа любви и добра в его образе жизни, образе мышления. Духовный диалог помогает не бояться негативных чувств, а главное переосмысливать ранее отвергаемое, оценить проблему, учитывая духовное «Я».

Когда собеседник понимает твое наличное состояние, тогда тебе легче быть собой, когда люди «выговариваются» о проблеме, они часто сами находят лучший выход из нее. Поэтому, самопознание в диалоге – эффективный путь воспитания своего «Я» и «Я» - ребенка. Развитие диалогического выслушивания, это развитие ответственности, принятия другого в себе, выход за пределы «эго», раскрытие нравственной интуиции, возможность услышания голоса совести.

Именно следование нравственной родительской интуиции является мощной морально-нравственной поддержкой ребёнка в сложных жизненных ситуациях. А величие духовных сил наших наследников зависит от того, что лежит в основе наших поступков. Чем руководствуемся мы в своём поведении, как преодолеваем трудности и поражения – отчаиваемся, вплоть до соматических осложнений?  Или находим в себе силы для второго дыхания, подтверждая на деле, что проигрывать можно с достоинством победителя, делая выводы и приобретая жизненный опыт.

 В практике арттерапии для детей, есть такое упражнение: рисуем свои страхи, проблемы,  патосимптомы, от которых хотим избавиться, сжигаем, пепел смешиваем с «мёртвой водой из сказки», получая «массу жизненного опыта». Этим жизненным опытом удобряем почву, в которую сажаем семена будущего урожая новой жизни и поливаем живой сказочной водой. Дети учатся делать выводы, оценивать поступки, и без отчаяния, исправляться, помня свой жизненный опыт, своё первое покаяние, то есть, исправление жизни.

Ребёнок в родной семье получает иммунитет к горьким страданиям и скорбным разочарованиям, к непреодолимой боли и неисцелимой болезни. И тогда, обнаруживается для многих непонятное явление: ущербные – радуются жизни, нищие  достигают духовных высот и понимания счастья. Откуда такая сила, спросите вы? Всё просто -  мудрые родители делают акценты на духовных ценностях, не  поощряя ложь гедонизма, и сомнительных удовольствий. Так что, к месту будет вспомнить народное изречение: «Смеётся тот, кто смеётся последний», и бессмертный призыв доктора Гааза: «Спешите делать добро!», - оно вернётся сторицей!

Если же, воспитательный процесс вызывает затруднения, возможно, следует подумать о привлечении детей к совместной деятельности. Но это не должно ограничиваться помощью по дому и приучению к домашнему хозяйству. Для ребёнка важно соучастие в его игровой активности, в которой наиболее экологично прививаются все необходимые нормы и ценности. В игре, как особой жизненной активности ребёнка, родитель получает право на познание и прочувствование детского внутреннего мира с его потребностями и своеобразием. Ведь, и в игре, можно научить всему такому, что, просто так, и «ремнём не вобьёшь».

И если Вы уже осознаёте необходимость коррекции детских особенностей поведения, придумайте какое-нибудь творческое занятие, в котором Вы сами, с удовольствием, разделите с ребёнком радость творчества. Будь-то лепка из пластилина или солёного теста, рисование пальчиками или мелками для бумаги, а может составление узора из лоскутков ткани или разведение цветов, ухаживание за садом. Особо советую совместную сказкотерапию в её различных вариантах: кукольный спектакль, проигрывание сказок с сюжетом, вмещающим решение назревшего в вашей семье вопроса, элементарные ролевые игры. Изготовление кукол-мотанок, ярких игровых коллажей, сочинение своих волшебных сказок, с участием вашего ребёнка в главной роли и т. д.

Помните, лейтмотивом ваших взаимодействий остаются – традиционные рамки, за которые заходить нельзя, например, наглая дерзость ребёнка, хамство, должны пресекаться наказанием, причём строгим. Если ваше дитя не чувствует рамок дозволенного, это невротизирует сильнее, чем само вкушение запретного плода. Потому, – адекватный родитель не бросит ребёнка в омут вседозволенности, экспериментируя над некрепкой детской психикой, а поможет приобрести и закрепить  навыки нравственно-допустимого поведения в надёжных рамках родительского дома.

Согласитесь, - лучше быть вовремя отшлёпанным родителями, чем всю жизнь оказываться избитым, попадая в «привычные» ситуации.

Запомните, настоящая коррекция возможна только в любви, основанной на желании – не навредить,  и внимании к нуждам ребёнка. Учитывайте скорость его реакции, темперамент, состояние самочувствия. Спокойно, детально проясняйте малышу Ваши замечания, выражая заинтересованность в его действиях…. Любите своих детей, делом, словом, помыслом, чувством, сердцем и всем своим существом! Проявляйте положительные эмоции и просто прижимайте детей к надёжной родительской груди, укрепляя их в чувстве защищённости, нужности, значимости. Научите ребёнка пользоваться внутренними ресурсами саморегуляции в принятии всей полноты жизни и самой жизни в себе.

                             

 

 

Мы незаметно подошли к идеологической основе воспитательного процесса, обозначив его фундамент. И всё же, дорогой родитель, говоря словами великого А.Сент–Экзюпери: «Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь». Так что, людям, сотворённым по Образу Божьему, остаётся «великое в малом», не забывать – каждое  человеческое сердце нуждается в любви. Сердце - способное  вмещать в себя огромный мир под названием жизнь, и понимать её быстротечность здесь и  вечность, там, где господствует любовь. Сердце, содрогающееся от одной мысли и покоряющее времена и судьбы. Сердце, раскрывающее образ Божий.

И пусть наше сердце  остаётся верным маяком в бурном житейском плавании наших детей, вбирая в себя силу поколений, чтобы,  приумножая, переплавляя в чистоте и целомудрии своего преображения, передать этот дар будущему.

                             

 

 

 

Глава 3

 

Человек – Человечество

 

Итак, идеология, сопровождающая воспитательный процесс, отражает мировоззренческую базу личности. А, как известно, столкновение людей, это столкновение мировоззрений. Скажете, вполне естественная ситуация развития? Предлагаю остановиться и обсудить.

Люди, взаимодействуя друг с другом, попадают в некое пространство, назовем его духовно-энергетическим пространством. При созвучии взглядов, мыслей, идеологии они ощущают себя едиными друг с другом и не только друг с другом, а также еще с чем-то неизмеримо большим, чем они сами. Проявляется не столько внутренний мир отдельного индивидуума, сколько единение в пространстве духовного бытия. Чувство близости, родства душ, радости прозрения друг во друге единого Образа. Хотя такое созвучие бывает не всегда.

Иногда и в общем оркестре мы остаёмся глухими, не способными дослушать, дослышать, принять чужой звук, мелодию, песню, не готовы к совпадению волн, а ещё больше к их несовпаденью. Именно душа способна отзываться на зов души. Как же получается, что мы перестаём слышать друг друга?

Пульсация звука

Из бездны сердечной,

Мелодия песни,

Растянутой в вечность.

И вслушаться трудно,

Почти невозможно,

В мелодии – судьбы,

Звучащие сложно.

Так песня за песней,

Душа за душою,

Мы в общем оркестре

Глухие порою.

Заблудшие ноты

Без проникновенья,

В незрячем полёте

Всё ждём – совпаденья!

 

Мы перестаём слышать друг друга тогда, когда готовы слышать только себя, себя - душевно-плотского. Когда, не желая понуждать свою волю к терпению, возмущаемся бунтом несмирения, заглушая голос совести. И перестаём слышать своё «духовное - Я», что ведёт к неуслышанию  «духовного - Я» других людей. С этого момента, начинается пристрастное, плотское общение и восприятие окружающей действительности, приводящее к усугублению искажений адекватного реагирования.

Старческая мудрость несёт в себе вместительное психологическое заключение: «остановился - упал». Конечно же, имеется ввиду то, что произошла остановка в духовно-нравственном развитии, а падения личности происходят не столько от неумения, сколько от нежелания различать и определять причины своего бедственного состояния. Нам трудно признать факт своего охлаждения, невнимания, да и просто нечувствия.

 Многие учёные говорят об искажении восприятия. Мало того, что воспринимаем всё через призму своего субъективизма, так ещё и реагируем всей силой раненого самолюбия. Как только допускаем эгоизм, начинаем видеть иначе, выстраивая своё «королевство кривых зеркал». Но большинству, так хочется соответствовать, презентовать себя зрелой, духовной личностью, хотя бы для того, чтоб «неординарной» личностью считали. Потому, люди придумывают себе ноу-хау «духовности», не желая трудов «стяжания Духа Святого», стяжают иные духи, не ведая, а иногда и ведая, что творят. 

«Рыба гниёт с головы», а трёхсоставная личность, с её - духовной составляющей, когда она в запустении. И начинается одевание личины, маски, посещение тренингов лицемерия и виртуозной фальши, для  получения ожидаемых результатов и «окапывания» в самодостаточности, что не в лучшую сторону влияет на когнитивные (мыслительные) процессы личности. Сама духовность таким людям представляется некоей информационностью, начитанностью. Бытует мнение, что, если человек черпает большое количество информации, обладает знаниями, умениями, навыками – то он уже духовен, и не учитывается то искажение, которое с ним на самом деле происходит, так как духовность незыблемо  означает степень преображенности человека Божественной благодатью, которая не измеряется книжной премудростью.

Окружающая действительность интерпретируется искаженно, подкрепляя логику рассуждений избранными событиями личного жизненного опыта, учитывая субъективный  уровень восприятия духовного мира.

Чувствуя внутреннюю необходимость душевных сил быть оправданным в добре, а, внешне стремясь к  общепринятой социальной полезности и привлекательности, человек, действия которого несут малейшую недобрость, лживость, прикрытую благими намерениями «не выносить сор из избы»,  обманывает себя или окружающих, искренне оправдываясь тем, что «тише едешь, дальше будешь». То есть, мотив поступка не соответствует цели действия. Это может быть в чём-то важное  дело, но делается ради того, чтобы – не заметили недоработок, одобрили не смотря ни на что, оценили личные усилия по «отбеливанию» проблем, как окружающие, либо проверяющие, так и сами «деятели».

Сейчас продолжается мода на доклады, или рекламу своей работы, чтобы не сместили, похвалили, увеличили горделивую значимость. Продолжается раздувание мыльных пузырей  «гениальности» чиновников, с бюрократическим подтверждением в документах и папках. Только, в жизни оказывается, результат иной, далёкий от красивой отчётности. А, как известно, несовпадение мотивов и целей делает саму цель ложной, особенно, если ищется не истина, а «своя правда».

Данные механизмы очень хорошо описаны у А.А.Ухтомского, утверждавшего, что человек формирует доминанту либо на себя, стремясь к несокрушимой самодостаточности и становясь духовно нечутким, либо формирует доминанту на Собеседника, стремясь увидеть в каждом другом, прежде всего, «алтари, а не задворки».

Истинное самосовершенствование личности сопровождается волевой активизацией рефлексивного самоанализа и сознательного фильтра чувств, мыслей и желаний, отсеивая неполезное, развивая «интуицию совести».

Такое познание своей личности развивает процесс познания в целом, личностную направленность относительно добра, что в свою очередь гармонизирует психическую жизнь человека. На этом пути, главное – не солгать себе, приукрашивая или упрощая свою выявленную неправоту. То есть, при устойчивой мотивации волевой процесс самоанализа и самоисправления стимулирует личностный рост. А при нестойкой мотивации к волевому самоисправлению, активизируются механизмы психозащит и «эговлечений», уводящие личность от «интуиции совести» в процесс духовных искажений, нередко внешне не замеченных, лишь бы «не трогали, не тыкали пальцем, не критиковали».

…. Любви, а большего - не нужно,

 Чтоб выжить в этом мире фальши.

 В надежде, со звездой  обнявшись,

                                                                      Сияли мы, в отливах лужи….

 

Так, вроде бы, от желания избежать больших проблем, рождается маленькая ложь. Маленькая червоточина, разъедающая большое пространство для грядущей гнили, в которой рождается новый мировой кризис.

Мы обязаны учитывать, что духовно-нравственные ценности, такие как жертвенная, сопричастная любовь, взаимопомощь, сострадание, сорадование, милосердие, совестливость, не только характеризуют высокую духовно-нравственную личностную зрелость, но  имеют также значимую социальную ценность и прямо пропорционально характеризуют рост любого кризиса – от внутриличностного до государственного.

Например, при изучении личности женщин-преступниц, убивающих своих детей, Е.Г.Самовичев с коллегами исследовал жизненную слабость матерей-убийц, как слабость  душевных (духовных) сил вследствие искажения и перевернутости многоуровневой структуры личности, когда биологическое берет верх над духовным, детерминация поведения обуславливается эгоцентрической патологической доминантой. Конфликт усиливается осознанием неспособности удовлетворить собственные ожидания, а значит, возникает необходимость переступить либо через себя и эти самые ожидания, через свою неудачливость, неспособность овладеть ситуацией, либо уменьшить свои потери, переступая через то, что создаёт дополнительные проблемы, то есть, как ни ужасно это звучит, через детей. Дети, в этом случае воспринимаются матерью, как отягчающая часть её самой в переживаемом кризисе, и если ради плотских потребностей, женщина могла предать всё лучшее, что ещё жило в её душе, то тем более нивелировалась ценность ребёнка, который представлялся ей не самоценной личностью, а лишним потребителем недостающих ей благ.

 Мы же понимаем, что, как бы ни усиливалась самоагрессия,  эгоцентрику легче найти жертву вместо себя. Рассуждения очень схожи с доводами современных очередниц на аборт: «Если мне так тяжело жить, зачем продолжаться в детях, утяжеляя груз проблем, это даже якобы «милосердно» – не дать пострадать ещё одной жертве, да и мне останется надежда  на улыбку судьбы, одной же легче, и дополнительных средств для жизни не надо». Разрушение жизни детской, а значит своей, жизни семьи, рода. Впоследствии происходит полная остановка родовых процессов, если в данной семейной системе было уничтожение жизни.

Эта проблема становится всеобъемлющей и катастрофической, учитывая систематические убийства в материнской утробе (аборты) и становящиеся приемлемыми убийства собственных родителей – эвтаназия. Подкрепляемые модными мерками и средствами информации стереотипы эгоцентрических доминант несут в себе разрушительную агрессию самого общества. И если Е.Г.Самовичев писал об этом, как о бессознательном побуждении к убийству и разрушению, то исходя из учения А.А.Ухтомского о доминанте, мы можем сделать вывод, что осознание гибельности искаженного мировоззрения становится недоступным, непонимаемым и неприемлемым людьми, стремящимися к самодостаточности в доминанте на себя. Люди просто об этом не думают, им же внушается необходимость заботы о сиюминутном комфорте, следовательно, победа над тем, что вредит комфорту – становится оправданной, и вообще необходимой.

 Такая последовательная манипуляция сознанием приносит плоды экзистенциального кризиса, массового психоза и самоуничтожения. Согласитесь, хорошая экономия на войнах, переместившихся из межгосударственных во внутриличностные. Завуалированное мировое правительство празднует негласную победу над умами и сердцами, оторванными от духовного единения с Богом, от Божественного призвания человека. Результат прогнозируемый, ожидание недолгое, попадание стопроцентное.

                                                      ….И тулится, и ёжится от холода

Моя не согреваемая боль,

И кажется, что нету меня более,

И крест  на мне поставила юдоль.

И нет мне оправдания в молчании,

Запрятаны в глазах следы беды,

Я задыхаюсь в просьбе подаяния -

Пожертвуйте немножечко Любви.

 

 Конечно, наиболее частыми нам предстают индивидуальные случаи патологического психозависимого поведения в семье, когда жертва, систематически подвергающаяся психонасилию, сама становится агрессором.

Яркие  случаи раздуваются в прессе, их осуждают или объясняют, не желая отмечать катастрофическую массовость подобных жертв. Пример семей, где хотя бы один страдает зависимым поведением, убеждает нас в том, что остальные члены семьи находятся в несвободном состоянии созависимости и также нуждаются в мероприятиях психологической коррекции и возможно реабилитации.

Человек перестаёт замечать своё последовательное саморазрушение. Это происходит до тех пор, пока не осознает, не опомнится, пока душевными силами не будет принята иная конструктивная доминанта на Собеседника, на Другого, исходящая из доминанты души, где восстанавливается духовность наряду с реанимацией «интуиции совести». То есть, себе можно помочь только при условии, если человек начинает духовное возрождение, переосмысление страданий и смысло-жизненных ценностей с духовной точки зрения. Иначе, например, оставаясь рассудительным и внешне спокойным, человек может чувствовать внутреннюю агрессию, объясняя её  сущностью своего состояния, говоря себе, что я такой, какой есть. При этом, переживая опустошение, нарастание слабости душевных сил, синдром хронической усталости или астению, словно вся внутренняя работа идет вхолостую.

В подобных случаях, автоматически срабатывают механизмы психозащиты, когда человек распределяет на окружающих причины своей агрессии,  и она слабеет на фоне общего личностного опустошения, что создает иллюзию облегчения. Так рождаются авторитарные работники, с проявлениями деспотизма.

Для изменения подобного состояния, человеку необходимо, чтобы внимание ума настроилось на осознание истинных мотивов его поведения. Если человек не изъявляет воли к исправлению себя в ходе самоанализа и раскаяния, то возникшие «энергетические дыры» провоцируют пополнение энергии в ситуациях, производящих выработку адреналина: от азартных развлечений, оккультизма, наркотиков, половых извращений вплоть до психонасилия окружающих, что в действительности является саморазрушением.

 Образуется не только стереотип действий, но и патологическая зависимость от него. Помочь может событие или скорбное страдание, толкающее на  волевой разрыв с эгоцентризмом и воспитание в себе «доминанты на Собеседника», на практике это происходит тогда, когда сам или любимые в опасности для жизни, когда вдруг понимаешь, что ничего не можешь без Божией помощи, сочетая мольбу с покаянием,  деятельным самовоспитанием и доброделанием.

 Мне лично известны  примеры изменения образа мысли, образа жизни, волевые усилия молодых людей, сумевших не только удержаться от притягательной силы родовых грехов, но и подвижническим образом жизни останавливающих борение страстей, восстанавливая свою жизненную силу и силу рода. Потому, не будем отчаиваться, вглядываясь в прошлое, а возьмём на себя ответственность за будущее.

Иногда решимость равна действию, ведь Бог не в силе, а в правде. Насущность, острая нужда в волевых, конструктивных действиях, обусловлена возрастающей в обществе неадекватностью массового реагирования в условиях различных стрессовых факторов, о чём мы уже говорили.

В затяжных стрессах, у пострадавших отмечается снижение критичности, невротическое чувство вины или неудачливости без конструктивного самоанализа и исправления, депрессивные состояния вплоть до возникновения суицидальных мыслей, у виновников стрессовых ситуаций также  широкий спектр недовольств, включающих самоистязания и презрения тех, кто не соответствует меркам агрессора.

А тут, на чью-то беду, всерьёз заговорили о том, что энергетика наших поступков влияет не только на нас, но и на общее энергоинформационное поле государства, человечества. В этом смысле, все мы - одна семья.

Разрушая себя, мы вносим свою лепту в общую деструкцию. Это можно проследить на примере семьи, коллектива, общества. Выходит, не такая уж безобидная эта война, для тех, кто думал остаться в стороне. И наверняка её зачинщики знают о наших выводах, включая то, что остаётся между строк.

Вопрос – кому и зачем служат, какой дух «стяжают», вопреки «стяжанию Духа Святого», - излишен и понятен, как и то, на какой уровень выводят борьбу добра и зла, начиная её  завуалированными рассуждениями об относительности данных понятий, осмеиванием альтруизма и насаждением гедонизма....

Софроний Сахаров: «…Даётся нам увидеть, что бытие всего человечества в истоках своих и по природе своей – есть единое бытие, единый человек».  

 Этот человек – творение Божие, содержащее Его Образ и ищущее свой путь к Подобию. Не все понимают и принимают такую цель жизни, но, по крайней мере, достаточное количество людей уже осознаёт своё влияние друг на друга. Своё родство друг с другом. Как бы ни казалось нам, что посторонний человек – может быть просто посторонним, это всего лишь наше восприятие «здесь и сейчас», не отражающее многих объективных вещей. Вспоминая слова замечательного психолога, В.А.Петровского: «Личность – это индивид, присутствие которого преобразует поведение других людей, обогащает или обездоливает их», будем помнить, что, если мы хотя бы раз подумали о ком-либо,  этот кто-то уже появился в нашей жизни, в нашей общей связке.

 Энергия наших взаимодействий пронизывает всех, бывших во взаимодействии, независимо от времени и пространства, объединяя нас силой этой энергии и наших личных энергоинформационных полей.

 Если мы каким-то образом взаимодействуем с кем-то, осуществляется наш взаимообмен, в какой-то степени объединяющий наши существования. Даже, если мы уходим из чьей-то сознательной жизни, запрещая себе мыслить о конкретных людях, либо выражаем негативные чувства, либо полное равнодушие – мы едины, мы одно не совсем гармоничное целое. Все мы взаимосвязаны, и вполне нормально, когда нам хорошо вместе и по отдельности, и, выполняя миссию любви,  по отношению ко всему человеческому организму, мы помним друг о друге, о пожелании друг для друга спасения в вечности, подавая руку помощи друг другу, составляя одно целое, умножая жизнь в её  осмысленной реальности.

Дай Боже Вам сейчас

Покой души.

Я в спину Вам тихонечко

Молюсь.

Чтоб сердце духу не было

Чужим.

Чтобы по силам был несомый

Груз.

Дай Боже Вам сейчас

Слезу Любви.

Высокой чистоты, что есть

Любовь.

Дай Боже Вам её саму

Найти,

И отстоять, и сохранить

Святой.

Дай Боже Вам достойно

Претерпеть

Времён последних тягостную

Боль.

Дай Боже Вас молитвою

Согреть,

И послужить плечом или

Душой.

 

Вместе или порознь, главное человеком оставаться, помнящим о том, что и он причастен к соборности человечества, и от него зависит судьба всех, начиная со своей семьи, что и он не одинок.

Одиночество – слово, знакомое нам, зачастую не по звучанию, а по сути. Сам царь и пророк Давид восклицал: «Призри на мя и помилуй мя, ибо я одинок!».

Исторический опыт свидетельствует о том, что одиночество – чувство удалённости от первоисточника жизни, от Бога! И в нашей воле – приблизиться из своего «далёко», вернуться из заблуждения, восстать от падения, а если решимость наша действительно сильна, путь обязательно найдётся. Так один спасающийся, выведет тысячи к свету, силой восстановленной энергии жизни, восстановленного Образа Жизни, Образа Божия. Один верующий без нотаций, силой веры и молитвы выведет всю семью к свету Божьему. Одно человеческое сердце, воздохнувшее о человечестве, дарует всем глоток живительного воздуха. Потому и ищем молитву праведника, чтобы самим найтись  и почувствовать себя живыми не только внешне….

По этому поводу, у многих возникает соблазн остаться в стороне, мол, я не святой, а потому, с меня взятки гладки. Виртуозное самооправдание или безответственный самоотвод? Закон сработает по всем правилам – если тебе нет дела до близких, родных, а то и до  человечества, то вскоре ощутишь, что остался на обочине, где почти никому нет дела до тебя. А может повернуться к людям, к их страданиям, горестям и радостям? Принять их право на самобытность и непохожесть, помочь, не требуя награды за своё внимание, показать путь к очищению, не наводя свои собственные порядки в чужом белье. Как говориться, со своим уставом в чужой монастырь не ходят, но всё покрывают трезвенной, милующей любовью, чуждой равнодушия. 

Эрих Фромм: «Любовь – единственный, удовлетворительный ответ на вопрос о проблеме существования человека» и «… Преданность цели, идее или силе, превосходящей человека, - такой, как Бог, - выражает эту потребность в полноте жизни».

Сколько раз, дорогие мои, случается нам отворачиваться от других или отчаиваться самим, закрываться, прятаться, или более того, саморазрушаться. Как это нелепо! Живя, бежать из жизни, боясь остаться с ней наедине, и не чувствуя себя в ней, чувствовать удушье собственного непонимания, одиночества. Подобное преступление против себя основано на невротическом сужении сознания, не видении альтернативы, можно даже сказать, не понуждении себя к поиску выхода. Ослабевает воля, замыкается в себе человек, обрывает без того тонкие связи с другими, рискуя приобрести аутичность или шизоидность, расщепляя целостность своего сознания. Так добавляется капля за каплей в чашу людского страдания. И  больно бывает, когда узнаёшь об очередной трагедии несостоявшегося смысла.   Даруй нам Господи, время на покаяние, на исправление путей своих, на помощь друг другу, на доверие!

 

….О сколько слёз под тяжестью судьбы,

Уже не в силах подыматься к векам.

И давит ноша горькая в груди

От злых деяний братьев - человеков.

И как смиряться завтра предстоит

Не знаем, чрез своих или чужих,

Душа об этом с кротостью молчит,

Ведь облака всё также хороши!

 

 

 

 

Глава 4

Свобода от зависимости

 

В сочинении выдающегося отечественного психолога, Л.С.Выготского о Гамлете, есть такие строки: “Трагическое как таковое вытекает из самих основ человеческого бытия. Его рождение, данная ему жизнь, его отдельное существование, оторванность от всего, отъединенность и одиночество во вселенной, заброшенность из мира неведомого в мир ведомый, постоянно отсюда вытекающая его отданность двум мирам трагична”. Мера нашего восприятия действительно непредсказуема. Перед нами всегда предстают примеры тех, кто в мире этом чувствовал себя счастливым, достойно готовясь к миру иному, будучи оторванным, от вечности, растил её в себе, помня: «ад и рай начинаются в нашей душе». И всё же, выбирает сам человек, имея свободу выбора, свободу волеизъявления, без него самого никто не в силах спасти его. Без нашего деятельного согласия любые усилия тщетны, доминанта делает своё дело, притягивая к себе только созвучное, тьму ко тьме, боль к боли, умирание к умиранию. Чтобы оказаться в жизни, доминанта нужна иная, оживлённая любовью, причём, в личной свободной к тому решимости. Итак, любовь – сладкая сила воскрешения, способная объединить два мира, увековечивая жизнь, созидая, восстанавливая целостность личности.Любовь – причина целомудрия, украшающего неповторимость индивидуальности, ставшей над страстностью, причина радостной жертвы ради любимого. Если есть любовь, не нужно заставлять делать добро, любящий всегда готов к нему. Любящий не воспринимает свой труд на благо любимых, как эксплуатацию или принуждение, он с радостью поступает по любви, ощущая себя самым свободным и счастливым. И так же, как мало истинно любящих друг друга людей, так же мало покоривших плотскую страстность, зависимость от неё, осаждая её на уровень первозданной естественности.  Стало обычным  считать борьбу со страстями – бесплодной битвой с ветряными мельницами, бессмысленной тяжбой с непосильным грузом животных инстинктов. Откуда и куда следует этот путь ядовитого приговора понятно, и уж совершенно прозрачен результат его поглощения. Так что задумаемся, далеко ли всеобщее отравление? У Л.фон Витгенштейна есть цитата, подходящая для прояснения поднятого вопроса: «Если наши цели являются не возвышенными, а всего лишь иллюзорными, то и наши проблемы не сложны, а просто бессмысленны». То есть, нет у нас жизненной потребности преображения души, иначе утеснение плоти стало бы сладким праздником освобождения. И именно, отсутствие настоящей, возвышенной цели ведёт к потере итак не приобретённого смысла жизни с позиции вечности, смысла духовной любви….  Но, всё-таки, каждый здравомыслящий человек ищет себя в жизни и жизнь в себе, надеется на чудо, на незабываемую встречу с тем, кому мы дороги и любимы. Потому, не стоит бояться импульсивной возвышенности и творческой спонтанности, нежных чувств и красивых эмоций, если они целомудренны. Принятие, это тоже творческий труд, благодаря которому приобретается смысл и цель, - принять себя, образ Божий в себе и в каждом другом, принять и полюбить. Любите, это прекрасно! Радуйтесь о счастье любимого с другими, на расстоянии, без условий и притязаний, просто потому что он есть, он живёт, и на эту уникальную жизнь отозвалось ваше сердце.…  

Свежесть воздушная, зыбкость ветров,

Дышится всё славословием Богу,

Господи! Даруй святую любовь,

Чтобы греховною страстью не дрогнуть.

….Тёплый, вечерний ласкается ветер,

Каждый бы день провожать как последний.

Мысли о вечном, мысли о смерти…

Стань моим другом в это мгновенье.

 

Не бойтесь признаваться себе в том, что вполне естественно. Например, в своей повседневной жизни, мы не редко становимся свидетелями бравады наносного бесстрашия, касающегося размышлений о смерти. Страх смерти в норме наблюдается у каждого человека, в разной степени. Жизнь вечная зависит от результатов нашей земной, часто не святой, жизни. И, если человек живёт праздно, ограничиваясь временными удовольствиями, то последующие страдания и проблемы как бы суживают его восприятие существования, и он перестаёт понимать глубину своей личности, а тем более не понимает смысла возникающих страданий, и в паническом желании их избежать, готов убегать из самой жизни, обвиняя всех и вся. Так можно дойти даже до мысли о суициде,  до состояния невроза или психоза. Человек по своему естеству склонен скрывать личные недостатки, ведь именно степень чувства не соответствия идеалу, норме дает ему понять, что он слаб. Обнаружить слабости оказывается подобным признанию своего бессилия, несовершенства. Зачастую, слабости и страхи скрывают под демонстративным  не согласием с возникшим обстоятельством, доходя до показного не желания жить. Находясь в зависимости от успешности в самореализации, зависимые люди способны истерить, кидаться в крайности, не желая жить вообще, чем жить так, как им не хочется.  Не принимают переживания скорби потерь и страданий в повседневном быту, потому что не видят смысла этих страданий для жизни. Но что последует за тем? В православном молитвослове есть молитва о душевном покое, если бы мы научились жить в соответствии, со словами сей молитвы, то наверняка преобразилась бы и наша жизнь: «Господи, дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу и мудрость отличить одно от другого». Ежедневно, человек  пытается преодолевать свои немощи в поиске истины, или самоутверждаться, или бросать вызов смерти, или как-то ещё, по-своему принять и приспособиться к неожиданным сюрпризам судьбы. У каждого, своя работа над собой –  свой самостоятельный выбор, длиною в жизнь. Значительно проще философствовать об отсутствии страха смерти, о том, что лучше добровольно уйти из жизни, переполненной скорбями, что может указывать на завуалированный невротический страх. Невротически тревожная личность испытывает не только осознанные, но и неосознанные страхи, касающиеся условий бытия, здоровья, неудач в достижении цели, общении и взаимоотношении с людьми, одиночества. Страх начинает занимать главное место, оттесняя неукоренившиеся  цели и смыслы.Когда цель жизни земной не согласуется с её предназначением в вечности, наполняясь экзистенциальным вакуумом, постепенно обесцениваются и  ожидаемые результаты жизнедеятельности,  они перестают удовлетворять и оказываются во власти страха.

Слабые, и уязвимые  страхом, мы защищаемся  унынием, протестом, или ответной агрессией, опять-таки, от страха быть сломанными и поверженными, непризнанными и одинокими. Мы пытаемся обмануть себя тем, что не замечаем в себе «зависимую жертву», но убеждаем себя в том, что герой тот, кто умеет не дать сам себя в обиду ни при каких обстоятельствах.

 Быть обиженным, оскорбленным, непринятым и непонятым становится настолько страшно, больно, что  решаемся, как бы заранее, не допускать этого в своей жизни путем воспитания в себе постоянной готовности к ответному удару, как будто именно эта готовность создает нашу защищенность.

На деле же мы имеем лишь ложное ощущение того, что мы – неуязвимы. Важно понимать, что оттачивать готовность к ответному удару оказывается возможным годами, это зачастую неосознаваемый процесс, имеющий разнообразие проявлений.  Мы «готовимся парировать внезапный удар» и таким образом, «тренировочные удары» становятся преждевременными «ударами судьбы» в реальной жизни многих из нас.

Постоянная готовность защищаться создает почву для выводов о том, что вокруг - те, кто не упустит случая использовать тебя в своих интересах, то есть усиливается напряжённость во взаимоотношениях, недоброжелательство, подозрительность, рассыпается видимость общечеловеческой соборности, разрушается прочность единения общества, коллектива, семьи.

Нагнетание и эмоциональное накручивание любой тревоги способно настолько обессилить человека, что он попадает в состояние жертвы психологического насилия, начинает действовать не адекватно. Это связано с тем, что зависимый человек переживает в самом себе, поочерёдно, все три состояния зависимого поведения: «жертва», «насильник», «спасатель».

Чувствуя себя «жертвой» того, кого недавно «спасал», «спасатель – жертва», не получая желаемого результата от своего «спасательства», начинает  подогревать внутреннюю агрессию. Недавняя «жертва», пережив своё бессилие и отчаяние, начинает проявлять эмоциональные срывы, как минимум словесное «преследование обидчика». Происходит переход из «жертвы» в состояние «психонасильника, агрессора», после чего, успокоившись, «насильник» вновь погружается в чувство вины или желание «спасать».  Роль «спасателя» продолжается до тех пор, пока «спасатель» не разозлится на то, что очередная «жертва» ни как не «спасается». В результате, «спасатель», переживая безрезультатность своих действий, безысходность и самообман, вновь сам становится «жертвой» обстоятельств. И так круг за кругом, в себе самом (переживая все три роли по отношению к самому себе), в своей семье, в обществе.…

Корректируется сия проблема привитием навыка взрослого ответственного поведения,   духовно-нравственного переосмысления событий, рассуждения по поводу повторяющихся ситуаций, осознанной работой с эмоционально-волевыми проявлениями.

Очень важно принять решение о праве каждого человека быть хозяином своей судьбы, ошибаться и исправлять свои ошибки, быть ответственным и позволять другим самостоятельно отвечать за последствия принимаемых решений. И тогда ничего не надо делать за кого то, превращая его в «жертву», человек сам способен обратится за помощью в той мере, в какой эта помощь будет адекватна, не навредит. Важно, помогать и заботиться о другом, не  занимаясь спасательством «жертвы», а в меру своих сил, не делая за другого того, что он может сделать сам.

Воображение мрачных перспектив и мысленное застревание в них, может привести к решению, что поменять действительность нет сил (состояние «жертвы»). Поэтому, человек  «жертва», не видящий выхода, нередко погружается в состояние «насильника», и может даже желать смерти своей «страждущей жертве», на которую не хватает сил и одна мысль о которой вызывает чувство ненависти, как перенос своей беспомощности. В случае суицида, этой жертвой он осознаёт себя. Особенно четко такой стереотип срабатывает также в отношении других  - стариков, инвалидов, нерожденных детей, то есть тех, ради кого нужно пожертвовать своим достатком, желаниями, свободой передвижения, а иногда и самим собой.

Настоящая жертвенность, это понятие духовное, реализуемое при помощи Божией, потому, помочь таким страдальцам можно лишь в Боге, веруя в то, что и промыслительные скорби и помощь свою, Господь дарует через людей.  По вере нашей да будет нам! Всё невозможное человеку, возможно Богу. И тогда это не превратится в очередной круговорот игры  «спасатель-насильник-жертва».

Зачастую, человек, откровенно желающий смерти себе или другому, на самом деле, испытывает психологические и клинические проблемные переживания: навязчивые страхи, невротическую тревогу, депрессии и т.д. Кажется, что лучше свести счеты с жизнью, нежели терпеть бесконечные страдания, не находя возможности от них освободиться.

Даже когда проблемы действительно непосильны, а неудовлетворённость жизнью неоспорима, небытие не принесёт облегчения, ужас тьмы в том, что во тьме нет источника умиротворения, источника жизни, во тьме нет Бога.

Человек, теряющий Бога в своей жизни, теряет и своё духовное «Я», замирает молитва, нет Богообщения, нет духовной жизни. Перестаёт откликаться совесть, не видна искра Божья в каждом человеке, отчего обедняется межличностное взаимодействие, такой человек замыкается на себе, саморазрушаясь в дальнейшем.

 Кроме повреждения духовного, возникают осложнения психосоматические. Одним из примеров может послужить, такое заболевание, как аутичность, сопутствующая шизофреническому отклонению во взрослом возрасте, при котором нарушена взаимосвязь с людьми, отсутствует диалог внешний, и что ещё страшнее, диалог внутренний. Нет понимания, нет принятия, в зависимости от тяжести заболевания, молчит внутренний голос, а люди, беспомощно разводят руками, потому что перестали слышать чужую боль, привычно не понимая боль своей души. Вот так, отчаявшиеся страдальцы попадают в самообман умноженного ужаса отзеркаливания. Тот же, кто смеётся над этой бедой, ещё более безумен того, кто имеет диагноз безумца. Вообще, философия чёрного юмора и приукрашенного суицида приживается там, где в сердце мало любви, либо ее присутствие и значение не принимается во внимание.

Действительно, очень трудно в страдании перестать жалеть себя, и попытаться найти как смысл самого страдания, тем самым, становясь независимым от него, так и смысл жизни после перенесения такого страдания, возвращая себе радость свободы. Но, понимая необходимость  первого шага, следует сделать второй – выбрать для себя свой путь переживания страдания. Это, может быть, помощь другим в подобной ситуации, а может и помощь себе в переоценке ценностей, в любом случае мир в страждущей душе – великое приобретение. Говоря словами Виктора Франкла: «жизнь либо имеет смысл и в таком случае этот смысл не зависит от ее продолжительности, либо она не имеет смысла, и в таком случае, было бы бесцельным продолжать ее».

Уместно добавить к нашей теме, воспоминания Иегуды Бэкона, о его проблемах, возникших после освобождения из концлагеря: «Я помню одно из моих первых впечатлений после войны; я увидел похоронную процессию с огромным гробом и с музыкой, и я начал смеяться: "Что они, с ума сошли, что поднимают такой шум по поводу одного трупа?" Когда я оказывался на концерте или в театре, я подсчитывал в уме, сколько потребовалось бы времени, чтобы умертвить газом данное количество людей, сколько одежды, золотых зубов осталось бы, сколько мешков волос получилось бы. Я думал в отношении людей: «Я расскажу им, что я видел, в надежде, что люди изменятся к лучшему». Но люди не менялись и даже не хотели знать. Гораздо позже я понял смысл страдания. Оно может иметь смысл, если оно меняет к лучшему тебя самого»…

Приведу ещё один опыт, личный:  

«Дыхание жизни»

 

«По милости Божией дышим, движемся и живём», - эти слова Апостола ранее воспринимались мной обобщённо,  для большего смирения себя в жизненных трудностях. Постепенно, при усилении заболевания, разрушающего позвоночник, стало близким и насущным то, какая это действительно Божья милость – движение! И, Слава Богу, что мы имеем такой бесценный дар, хотя забываем, не умеем чувствовать себя благодарными пользователями такого значимого наследства. И вот, совсем недавно, крупицы Премудрости открыли мне недостойной, сокровище  ещё одного Дара Божьего – дыхания жизни. Радость, самая настоящая радость была познана плотским сердцем – радость возможности дышать….  Врачи утешают – вовремя снять приступ бронхиальной астмы, и ты вновь здоров, до следующего приступа. Всё просто – пока дышишь, живёшь. А в сознании возникает бунт. Как же так? Вокруг столько воздуха – дыши, на здоровье. И останавливаешься вдруг на понимании того богатства, той щедрости и милости Божией, мимо которой проходим ежемгновенно, не ценя. Плачем об очередной похоти и стяжании комфорта, хоть материального, хоть душевного, а забываем возрадоваться тому Великому Дару, благодаря которому – дышим, движемся и живём!

…Очередной приступ уже не создаёт паники, просто наблюдаешь, как где-то внутри тебя лёгкие не реагируют на усилия вдоха, на ингаляторы и гормоны. Слабеет тело, наливаясь непонятной тяжестью, обрываются мысли вместе с недавними желаниями, становясь  ненужными, всё прекращается на ощущении некоей внутренней невесомости.… И в это самое время наступает возможность чуда. Чуда Божьей веры, которое погружает тебя в Таинство всеприсутствия Божия, в котором сладость неземная делает тебя самым счастливым, богатым, восполненным. Потому что, ты не просто услышал или поверил, а потому что ты истинно ощутил каждой своей клеточкой присутствие Божие. И та отдалённость, о которой всю жизнь тоскует душа – лопнула, исчезла. Ты чувствуешь себя в Боге и Бога в себе. В любом месте, где бы ты не находился, ты  явно чувствуешь, что всё пронизано Богом, что Он во всём! И даже там, куда уже не поступает кислород, там присутствует Бог.

Какое блаженство ощущать себя в руках Божиих, доверится Ему, смириться и отдать себя в Его святую волю, в Его Великий Промысел о тебе. И только тогда понимаешь наполненность настоящестью дыхания – это наполненность дыханием Божиим.  Не ограничивая тебя кислородом этого мира, оно помогает тебе научиться вдыхать Вечность, оно ведёт тебя к воссоединению с Жизнью, с Любовью, с Богом!   И понимаешь, сколько ответственности несёшь своим дыханием, своим движением, своей жизнью. Но, главное, становится таким простым и понятным – соприкосновение жизни земной и жизни вечной. Дыхание Бога во всём Божьем мире наполняет сокровищем небесным, и готовая душа рождает непрестанную молитву, пронзающуюся во всё бытие Творца, превышающее, покрывающее, поглощающее данность смерти, необходимость воздуха и влаги, отрезвляющее наше осознание и осмысление. Потому что настоящая истина и знание – Бог, и только, восходя к Нему, видишь, что вся земная жизнь – путь к небу, в своё вечное предназначение. Что может быть желаннее Вечной жизни, и для чего всё бытие, как не для того, чтобы воссоединиться с Богом, в Его великом Даре - Жизни. Так, грешная и кающаяся, доверившаяся Богу душа, живя надеждой на нескончаемую милость Творца, глаголет главное достояние всей своей жизни:  «Слава Тебе Боже!   Слава Тебе Боже!  Слава Тебе Боже!»

Благодарю Бога за этот богатейший опыт, за то, что по Его всеблагой милости, продолжающаяся жизнь становится глубже, насыщенней. И, хотя опасения врачей исчерпываются до следующего возможного приступа, ты знаешь наверняка – истинное дыхание Жизни в тебе, вокруг тебя, с тобой – Дар Бога НАВЕЧНО, а потому,

 -  Слава Богу, за всё!    Слава Богу, за то, что дышим, движемся и живём!»….    

 

 Нужно учиться  радоваться, несмотря на печаль, находить ценное приобретение в своей боли, целительную силу Любви. Есть замечательная книга Эленор Портер: «Полианна», про девочку и её игру «в радость», это очень коррекционная находка, когда мы в любой ситуации способны увидеть то, чему всё-таки можно порадоваться.

 «Ибо что любим, о том и радуемся» (свт. Тихон Задонский). Любовь  окрыляет, любовь умиротворяет.  Любящий человек способен не только дарить, но и принимать, не только жертвовать собой, но и принимать дары, внимать тому, что жизнь объединяет, что есть  другой, живущий, ждущий твоего диалога, и это не только другой человек, это и другой ты, Образ Божий в тебе!

Дети, питающиеся от одной пуповины, чувствуют жизнь и друг друга через мать, дающую им жизнь, чувствуя близость её сердца, находясь ещё под сердцем. Так же и все люди, -  способны понять родство друг с другом, почувствовать себя в жизни, только через источник жизни, источник любви, словно человеческой пуповины, исходящей от Творца всего. Приближаясь, к Богу, как, к пуповине, несущей жизнь, мы делаемся ближе к самому Богу, к жизни, к друг другу, к любви, к полноте искомого счастья.

 

Плачет душенька моя, плачет.

Боль твою берёт себе, значит.

Как за сына, за отца и за мужа,

И за всех, кто был обижен, не нужен.

О тебе, душа в мольбе, непрестанно.

О былом, и о том, что не стало.

И о том, чтоб, не смотря на страданья,

И твоя душа нашла покаянье!

 

      Соответственно развивается и обратный процесс с обратными последствиями. И вот только тогда, когда мы в жизни, мы можем испытывать дары подателя жизни, дары Любви.  Даром получил, даром отдай, не требуя взаимности, дари чудо воскрешающей любви без условий и банальных ожиданий благодарности.

Как бы ни выражал себя любимый, пусть он будет  принят целиком, со всеми своими недостатками и недовольствами, с пониманием, что дурное поведение человека нужно отделить от него самого, не смешивать с его личностью, что ему нужно помочь измениться, возрасти. Любовь происходит в духовном диалоге принятия и доверия, умения ждать, надеяться, верить. В святом писании, мы черпаем глубоко психологические откровения, например, нам поведана мудрость о том, что зло побеждается добром, а совершенная любовь изгоняет страх (1Ин. 4,18).

Любовь преображает страх из эгоистического (за себя) в альтруистический (за других, другого). И тогда не возникает пожелания  смерти очередной «жертве», но развивается способность сострадания и сорадования: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Настоящая ответственность набирает силу не в страхе за себя, а в любви к другим.

 Если же мы сталкиваемся с безответственным отношением кого-либо к своей жизни или к жизни людей, в чем-то зависящих от этого человека, то являемся свидетелями состояния нелюбви, духовно – нравственного опустошения, отдаления от источника, отделения себя от человечества.

Эгоист часто стремится к самодостаточности, пытаясь самоутвердиться на ком-то, избавиться от чувства неполноты, дефицит любви восполняет внутренним страхом жизненных неудач,  внешне выраженной тиранией, убегая от ощущения пустоты и бессмысленности, наполняя себя показной многозаботливостью. Поэтому необходимо предельно осторожно относиться к мыслям о развитии  самости,  совершенствования своего «эго», помня, что «душа по природе христианка», и совершенствуется только во Христе, от  заданного Образа к развитию Подобия.

Принимая решения, необходимо  учитывать соотношение цели и мотивов, а так же их первооснову, что именно даёт толчок этому развитию, зачем и ради чего, какие вторичные выгоды возможны при любом результате.

Человек, замкнутый только на себе, не имеет выхода, а, не видя выхода, теряет адекватность и критичность восприятия, что опять-таки приводит к логически обоснованному невротическому «бесстрашию» смерти наряду с высокой податливостью к внушению и проявлением психонасилия. То есть, развивается психозависимое поведение.

Учитывая, с какой легкостью люди массово попадают под влияние гипноза, зомбирования сект, можно сделать вывод о крайне истощенном состоянии любви в сердце, критичности ума и несогласованности эмоционально-волевой сферы. Душа наша, словно ребёнок, нуждается в заботе и доброделании по отношении к ней самой, умении выбирать благо, дарить и прощать. Навык к такому труду взращивания любви  и добра желательно прививать в семье, укрепляя саму семью, а, следовательно, и все общество. Иван Сергеевич Тургенев, так писал о значении семьи: «Нет счастья вне семьи – и вне родины: каждый сиди на своём гнезде и пускай корни в родную землю».

Правильное познание себя, неповторимости каждой отдельной жизни, ее главного предназначения  в вечности, формируют беспритязательное отношение к другим в рамках диалогичного принятия всякого человека, встреченного на жизненном пути.

Каждый проходящий и последующий миг нашей жизни имеют свое место в научно доказанной непознанной бесконечности. Одно мгновение, бывает, переворачивает жизнь, каждый наш вздох ложится на весы вечности, каждый наш поступок составляет наше земное бытие.

                                                                                         

….Так вышел шаг, за ним - другие,

Дорога стала тяжела.

И мысли путались босые,

И ошибалась, как могла.

Но вот, вздохнувши, на привале,

Откинув всё, пришла домой.

И сжалась вдруг, как свет в тумане,

Заткнув рыдания рукой.

Всё выстрадано, всё спокойно,

В морщинок пряталось круги,

Но кроме… шторки у балкона,

И кроме… маминой руки.

 

 Готовы ли мы отвечать за всё случающееся по нашей воле? Кто может быть готов? Только тот, кто  живёт в свободе по закону любви.

И только на этом, земном, несовершенном пути, мы можем понять, что суд начинается внутри себя.  Потому, так важно, чтобы страх смерти не осмеивался, а преображался в беспокойство не успеть сделать добро, не успеть изменить себя.

Только тогда, когда человек способен к трезвому рассуждению,  пониманию духовных основ бытия, когда он исцеляет себя смиренным покаянием, он учится с благоговением относиться к земной жизни, ее высокому смыслу. И опять-таки, не забывать, что мы вместе, все люди, в лице одного человека, как и один из нас  – носитель человеческой жизни, мы – один организм, мы же и единичные клетки этого организма. Когда помним, друг о друге – растём и плодоносим, когда видим только себя – превращаемся в раковую опухоль, нанося вред другим.

Свт. Николай Сербский: «Все мы составляем единый  огромный организм – человечество, - который образовался на земле, развивался на протяжении всей истории, и будет жить, пока с лица земли не исчезнет последний человек…».

Человек – чело века, вечная личность, мудрость времён, призванная туда, где время не властно. Для тех же, кто привык питаться суррогатами, актуальна не вечность, не Божий суд, а сама власть. Когда не получается владеть собой, хочется владеть миром. Когда не замечаешь «бревна в своём глазу», а оно всё-таки давит, то объясняешь возникающий дискомфорт тем, что давит человечество своим мусором, и каждый несоответствующий твоим притязаниям, наносит вред своей «соринкой».

Данная избирательность осуждения связана не только с учением о доминанте, но и с научным обоснованием Т.А.Флоренской: «Совершая нравственное преступление против себя, человек внутренне разрушается как личность».

 Так начинается неадекватное желание возместить свою неполноту полнотою власти, свою духовную несвободу притеснением других. Кто-то пытается преследовать семью, вбивая в неё аксиому того, «кто в доме хозяин», другие выстраивают манипулятивные пирамиды и корпорации, хозяйничая  по крупному, более ненасытные дирижируют пешками мирового правительства и играются выведением послушных рабов. Но, «чем бы дитя ни тешилось», а прав уважаемый К.С.Льюис: «Если какое-нибудь поколение благодаря евгенике и научному образованию и вправду получит власть, делать своих потомков кем пожелает, все последующие люди будут жертвами этой власти. Они окажутся слабее, а не сильнее».

 Итак, «повторение, мать учения», вырождение народа начинается с вырождения его нравов. Законы духовные срабатывают в отличие от физических, с умноженной силой в перспективе времени -  «действие равно противодействию», только последствия духовные ощутимей, больней, продолжительней.

При желании выкарабкаться из «грязи», нужно суметь увидеть её в себе, чтобы отделить от себя, иначе в самом чистом месте тебе всегда будет «не так». Увидеть – отделить от себя – очиститься покаянием – изменить образ мыслей – образ жизни. О чём последовательно изложил известный физик современности, игумен Свято–Данилова монастыря, Ф.Крюков: «Сердце без глубокого покаяния остается нечистым, как непереплавленная руда».

А как хорошо, когда не молчит сердце, когда в нём звучит голос совести, когда ты действительно слышишь себя, настоящего.

«Твоя совесть есть мера искренности твоего желания быть самим собой. Прислушайся к ней», - Ричард Бах.   Прислушаться к себе и услышать, что наполняет тебя, чтобы почувствовать своё отличие. Если сумел увидеть – сумей ужаснуться, не отчаиваясь. Как писал Толстой: «Мелкие несчастия выводят нас из себя, большие возвращают нас к себе». Вернувшись, займись собой, пока живёшь, тебе отпущено на это время. Время – «собирать камни», собирать себя, истинного! Не того, который обижен на весь мир, не того, который пытается кому-то, что-то доказать, идя на рожон, о чём красиво сказал Станислав Ежи Лец: "Предположим,  тебе  удалось пробить головой  стену.  Что  ты  будешь делать в соседней камере?". Нет, поступить мудро возможно, находясь в состоянии смиренного покоя, принимать решения – в состоянии беспристрастного духовного рассуждения. И тогда не возникнет необходимости бить голову, вы сможете открыть дверь.  Правильно, но тяжело. Особенно трудным, оказывается, достичь беспристрастия в мире полном страстей! С первых времён христианства, величайшей наукой считается наука борьбы со страстями.

Живое, бьющееся сердце

Рвут когти скорби и страстей

И некуда от боли деться,

И некому сказать о ней….

 

В философии, например, вторая стадия экзистенциального становления человека по Серену Кьеркегору – этическая, подразумевает так же, как и православное учение борьбы со страстями, не служение своей чувственной стихии, а наоборот возможность сказать ей «Нет». Именно от этой точки по Кьеркегору начинается путь к подлинной свободе  в жизненной ситуации.

Человек становится способен отказаться от всех неполезных, деструктивных привычек своего прежнего существования. Свободный человек  умеет противостоять низменным влечениям, нарушающим нравственные законы. Это противостояние плодотворно только на самых первых этапах образования психозависимости или пристрастия. 

Главным аспектом освобождения от навязчивости является очищение ума от навязчивого помысла, и умение управлять своим вниманием на этапе рассмотрения данного помысла или навязчивого образа. Это связано, не только с необходимостью не рассматривать непристойные или неполезные мысли, стараясь воспитывать свои чувства, но и достижение беспристрастного состояния души. 

В действительности, мы сталкиваемся с тем, что  – у каждого находится своя слабость, свой манящий в западню пряник. И он со временем становится опаснее, чем «запретное яблоко». Так как навык погружения в данную слабость успевает укрепиться настолько, что человек попадает в полную зависимость от него, возникает томление духа, сердечное желание испытать страстное влечение, ни смотря, ни на что!  Как  писал апостол Павел: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю».

….И в сухой листве себя сожму,

Христа ради, боль превозмогая.

Господи! Предай меня кресту,

Чтоб нести его, не предавая.

 

Тенденция к формированию  страсти или психозависимости, как болезнь духа, начинается при самостоятельном выборе не полезного, наносящего вред, действия, подрывающего духовные силы, а значит, и саму способность к независимому самостоятельному принятию решения. Как сказано в святом Евангелии: «Делающий грех – есть раб греха».

Первые этапы процесса образования страсти, психозависимого поведения были описаны аскетическими подвижниками и начинаются с невинного замедления в нашедшей соблазнительной  мысли, рассмотрение этой мысли или томящего чувства через внимание к ним.

Если человеку мысль нравится, хотя и не полезна или безнравственна, он начинает услаждаться тем, что в ней есть притягательного. Это сопровождается внутриличностным колебанием между добром и злом, хочу и надо, полезным и неполезным и т.п. вплоть до склонения к неполезному.

Приятная «навязчивость» начинает от ума присоединяться к сердечному чувству, что рождает сердечное желание этого помысла. Далее, возникает игра воображения и услаждение им. Весь процесс первоначального пристрастия может длиться недолго, именно на  этапе услаждения в представлении практически очень трудным становится дистанциирование от проблемы, ее отделение от своего сердца, так как сердце уже соуслаждается грехом.

 Далее, овладевая человеческой волей, мысль, из желания производит согласие и решимость к действию. А при первом удобном случае и само действие, которое после своего осуществления укореняет предпосылку повторяемости. Следовательно, психологически закрепляется навык к тому, с чем когда-то был не согласен.

Любой грех вначале сладок, затем примешивается горечь, и через  время, бывшее сладким, приносит одну горечь, муку и разочарование.

Наиболее ярко прослеживается пример наркомании, когда единичный опыт принятия наркотика приводит к последующей зависимости. Вначале происходит борьба помыслов, в результате которой принимается согласие с наркотиком, возникает представление некоего «кайфа», желание усладиться и поскорее избежать сомнений и мук совести, далее решимость действия и само действие завершают цепочку волевых деструктивных усилий, что при повторении всего действа формирует навык и непреодолимое желание, закрепляя психофизической тягой.

Так преодолевается внутриличностный конфликт между «хочу» и «надо», заглушая укоры совести, как нравственного центра индивидуальности (по Слободчикову и Исаеву).

В зависимом состоянии, человек испытывает патологическое застревание в чувстве вины, что ведет к разрушительным процессам в личности, без реального чувства покаяния, что опять-таки отражает состояние «жертвы».

В случае неоднократного заглушения голоса совести, человек выходит за рамки духовно-нравственных ценностей, не ощущая вины за содеянное, становясь нечутким, высокомерным, предвзятым к другим, тираном, насильником.

Если мы с вами вернемся к сформировавшемуся навыку, то отметим, что он  является причиной  формирования  доминанты данной личности (по А.А.Ухтомскому). И, по словам Ухтомского, мы начинаем воспринимать окружающий мир через призму своих доминант, культивируя в себе дефекты мировосприятия, искренне подтверждая свои умозаключения приобретённым жизненным опытом.

 Поэтому, если человек, даже раскаявшись, не ведет борьбу с патологическим навыком, то данное искажение гипертрофируется, так же приводя со временем к духовной нечуткости, деформации системы ценностей.

 

Синдром зависимости проходит несколько стадий:

 

  1. 1. Принятие предмета зависимости мыслью, чувством, желанием.

2.Навык участия, привыкание, терпимость к предмету страсти.

3.Пик желания – жажда удовлетворить свою похоть любыми средствами.

4.Компульсивность – непроизвольное влечение или безвольное рабство.

5.Уныние и отчаяние, ведущее к суициду или саморазрушению, то есть  духовный паралич и разрушение личности.

 

Этот цикл можно остановить до полной гибели человека, только при помощи внешнего воздействия, при самоотверженном личном  волеизъявлении самого человека. Проблему создала больная мысль, потому для её искоренения требуется иная, независимая от подобной проблемы мысль, исходящая из здорового организма. Самостоятельно изменить динамику почти невозможно ещё и потому, что у зависимого человека меняется мировоззрение, мироощущение и адекватность восприятия реальности. В данной ситуации страдает весь человек (дух, душа, тело), следовательно, средства должны быть  адекватными. Желательно проводить социально-психологическую реабилитацию в комплексе с медицинской и духовной. Например, православное душепопечение включает православный литургический образ жизни, регулярное пастырское окормление, занятия в группах катехизации. В 2005 году душепопечительский православный центр святого праведного Иоанна Кронштадтского, издал методическое руководство по реабилитации наркозависимой молодёжи, обобщив многолетний опыт высокорезультативной работы с зависимыми. 

Практическими результатами работы центра доказано формирование зависимого поведения в условиях депривации положительной духовности, и соответственно результативность реабилитации напрямую связана с восстановлением духовным.

Итак,  зависимость от проблемы или страсти образуется при наличии страстной или проблемной доминанты, к которой направлена вся личность в единстве дух-душа-тело. Соответственно, доминанте страсти служит и вся энергия души – 1) мыслительная, через направленность мысли и образов, 2)желательная, через желания и волеизъявления и 3)чувствительная, через направленность чувств и эмоций.

 Исходя   из этого, коррекцию зависимого поведения строим на волевом принятии новой конструктивной доминанты, и посредством воли, фильтруем мысли и воспитываем чувства.

А.А.Ухтомский писал, что путь ликвидации патологической доминанты – это формирование более сильной доминанты, имеющей принципиально иную природу. Достигается это через покаянное очищение совести и благодатное соединение трёх сил души: ума, сердца и воли, направленных к  духовной любви и свободе личности. Когда все три силы души гармонично согласуются с голосом совести, личность находится в гармонии. Но, если, хотя бы одна из сил психической жизни (мысли, чувства, воля) неконструктивна в проявлении, тогда нарушены единство и гармония. Здесь и начинаются психологические проблемы. Главное помнить, чтобы измениться, нужно захотеть изменить стереотип мысли в отношении страсти или зависимости. Это начало психокоррекционной работы.

…Неси боль земных оков

На исповедь – Божий зов!    

И тело  Христово прими,                                                                                   Почувствуй, Все люди – родны….

 

На первом этапе, мы приходим к осознанию группы помыслов, возвращающих все жизненные силы к питанию проблемы. То есть, для нейтрализации паразитирующей страсти, необходимо педантично и монотонно останавливать больную мысль и возвращать себя к тому, что в это время способно отвлечь, или принесёт пользу душе. Просто говорить себе стоп, образно включая красный свет до тех пор, пока не наступит облегчение. Хорошо помогает при этом частая Иисусова молитва: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго», дополняемая трудотерапией или творчеством, что также закаляет волю.

Иисусову молитву следует проговаривать про себя медленно, с вниманием на каждом слове молитвы так, чтобы другие помыслы утихли, осознавая, что молитва – это общение с Богом, желательно продолжать молитву до ощущения внутреннего покоя, умиротворения.

 Умной работе с  мыслями мы уделяем внимание потому что, будучи, внимательным к мыслям, человек  научится более ответственному поведению и аутокоррекции посредством силы воли.

Нейрофизиологическими исследованиями также доказано, что механизм активного волевого участия проявляется в человеке, прежде всего через его способность к запрету негативного желания и движения неполезной мысли. Вследствие подобной умной работы происходит изменение всей волевой направленности личности, очищающей экологию своей психической жизни, преобразуя соматические проявления. В то же время, нужно осторожно относиться к используемым механизмам психозащиты, особенно рационализации. Она  может не только увести от действительных причин проблемы, но и закрепить реакцию самооправдания, своеволия или банального саможаления, развивая вторичные выгоды.

Мыслеобразование человека во многом зависит от внешних раздражителей и внутренних переживаний. Когда мы осознанно контролируем работу ума, охраняя себя  от  всего неполезного и раздражающего, мы создаём перспективу упорядочивания внутренней жизни, освобождения ресурсной энергии, направленной через ум к сердцу. Это возможно при условии дистанциирования от неполезных чувств, желаний, от проявлений горделивой самодостаточности, при которых человеку  трудно совладать с самим собой.

Очищаясь от наносных умозаключений, мы можем достигнуть состояния «умственной бедности», ощущения смирения, благодатного покоя, блаженной радости. В это время, сущность человека наполняется энергией мысли. Потому, контролируемая направленность ума создаёт наполненность  психической жизни, а сознательная работа с фильтрацией неполезных помыслов обеспечивает укрепление воли и воспитание желаний. В результате, развивается чувство ответственности, ясность сознания, имеющая критическую составляющую. 

 Когда внимание к помыслам и движениям  сердца становится естественным, мы сознаём, от чего зависимы, и в чём себя можем постараться изменить. На практике это достигается при условии внимательного  развития собственной духовной жизни, прибегая к  Таинствам святой православной веры, к аскетическому психоанализу, опытно доказанному подвижниками христианского благочестия.  В этом помогает  Божественная энергия, даруемая по Благодати Божьей.

Духовному развитию способствует и  разумное рассуждение, сопутствующее    развитию религиозного чувства. Если этого нет, если человек не  чувствует молитву, как диалог с Богом, не обретает навык  Богообщения, не приходит к необходимости Богопознания, то его духовная жизнь замирает. Это объясняется тем, что, приобретая лишь навык контроля над мыслями, чувствами, желаниями, очень легко упасть в гордость, тщеславие, самомнение, становясь не способным к  переживанию тонкого религиозного чувства. Тут же, затихает голос совести, человек возвращается в исходное состояние с искажением духовного развития, так как уверен в собственной значимости, тщеславится собой и своими успехами, что на самом деле не отражает действительности. Это обман других и лесть себе, в превосходной степени, то есть, на религиозном языке – «прелесть бесовская».

В темноте не видно грязи, а на свету, малейшая тень видна, так, чем ближе человек к Богу, тем явственнее ему видны малейшие оттенки греха, любые пристрастные струнки даже в незначительном движении сердца, отчего святые видят себя первыми грешниками, а находящиеся во тьме своих грехов, не находят нужды в покаянии. 

Для того чтобы уберечь себя от пагубного самомнения, будем внимательны к своему духовному состоянию, не помышляя о себе высоко, дабы не упасть низко. Приобретать духовность - значит, идти за духоносным Ликом, могущим нас напитать Святым Духом. Происходит это в самом таинственном из святых церковных таинств, в таинстве Евхаристии, тесно связанным в православной традиции с таинством покаяния. В Святом Причастии, причастник принимает в себя самого Христа, Бога нашего, и Благодать Божия присутствует на нём. Потому неотъемлемой частью духовного развития является очищение души в покаянной исповеди и смиренное преображение в принятии Святых Христовых Тайн. В заключение главы, приведу одну из любимих молитв архиепископа Иоанна Шаховского, на мой взгляд, отражающую чаяния многих.

 

***

Господи, Боже мой, удостой меня быть орудием мира Твоего,

Чтобы я вносил любовь туда, где ненависть,

Чтобы я прощал, где обижают,

Чтобы я соединял, где есть ссора,

Чтобы я говорил правду, где господствует заблуждение,

Чтобы я воздвигал веру, где давит сомнение,

Чтобы я возбуждал надежду, где мучает отчаяние,

Чтобы я вносил свет во тьму,

Чтобы я возбуждал радость, где горе живёт.

Господи, Боже мой, удостой, не чтобы меня утешали,

но чтобы я утешал,

Не чтобы меня понимали, но чтобы я других понимал,

Не чтобы меня любили, но чтобы я других любил.

Ибо кто даёт – тот получает,

Кто забывает себя – тот обретает,

Кто прощает – тот простится,

Кто умирает – тот просыпается к вечной жизни.

 

И будем помнить, что позволяя себе слабость, мы ослабляем всё человечество, а достигая совершенства, совершенствуем мир! Сделаем же свой выбор, не забывая, об ответственности перед будущим.

Об этом же писал и Альберт Эйнштейн: "Я чувствую себя настолько солидарным со всем живущим, что для меня безразлично, где начинается, и где кончается отдельное".

Созидая себя, созидаем гармонию души и соборное единство с Творцом душ человеческих. Созидая семью, созидаем гармонию встречи и принятия, выстраивая соборность рода. И всем этим, соучаствуя в созидании общества, соработаем самому Богу в творческом преображении бессмертной души человека соборной молитвой, чтобы прийти чадам к Отцу Небесному и возрадоваться друг другу навечно! 

 

            

 

 

Глава 5

Встреча родословных

 

Мужчина и женщина, встречаясь, вдруг осознают, что хотят создать семью, очаг любви, домашнюю церковь. Это искусство из искусств, в котором, сияют разными гранями труды и добродетели каждого в одном общем драгоценном камне, на котором созидается Божие домостроительство. Причём, каждый трудится в свою меру. На мужчине, чаще всего,  держится материальное  благоустройство дома.  На женщине – эстетическое и молитвенное.  Потому, он – глава, она – равная помощница, молитвенно  согревающая очаг домашней церкви….

Само понятие встречи предполагает возникающее восприятие друг друга и самое главное - принятие друг друга. Как ни странно, за кажущейся простотой смысла, в этих словах кроится порой непростая  тяжесть реальности.

 

….Половинка моя, сокровенная,

Так душою душа пронизана.

Обнимаю нежно и преданно,

Вне пространства и времени, мысленно.

 

Всем известна банальная фраза из классики семейной жизни: «Любовная лодка разбилась о быт». Но, для умеющих думать, так же понятно, что бытовой трамплин является, не причиной, а испытанием истинности чувств и крепости союза, связующего двух в одну плоть.

 С другой стороны, в широко распространённых, вполне стойких браках, основанных на успешном ведении совместного хозяйства и мещанском процветании, вопросы, касающиеся  любви, зачастую просто не возникают. То ли потому, что «от добра, добра не ищут», то ли так удобно, привычно или стабильно, то ли сильны следы прошлых психотравм или внутриличностных проблем, возводящих броню психозащит перед искренним самопознанием, диалогическим откровением. В любом случае, если эти супруги не стали друзьями друг другу, то духовная пропасть возникнет в своё время перед каждым, провоцируя отпадение от семьи, или более твёрдый шаг навстречу душе друг друга. А иногда нам только кажется, что в семье процветают коммунально-соседские отношения, ведь чувства каждый выражает в своей мере, так, как  сам готов принять их и, не искажая передать другому.

Супруг, разделяя ответственность со своей половиной, старается взять больший груз проблем на себя, и делает это так как может. Муж и жена, заботясь друг о друге, чувствуют силу единения в совместном бытии, когда друг без друга, значит – без цельности, как будто без воздуха, без сочастия, то есть без счастья, без любви. А это и есть она самая – некричащая, неоскудеваемая, несвоевольная, беспритязательная, всепретерпевающая, всепрощающая любовь.

 

Глаза твоей души,

Пленили навсегда.         

Ты подарил мне жизнь,

Она была – в глазах…

Ты подарил любви

Святую чистоту,

И мы с тобой зажгли

От той любви – звезду.

Она сияет нам

Молитвами времён,

 Смиряя волны там,

Где мы с тобой вдвоём.

Где есть глаза души

И общая стезя.

Где ты мне даришь жизнь,

Где мы с тобой – друзья!

Глаза твоей души,

Пленили навсегда.         

Ты подарил мне жизнь,

Она была – в глазах…

Ты подарил любви

Святую чистоту,

И мы с тобой зажгли

От той любви – звезду.

Она сияет нам

Молитвами времён,

 Смиряя волны там,

Где мы с тобой вдвоём.

Где есть глаза души

И общая стезя.

Где ты мне даришь жизнь,

Где мы с тобой – друзья!

 

Почему же, случается так, что с приятелем легче оценивать промахи и недостатки, переживать трудности и аргументировать свою правоту?

Оказывается, наше восприятие друг друга настолько проникновеннее в любви, в немощи друг друга, что, не имея крепости душевных сил, мы становимся уязвимей, ранимей, малейший ветерок обдувает холодом, жар негодования испепеляет горечью, а неосторожность в обращении цепляет за живое, формируя вопрос – любовь ли это?

Вот здесь можно поправить смысл выше сказанного: любовь становится состоянием души, когда мы поступаем по любви и с любовью, при любых обстоятельствах. Если же, речь ведётся только о  чувствах, то это всего лишь фрагментарное восприятие, непостижимость настоящей любви,  переживание чувства душевной влюблённости, которое не всегда сопровождается истинной духовной любовью. То есть, любовь не ограничивается чувствами, она выше любых описательных категорий и качеств личности, а главное – она духовна, надтелесна, то есть ожидать полноты в интимно-личностном удовлетворении, это заведомо обречённый самообман.

Мы не совершенны, оттого и  друг от друга не имеем права ожидать  совершенной любви. Но, к сожалению, мы перестаём видеть свою упрямую ложь, и всё меньше способны к безусловности в отношениях. Становятся частыми обиды, переходящие в барьер злопамятства. Один из супругов требует, по закону справедливости, чтобы другой супруг извинился, представляет себя жертвой эмоций и снисходительно продолжает жить в семье, ожидая дополнительных благ и поощрений. Но как продолжается эта жизнь? Этот несчастный перестаёт нормально общаться, постоянно напоминая о своей обиде, гордится в самом себе тем, что он не такой, как его половина, а в результате становится ещё хуже. Насколько проще ему первым попросить прощение, сказать о том, что: ношу в себе обиду, прости меня за это, а ещё прости за то, что возможно невольно послужил причиной твоего эмоционального срыва, но давай примиримся и простим друг друга. Как редко таким способом разрешаются конфликты в современной семье.

 К сожалению, мы забываем принимать друг друга такими, какие мы есть. А бывает так, что вредим, друг другу, примеривая на любимого человека своё мнение, свои желания, грубо вторгаясь в душу, раня её недоверием, непониманием. И, самое главное – разговоры о правах и законах начинаются там, где заканчивается любовь, для того, чтобы поддерживать приличие совместного жительства.

Но, что получается, когда без любви, строятся отношения в совместном быту? Когда мы требуем честности друг от друга, улавливаем ложь в неправоте, не понуждая себя поступать по любви, мы готовы разоблачать друг друга, не разбираясь, становимся – принципиальными до высокомерия, хотя, в самой любви, больше милосердия, чем справедливости.

А можно просто постараться полюбить, замечая в другом(ой) его(её) плюсы, то, что ценят в нём(ей) другие и понуждать себя к ежедневному набору комплементов и добрых пожеланий.  Через некоторое время, жизнь в семье преображается до неузнаваемости.

 Мы испытываем на себе то, что отстаивать справедливость, не любя, значит открыть сердце для критиканства или жестокости, причём, геройски чувствуя себя правым. Куда проще, простить и отпустить ситуацию, информацию, ничего не доказывая, - время всё расставит по местам.

Умный супруг, находящийся вне любви, мало, чем отличается от хитрого гордеца, а к тому же воспитанный, предстаёт двуликим, не только в своей семье, а является таковым во всех проявлениях себя в обществе, лишь бы добиться признания, оценки своей манерности, начитанности, своих знаний, умений, навыков. Но, и его сердечко можно растопить любовью и душевными беседами, терпением и нежностью.

 Обязательный супруг, сердце которого не наполнено любовью, скрупулезно отслеживает выполнение обязанностей другого супруга, доходя до раздражения по мелочам, всем своим видом показывая: «без бумажки ты букашка, а с бумажкой – человек!». Подобно ведёт себя тот, кто возносит свою ответственность, пытаясь  компенсировать ею отсутствие любви, на чаше весов которого не перевесит чья-то боль, его бесцеремонность всегда им же оправдана.

Страшнее - власть, без любви! Человек становится насильником, идущим по «трупам» ради «дела».

Итак, без любви, теряется смысл жизни человека, искажается суть происходящего в самом человеке и в его окружении. Да и простое понимание настоящего, полноценного счастья становится недосягаемым, так как его чувствует сердце в том, чем оно наполнено. Наполнено сердце  желанием благ и удовольствий, и бросается человек в погоню за благами, которые быстро приедаются и вновь желается что-нибудь недосягаемое, отчего и счастье кажется призрачным.

А когда сердце наполнено благодатью Духа Святого, то и счастьем истинным наполнен человек и счастьем наполняется семья!

 В то же время, мы несовершенны в любви, а потому, имеем ли право, её требовать от другого? Или готовы взращивать любовь в себе, делая дела любви? Способны ли мы, прощать недостатки ближнего? Понимать, что, и сами далеки от совершенства, что, и сами нуждаемся в прощении? Способны ли мы, покрывать духовным бальзамом любви душевные язвы близких и дальних?  Как далеки мы сами от любви, потому что «чистому всё чисто»! Поэтому, давайте будем учиться любить и прощать. Учиться никогда не поздно, особенно тому уроку, который имеет длину жизни и приводит к пониманию её смысла.алеки мы сами от любви, потому что чистому всё чисто.ё мнение, свои желания, грубо вторгаясь в душу, раня её недоверием, непони

Каждый из нас, и все мы,  желаем, ждём, ищем любви, как единственно незаменимого наполнения сущности бытия во времени и пространстве, оправдывающего значимость вечности, растворённой в совершенной Любви. Каждый в свою меру ищет, и по своей способности вместить, принимает.

 

Сердцу сердце говорило:

Я люблю тебя!

Милость Божия дарила

Чудо бытия….

 

Мы знаем, из святого откровения, что только Бог есть совершенная любовь и в том много любви, чьё сердце – престол Божий. И только такая любовь имеет силу всё претерпеть, всё простить, всё понять и всё принять. В истории человечества, воплощением живой любви стало рождение Сына Божия – Иисуса Христа. Таким образом, удалённость от идеала Христианства измеряется нашей неудовлетворённостью, пронизанной страстями и похотями, желанием нравиться и услаждаться. А это значит, что широта чувств искажается, и не любовью освящается личность, преобразуясь и возвышаясь, а личностным своеобразием наполняется чувство, оседая под тяжестью эговлечений, эгопритязаний и эгоожиданий. И появляются, не просто суррогаты, а антиподы, в которых, великую силу любви унижают до уровня банального удовольствия и плотско-душевного наслаждения.

В подобных условиях, когда между супругами романтический туман развеян,  в любимых начинает видеться не только отклик своих чувств, а, и  инаковость, другость не совсем послушной половинки,  которая напрягает или открыто возмущает. Отголосок иных традиций, иного мировоззрения, иной родословной, иногда, воспринимается как чужеродный, и не факт, что к нему выработается иммунитет совместной жизни. Начинают очерчиваться разнообразия мнений и раздражающие несовпадения принимаемых решений.

Глупо обвинять имеющиеся альтернативы или бытовые соблазны, так как наше видение реальности и  отреагирование на неё зависит только от нас. Понимая это, один из супругов, в порыве «доброжелательства» пытается научить другого, как нужно жить, или, по меньшей мере, что нужно делать в данной ситуации. В определённое время, попытка «доброжелательства» не «проглатывается», так как хочется жить собственным умом и назревает банальный  конфликт.

 В таких  выяснениях отношений вспоминается мама, папа, близкие и дальние родственники, приложившие руку к «неправильному воспитанию тебя и пагубному влиянию на  нашу семью». Это и есть свидетельство отсутствия безусловного принятия, то есть бескорыстности отношений. Если нечто подобное становится регулярным, то в этой семье закономерно формируется комплекс зависимости от созданного ими же патологического сценария совместного бытия.

Психологию зависимого поведения, в общих чертах,  мы рассмотрели в предыдущей главе, остаётся лишь сделать вывод, касающийся семейных стереотипов взаимодействия. Когда один из супругов психологически подавляет или корыстно использует в своих интересах другого супруга, в этом нездоровом климате развивается вирус психонасилия, подрывающий семейные корни счастья и мира. А мирности как в семье, так и в обществе крайне не хватает. Вопрос в том, ищем ли мы мир Христов в действии или только по рассуждению? И всё ли делаем для этого?

 

 

….Венки любви сплетали листья,

Летя в сырое умиранье.

И застывали взмахом птицы,

То ли надежды, то ль прощанья….

 

«Любовь к человеку без любви Божией есть самолюбие. А любовь к Богу без любви к человеку есть самообман» (Свт. Иустин Попович).

Мы с вами говорим о наличии высшей, духовной любви, основанной на способности к самопожертвованию, но не все осознают то, какой любовью наполнены. Для самоанализа, обратимся к известным уровням любви.

 Итак, первый уровень любви, которую трудно назвать любовью, эрос — плотской и потребительский, когда,  в объекте любви, мы видим средства удовлетворения своих желаний и похотей.

Второй уровень, душевный, также эгоистичен, филос — любовь  к себе в другом, любовь основанная на том, что близко и притягательно в любимом, держится на эмоциях и настроениях.

Третий уровень, почти христианский, сторге — это любовь к самым близким друзьям и родным. Эта любовь содержащая в себе самопожертвование, но часто бывает слепа.

 Самый высокий четвёртый  уровень беспритязательной духовной любви - агапе, которая не навредит, не ищет своего, благодаря которой мы можем всё простить и возлюбить врагов своих.

«Любовь долготерпелива. Любовь добра; она не ревнует. Любовь не хвастается, не бывает надменной; не поступает неприлично, не ищет своего; не раздражается, не ведет счет злу; не радуется неправедности, но радуется вместе с истиной; все покрывает, всему верит, на все надеется, все терпит. Любовь никогда не проходит» (1 Кор.13:4-8).

Противоположность духовной жертвенной любви агапе  – обычная страсть, называемая также манией. Она составляет основу блудной страсти и характеризуется безрассудностью, зависимостью и потерей душевного мира и душевной радости, особенно если объект любви не разделяет данное страстное влечение.

Многим из нас совсем необязательно идти к психологу, чтобы понять уровень нашей любви и то, что  мешает поступать правильно, по духовной любви. Почему, наступает время, когда ноги домой не несут, когда атмосфера очага становится напряжённой, а экология семьи - опасной для совместной жизни. Порой мы замечаем запустение дома, слишком поздно, уже, как следствие запустения души. Вспоминается Евангельское слово о днях последних: «увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте…». (От Матфея 24.15). Но нам дана свобода выбора, которую не может нарушить даже Бог, потому что сотворил нас свободными. Поэтому мы и только мы в ответе за свой выбор жизненного пути в свете Любви, или во мраке запустения вне Любви.

Любовь остывает в нас тогда, когда мы предаём её нарушением главного христианского закона нравственности: «Возлюби ближнего своего, как самого себя и не желай ближнему того, чего не желаешь себе». О, если бы, мы не поступали эгоистично, естественным образом умножали бы любовь в себе и вокруг себя. И это вполне возможно, стоит только захотеть. Делание любви начинается с прикладывания усилий «делать дела любви в начале и без любви», а со временем, по Благодати Божьей, возгревается сердечная любовь.

Так, для нас, почти две тысячи лет звучат пророческие слова Евангельские: «По причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь…». (От Матфея 24.12). Вразумимся? Или заменим  потребность в любви суррогатами удовольствий призрачных, сильна ли ещё воля наша в противостоянии беззаконию духовному?

Переосмысление своих действий, поступков, помогает нам в принятии  решений, основанных на свободе выбора по духовному рассуждению. Открывающиеся альтернативы показывают новые, конструктивные возможности в решении задач, раннее казавшихся неразрешёнными. Для этого, кроме желания что-то менять, необходимо развитие внутриличностного творческого ресурса, имеющегося у каждого человека. А глубина творческого преображения, позволяет освободиться от стереотипов, и свободно выбирать те ценности и идеалы, которые действительно являются жизнеутверждающими, помогающими принятию «встречи» с «другостью» супружеской половины.

 

Душа доверяет Слову,

Как мать, продолжаясь в детях,

В Любви, обретая свободу,

В рождении - дар творенья.

 

Постижение духовных ценностей, как составляющая духовного развития, свидетельствует о преодолении внутренней и внешней раздвоенности, о личностной согласованности и экзистенциальной гармонии. Интимная сила подобного преобразования закрепляет тайну целостного единения в супружестве, полноценность и целомудрие семьи, способность к самопожертвованию в контексте сорадования и сострадания.

 Смысл союза брачующихся заключается в обоюдной помощи спасения души для вечности. И когда, именно этот смысл является фундаментом выстраивания отношений, всё становится на свои места. И терпимость появляется, и сглаживаются капризы, и морщинки украшают, и претензии по поводу внешности исчезают – всё принимаем, во всём помогаем, всему радуемся, потому что вместе идём к одной цели, не замыкаясь на себе. Одному тяжело преодолевать соблазны и искушения, нужен друг, другой в своей «другости», но такой родной, сродни сердечному исканию, для новой родословной. Вдвоём легче, вот и находим того, кто разделит и радость и печаль, того кто поддержит и поймёт.

Тобою окрылённой быть! И быть любимой!

Счастливейшей  в горячности любви!

Весь мир обнять влюблённостью красивой,

Чтоб в сей любви,  и ты мог стать другим,

Способным наслаждаться небесами,

И чистотой, и верностью дыша,

Остановить мгновение глазами

Рождая в сердце не палящий жар.

О чудо глаз, дарящих окрылённость!

Пожатье рук, кидающее в зной!

И несказанность, словно невозможность

Жить без тебя, и счастье – быть с тобой!

 

      Помоги нам всем Господь! Жить – и быть самыми счастливыми, искренне, просто и  радостно принимать всё независимо случающееся с нами, как Промысел Божий, как со-частие, приближая себя к Причастию самого Бога. Идти к бесконечному счастью, не разменивая жизнь на временные, конечные удовольствия, отвлекающие от Вечности в Боге.

Как мгновенна наша жизнь в сравнении с Вечностью, где нет времени, а есть Неизмеримая Слава Божия, для которой нужно здесь потрудиться, в это мгновение отпущенной нам жизни. Потрудиться ради Христа, чтобы уже в земной жизни находясь телом, переноситься душой в жизнь будущую, счастье беспредельное. Я знаю такого человека, я лично свидетельствую о словах его, произнесённых  сердцем, когда, спросив о самочувствии физически тяжело больного инвалида,  услышала в ответ: «Да я самый счастливый человек!». Эти слова помогли мне многое увидеть, многое понять. Этому святому человеку посвящается следующая глава.

 

 

Глава 6

Отец духовный

 

На святой Старобельской земле, в Свято-Скорбященском женском монастыре молился о спасении рабов Божиих, духовник обители, любимый батюшка – пастырь многих страждущих, почитаемый старец и утешитель, Схиархимандрит Кирилл (Михличенко).

Это мой духовный отец. И потому не скажу многого, что глубоко личностно и сакрально, да и нет тех слов, которыми можно было бы передать всё то душевное тепло, исходящее от мыслей о батюшке, от сердца, согретого его отцовской заботой и любовью.

Любовь – наверное, это самое ёмкое слово, применимое в отношении отца Кирилла. Это, то самое главное, недостающее многим из нас….

 

Мы странники от млечности до вечности,

Чужие мы для мира и для праздника.

Зашедшие на перевал суетности,

Мы трезвенность телесностью обкрадуем.

И только единичные светильники,

Украшенные ризою монашества,

Собою выстилают путь спасительный, -

Путь - в сердце, что стяжало Божье царствие…

Часто спрашивали у батюшки: «Как научиться истинной любви, чтобы исполнить заповедь любви?». И слышали в ответ простое слово о ежедневном делании добра, с понуждением себя увидеть лучшее в каждом человеке. Слова то простые, а вот исполнить их тяжело, тяжело признавать право людей на ошибки, тем более на проступки, задевающие тебя. Обида тут как тут, да такая вроде бы справедливая, что о прощении, тем паче о смирении и речи нет. И переживал отец духовный сострадающую боль за скорбящих, о которой знало лишь небо. И не переставал батюшка молиться о вразумлении обиженных, о даровании им мудрости в милосердии, без которого не прибегнуть и самим к милосердному Богу. А уж когда молитвы  прихожан светлели, радовался батюшка так, как будто преображение Господнее вырвало гибнущие души из самого ада.

 В одной из проповедей отца Кирилла звучали такие откровения: «…По словам угодников Божьих, на небе – единая общая любовь, на земле – одни любят много, другие любят мало, а третьи – совсем не любят. Тот, кто побеждает грех, тот любит Бога. У кого в сердце к тому же, умиление – тот больше любит. У кого в душе – свет и радость, тот ещё больше любит. А у кого Благодать в теле и в душе, у того совершенная любовь. А наша любовь, братья и сёстры, сейчас в нашем присутствии на богослужении, за которым нам и радостно и тепло и светло…»

Отовсюду приезжали к отцу Кириллу, из разных сёл, городов, государств. И для каждого находился у батюшки, кусочек сердца. А когда собирались паломники, батюшка всех звал на молитву, которую Он читал для всех и каждого, молясь о помощи Божией нам грешным. Так и говорил: «Предлагаю нашу встречу скрепить молитвой о каждом из нас. Как вы думаете, почему такая молитва должна иметь успех? Об этом Апостол Павел говорит то, что «никто не ищет своего, только пользы другого человека». Я считаю, что христианство, это одна семья. Значит, вы для меня не другие, а какие? – Присные, родные. Присный, в переводе с церковнославянского языка, означает – родной.  Какое же у нас с вами родство? Все мы, братья и сёстры, во Христе! Вот в этом единстве Христовом мы сейчас с вами и совершим молитву…. »

Однажды, находясь в тяжёлом переживании страдания, чувства непоправимого горя, по поводу мучительного умирания, дорогой моему сердцу юной монахини, спросила батюшку, как же помочь?  Не могу не скорбеть, погружая себя в её боль, ощущая готовность отдать свои силы, свою жизнь страждущему человеку,  ради  исполнения заповеди любви. И рассказал отец духовный, что находится в святой земле каменный столб бичевания, который с тех самых времён казни Христовой несёт память о страданиях Сына Божия. Из этого камня сделали престол, и всякий может приложить голову к камню и сквозь тысячелетия услышать сухие удары бича. Так, согревая молитвенно, батюшка укреплял душу, говоря о том, сколь выше камня живая душа, и если даже камень сквозь время отражает боль, как же душе оставаться спокойной при виде страданий. И далее, смиренно напоминал о том, что, у Бога, всё своевременно, а утешение исходит от Духа Святого, Утешителя. Что спасает Спаситель наш, Господь Иисус Христос, а нам, дабы не упасть обессиленными, надобно всё пропускать через молитву, боль свою нести к небу, не требовать от себя непосильного, и помнить, что мы – Божьи. Так и сам батюшка, смиренной молитвой, непрестанно звучащей в сердечной чистоте, встречал всё то, что кажется и камень не сможет понести….

Помнится миг покаянной боли, когда ожидаешь человеческой реакции священника на исповеданный смрад грехов и … неподдельную, ни с чем не сравнимую благодатную любовь Божию, поднимающую со дна адова, руками служителя Пресвятой Троицы. Отпечатались в сердце, в перевес казавшейся безысходности, простые, добрые слова батюшки: «Господь сказал: милости хочу, а не жертвы». И его молитва, искрящаяся из глубины сердца. И как-будто обычные, иногда простоватые, для кого-то юродивые наставления-вразумления, а на самом деле, по откровению Божию, зная много вперёд, батюшка скромно и самозабвенно, соработая Господу, стучал в душу вопрошающего, да повернётся она к спасению.… И всех покрывал любовью, источающейся от него непрестанно.

Некоторые чада духовные так и говорили, мол, сил нет, добраться бы до батюшки, а уж, от него такая сила и теплота молитвенная, что  идёшь по скорбным путям житейским и радостью наполнен неземной, и Пасха Христова видится сквозь любые страдания. Отец Кирилл на то отмахивался, это говорит, не ко мне идёте, а к Матери Божьей, это Она, Пресвятая Богородица, Всех Скорбящих Радость, держит нас грешных в радосте о Господе. И непременно всех благословлял  на молитву у чудотворного Образа Царицы Небесной.

 

Благослови, прошу, отец духовный,

Не впасть во грех, сильнее быть страстей,

Молитвою святою, чудотворной,

Не оставляй грешнейшую, во тьме.

Мне испроси телесного мученья,

Болезней самых сильных и обид.

Но только не позволь душе растленья,

Чтоб не был Бог моим грехом убит.

Как обычно, приехала как-то к батюшке,  на душе тяжко от усталости, так устала, что хотелось улететь от земных забот к звёздам, я с детства люблю звёздное небо, люблю летать во сне.  Подозвал отец Кирилл поближе, да и просит достать ему с полочки – большой астрономический атлас. И листает медленно, комментирует цветные глянцевые фотографии небесных тел, прославляя Творца, как будто знает мою мысль о космосе. А потом, очень строго, показал на тёмное  пространство снимка и говорит: «Когда отделится душа от тела и полетит в космическую бездну на мытарства, Ангел-Хранитель её бедную сопровождает, плачет, а холодный космос пугает одиночеством и предстоящими испытаниями. Потому, нам надо не туда спешить, а здесь успеть добро вершить. Молись, Бог по силам даёт, лучше в грехах кайся, чтоб в огне не гореть и холодный ужас не испытывать». С тех пор, мечту о космических полётах, как рукой сняло….

Очень переживали все, когда батюшке по причине серьёзных осложнений сахарного диабета, одну за другой, ампутировали ноги. Далее, ежедневное преодоление боли – фантомная, глазная, сердечная, суставная, отёки, спазмы, предкоматозные состояния. И ночные молитвенные бдения, и ежедневные вереницы усталых путников, жаждущих помощи…

И жила в этом немощном телесном сосуде такая мощь духовной любви, что действительно ощущали  полноту признания: «Да я самый счастливый человек!».  И невольно преклоняешь голову, учась видеть великое в малом, беспритязательно принимать и мир и себя в нём, не забывая о главном – стяжании Духа Святого, Любви Господней, которая так близко…

Особым попечением батюшки были наши семьи и дети. В своих воскресных проповедях он уделял большое внимание простому семейному счастью, напоминая всем нам слова прп.Амвросия Оптинского, что «Где просто, там ангелов со сто», а если не храним очаг семейного тепла, то на углях каши не сварим: «Господь поруган, не бывает». А ситуации часто выглядят так, как люди сами хотят их видеть.

Однажды приехала молодая женщина вся в слезах, на мужа жалуется – эгоист, инфантильный, безответственный,  дома ни о чём не думает, не помогает и в сторону церкви не смотрит, плачет она и просит молитв батюшкиных.  А он, утешил горемычную, да и, кланяясь, ответил: «Мужу поклон передай, его терпению даже Диоген бы позавидовал, это тот, который от своей жены в бочке спасался». Она всё поняла, а через время они с мужем к отцу Кириллу, вместе приезжали, за молитвенной поддержкой в скорби семейной. Рассказывала мне ещё одна прихожанка свою историю, о том, как уехал муж на заработки, и не случилось у него работу найти, а так и коротал время, пока совсем от семьи отошёл, охладел к жене и ребёнку. Приехала за благословением на развод, а уехала с напутствием на венчание. В тот момент к этому скептически относились и муж и жена, думая, что разбитую чашу не склеить. Но по молитвам батюшки, всё управилось, конечно, не сразу, и не просто, но для семьи открылось второе дыхание – и  Господь благословил им ещё одного ребёночка. Историй подобных – тысячи, и все объединяются молитвой батюшки о крепости семьи и ответе пред Богом, за вверенное право сотворчества в воспитании детей.

Детки Божьи, от зачатия уже доверяют родителям и любят их, безусловно, и этот свет детской надежды мы можем пронести сквозь время и пространство, вплетая в животворящую силу древа родословного. А засуетившимся пленникам быта, батюшка, с любовью напоминал великое значение семьи и рода, возвращая наши мысли к Евангельской родословной Христа, к Его библейским предкам от рода Давида и рода Авраама. К тому, что каждый представитель рода имеет возможность свободным усилием воли приблизиться ко спасению души своей и родового наследия, каждый на своём месте, в своё время.. Так, например, царь Соломон выстроил храм Божий, а праведный Иосиф стал земным родителем Христа Бога нашего.

Родословие Иисуса Христа нам показывает не только исполнение древних пророчеств, но и святую силу веры в семье, богоугодной жизни в мире и согласии. Благодать Божия освящает союз, в котором двое становятся одной плотью, потому что, целостность семьи – это верная дорога к некогда потерянному воссоединению души с Богом, к Обожению Образа, живущего в каждой душе.

Единство семьи, это очень важный опыт единения в Боге, особенно для детей, впитывающих в себя взаимоотношения родителей, как норму сосуществования, как диалог с миром, что ярко выразил М.М.Бахтин: «Быть – значит общаться диалогически».

Искусство диалога начинается с искусства смирения, видение другого, принятие его, таким как есть, не переделывая на свой лад, услышание другого в себе, - всему этому тоже учил отец Кирилл. А, иногда, без слов, посмотрит в самую твою душу и оставит тебя без видимого ответа, чтобы откликнулось Слово в самой душе твоей. Слово истины способно вместить лишь чистое сердце, как сказано в Евангелии: «Чистии сердцем Бога узрят». Потому, нелёгкая дорога к Небу, определённо зависит от образа нашей жизни. От силы нашего покаяния, то есть изменения, исправления, восстановления. А восставшему, следует быть бдительным, чтоб не упасть в новое искушение, так как результат внутреннего делания – не окончание пути, а правильно выбранный курс.

«Быть» - себя дарить. Это радость - «быть».

Сущее внимать и, взрастив, отдать.

Жить-не навредить, в сердце ум вместить

И суметь простить. «Быть…» - как мать, любить!

И так естественно возникает желание остановиться, отдохнуть, оценить достигнутое, но остановился и тут же упал. А всё оттого, что при остановке поднимается гордость да тщеславие. Батюшка предупреждал: «Направо идёшь, так налево не озирайся. Думая о спасении, не лукавь, удовлетворяя похоти греховные, хоть бы и в мыслях. Если ты  - Божий раб, не делай себя рабом греха. А если во все стороны метаться, то можно и разорваться. Так что выбирай, пока Господь попускает. Но это будет твой личный выбор, за него и ответ держать придётся».

 Вот так потихоньку и образумимся, то есть Образ Божий в своей душе увидим. И примем себя в роде своём, и принесём новый родник живой воды своим родовым корням…

Много Божьих дел совершается по молитвенному предстательству батюшки. Сидя в инвалидной коляске, пред Образами Святыми, молился наш дорогой духовник о стольких судьбах и начинаниях, что другие и за жизнь не успели бы даже начать, а стараниями схимника всё сие совершалось во Славу Божию! 

Так, например, по благословению и молитвам  отца Кирилла, с 2010 года, в нашем городе Алчевске создана и работает Алчевская духовная лечебница, для детей, имеющих психофизические нарушения в развитии. Сердечный трепет охватывал каждого причастного к этому важному, уникальному событию. Уникальность самой лечебницы в том, что здесь, по молитвенному ходатайству отца Кирилла, оказывается комплексная (духовная, душевная и телесная) профессиональная помощь детям-инвалидам, инвалидам детства, детям группы риска, семьям в кризисных ситуациях.

                                                                              

Благословенная общинка детскойгруппы 
Лечебницы особые сердца! 
Наполовину в небе ваши судьбы, 
И детским смехом радуют уста!
Какое счастье подружиться с вами, 
И поделиться сердцем, в унисон. 
Чтоб этими сердечными свечами, 
Прославить Бога — жизни каждым днём!

 

И именно эти дети, умеют ценить семью, какой бы она ни была. Радуются своим родненьким бабушкам и дедушкам, родителям, даже живущим отдельно и иным родственникам так, как будто это самые важные, самые главные люди во вселенной! И совсем не замечают, когда родные их стыдятся или оплакивают свои несбывшиеся надежды в отношении детей. Они возвращают нас в реальность, своей большой душой, которая превысит любые достижения интеллекта и физиологии, они умеют по-настоящему чувствовать жизнь! И не беда, что не все семьи у деток полные, там, где живут эти дети, сам Бог дополняет недостающее.… 

Однажды, в беседе, на тему важности семьи, даже не полной,  отец Кирилл немножечко поведал о своей семье, о себе, о том, что после смерти мамы, будучи совсем маленьким, он чувствовал двойную заботу отца, который не только о телесном  и душевном, но и о духовном развитии детей переживал и старался. Он на деле был примером для своих чад, живя в согласии со словами св.Серафима Саровского: «так, чтобы вокруг тысячи спасались», чтобы мир был в доме.  «Отец учил нас простоте жизни и этой простотой легко приближаться к Богу. Мы знали работу, и были послушны отцу. Сёстры, присутствующие при смерти отца, рассказывали, что он просветлел и сказал: «Детки, вы знаете, что у меня сейчас такая радость, я в жизни никогда не был таким радым» - и закрыл глаза. Это называется – христианская кончина: безболезненна, не постыдна, мирна, и с радостью».

 Рассказывал батюшка и  о своём  пути к монашеству: «Родители: Исидор и Мария, до рождения, нарекли меня Николаем. Но, во время войны архивы были утеряны, поэтому мне пришлось принять имя Иоанна, которое случайно нашлось в архиве Церкви, через мать, успевшую, перед смертью меня окрестить. А отец нас всех всегда сплачивал и к Церкви вёл и меня и старших сестёр. Он был  верующим человеком, и для него было большой трагедией не то, когда он шёл в Церковь, времена то безбожные были, а трагедией было, когда он не мог быть в храме. Он не считал чем-то особенным то, когда он был в церкви, но когда не был – для него это было действительно трагедией. Помню, после армии, когда три с половиной  года отслужил в Германии, вернулся домой, мне тогда было 24 года, о