Суббота, 25 февраля 2017 14:55

Прощеное воскресенье (2)

Автор
Оцените материал
(3 голосов)
     Женщина долго и тяжело болела. Надежды на выздоровление уже не оставалось. И она обратилась с просьбой ее причастить к известному во всем мире архипастырю и проповеднику Евангелия, митрополиту Сурожскому Антонию, которого хорошо знала. Священнослужитель приехал и сказал, что женщина должна исповедаться.

     Больная исповедалась, и священник ее спросил: «А скажите, не остается ли у вас на кого-нибудь злоба? Есть ли кто-нибудь, кого вы не можете простить?» Она ответила: «Да, я всем прощаю, всех люблю, но своему зятю я не прощу ни в этом мире, ни в будущем!» Митрополит Антоний сказал: «В таком случае я вам ни разрешительной молитвы не дам, ни причащения». «Как же я умру непричащенной? Я погибну», - сказала женщина. Священник ответил: «Да. Но вы уже погибли – от своих слов». «Я не могу так сразу простить», - призналась больная. «Я сейчас уйду, вернусь через два часа. У вас впереди эти два часа для того, чтобы примириться или не примириться. И просите Бога, чтобы за это время вы не умерли», - сказал священнослужитель.

     Митрополит Антоний вернулся через два часа, и женщина ему сказала: «Знаете, когда вы ушли, я поняла, что со мной делается. Я вызвала зятя, он пришел, и мы примирились». После этого священнослужитель дал больной разрешительную молитву и причащение.

     Непреложное условие покаяния – это как мы прощаем. Мерой, которой мы мерим, отмерится и нам. И как мы прощаем, простят и нас. Все, что мы не простили, будет удержано против нас, как говорит митрополит Сурожский Антоний. Это не значит, что Бог не хочет простить. Но если мы приходим к Господу, не прощая, мы сводим на нет тайну любви Божией, мы отвергаем ее, и нам нет места в Царствии Божием. Мы не можем идти дальше к Богу, если мы не прощены, и мы не можем быть прощены, пока сами не простим каждого, кто погрешил против нас.

Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей

     Прощеное воскресенье – это первый шаг на пути в Великий пост, посвященный Светлому Христову Воскресению. Это особый день в духовной жизни православных христиан, к которому они молитвенно готовятся. В храмах пройдут богослужения, во время которых будет читаться Евангелие, которое напомнит верующим, что нельзя совершить духовный подвиг Великого поста, не примирившись с ближним. Православные христиане, придя в этот день в Божий храм, исповедываются и причащаются, раскаиваясь в своих грехах, прощают своим обидчикам и всем тем, кто причинил им зло.

     В храм, где служил митрополит Сурожский Антоний, пришла пожилая женщина и сказала, что не знает, как быть. Она проводит целые ночи, видя во сне и в воспоминаниях все зло, которое она сотворила. Женщина пошла к врачу, который дал ей лекарства, но от этого не стало легче. Что делать? Митрополит сказал женщине: «Помни, что Бог нам дает не только однажды прожить нашу жизнь, но жить и переживать нашу жизнь раз за разом, пока все зло не выйдет из нее. Когда зло встает перед тобой из твоего прошлого, спроси себя: теперь, с тем жизненным опытом, который я приобрела, была ли я той личностью, что и тогда? Сказала бы я эти мертвящие слова, сделала бы я то или другое злое дело? И если ты можешь сказать искренне: «О, нет, при всем том, чему я научилась от жизни, теперь, в такой же обстановке я никогда бы не сделала то же самое! – тогда ты можешь сказать. – Господи, прости мне этот грех из моего прошлого». Если ты можешь сказать это от всего сердца, со всей искренностью, со всей правдой, что в тебе есть, то это больше не вернется к тебе. Если же ты не можешь так сказать, знай, что это не твое прошлое – это еще твое греховное настоящее, неизжитая греховная неправда». И женщина начала каяться в своих грехах перед Богом.

     Когда человек вглядывается внутрь себя, он видит, что внутренний его объем таков, что ничто земное не может заполнить ту пустоту, которую он в себе видит и которую только Бог может собой заполнить, как говорит митрополит Сурожский Антоний. Когда человек вдруг оказывается перед этой устрашающей, зияющей внутренней пустотой, он старается ее чем-нибудь закрыть. Все земное он привлекает к этому: и власть, и сознание красоты, и чувство любви, и все страсти земные – и эта пустота остается такой же страшной и бездонной, потому что мера этой пустоты – только сам Бог. Человек таким создан, он так глубок, что только Бог может его до края заполнить. Пока человек Бога не нашел, эта пустота страшна.

     В Священном Писании есть место, где Господь говорит: «Чадо, дай Мне твое сердце. Все остальное уже Мое». Да, сердце человека, его любовь, его благодарность во власти самого человека, и никто, даже Бог, не в силах заставить человека любить, благоговеть, быть благодарным. Бог нас ни к чему не обязывает, в том смысле, что Он не ставит условий, Он нас любит.

От тайных грехов очисти меня, Господи

     Живя в обществе, мы даем проявляться самым различным граням нашей личности. Каждый из нас является одним человеком при одних обстоятельствах и совершенно иным при других: властным в условиях, где он начальник, совершенно покорным дома, и совсем иным среди друзей. Каждое «я» многосложно, но ни одно из этих лиц, которые частью ложны, а частью подлинны, не является нашим истинным «я» в достаточной мере для того, чтобы стоять от нашего имени в присутствии Божием, как говорит митрополит Сурожский Антоний. Нелегко бывает найти среди этих разнообразных личин и вне их свое подлинное «я». Мы так не привыкли быть самими собой в сколько-нибудь глубоком и подлинном смысле. Обнаружить правду о самих себе нам обычно так трудно из-за нашего тщеславия, - и тщеславия самого по себе, и того, как оно определяет наше поведение. Тщеславие состоит в том, чтобы превозноситься чем-то и зависеть в своем суждении о себе, а следовательно, и во всем своем отношении к жизни, от мнения людей, которые не должны бы иметь для нас такого веса.

     Одна из причин, почему грех так легко в нас действует, та, что мы боимся заглянуть глубоко в нашу душу. Нам легче жить на поверхности. Мы знаем, как справляться с поверхностными бурями, а пойти внутрь иногда очень страшно, потому что когда идешь вглубь, сначала входишь в область понимания, тишины, а потом начинают подниматься прямо чудовища и делается страшно. И в результате мы не доходим до того места, где могли бы встретить свою совесть и Бога, потому что он нас ждет глубже.

     На исповедь к митрополиту Сурожскому Антонию пришла женщина и говорит: «Всем грешна, батюшка». Священнослужитель сказал: «Этого не может быть». «Да нет, всем грешна», - говорит женщина. «Если вы думаете, что всем грешны, значит вы ни одного своего греха не понимаете. Подумайте, например, о десяти заповедях Ветхого Завета. Вы можете что-нибудь сказать об этом?» - спросил священник. Женщина подумала и говорит: «Ну, бывало, что я не свое брала». «Нет, простите. В заповедях Моисеевых сказано так: не кради. Значит, вы воровка». Женщина посмотрела на священнослужителя с гневом: «Как вы смеете меня оскорблять!» «Я вас не оскорбляю, а хочу напомнить, что есть десять заповедей. И там, например, сказано: не прелюбодействуй. Если вы всеми грехами виноваты перед Богом, то вы что, и прелюбодейка тоже?» Тут женщина вспылила и говорит: «Как вы смеете!» «Я вас спрашиваю о том, в чем вы только что исповедовались. Раз все заповеди нарушили, то и эту», - сказал священнослужитель. «Нет!» - ответила женщина. Митрополит Антоний сказал: «В таком случае идите домой, подумайте о том, что вы собой представляете, и потом придете со своей исповедью. А я вам не могу дать разрешительной молитвы за то, что вы поисповедали всякие грехи, которых не совершали, и никогда не задумывались над тем, что вы совершили».

     В личной исповеди человек должен свою душу изливать. Он должен поставить перед собой вопрос: если бы я стал перед лицом Христа Спасителя и перед лицом всех людей, которые меня знают, что бы явилось предметом стыда для меня, что я не мог бы открыть с готовностью перед всеми, потому что слишком было бы страшно от того, что меня увидят таким, каким я себя вижу. Вот в чем надо исповедоваться, как говорит митрополит Сурожский Антоний. Поставьте себе вопрос: если моя жена, мои дети, самый мой близкий друг, мои сослуживцы знали бы обо мне то или другое, было бы мне стыдно или нет? Если стыдно – исповедуйся. Если то или другое было бы мне стыдно открыть Богу, который и без того это знает, но от которого я стараюсь это спрятать, мне было бы страшно? Откройте это Богу, потому что в тот момент, когда вы это открываете, все, что ставится в свет, делается светом. Тогда вы можете исповедоваться и произносить свою исповедь, а не чужую и пустую.

Господи, прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим

     В Прощеное воскресенье многие придут в церковь, чтобы исповедаться и причаститься святых Христовых тайн. Храм такое место, которое безраздельно посвящено Богу, где Господь царит. И мы входим в церковь с чувством трепетного благоговения.

     Вечерняя служба в Прощеное воскресенье особо волнующая, пробуждает в глубине человеческого сердца покаянную сокровенность. Читается молитва святого Ефрема Сирина, во время которой все присутствующие в храме становятся на колени: «Господи, дух целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй мне, рабу Твоему…» В конце богослужения священники, обращаясь к народу, будут просить прощения у людей, и люди будут просить прощения друг у друга. И в такие моменты мы особенно остро чувствуем, что любимы Богом. И церковь – это то место, где Бог нас встречает своей любовью и лаской, своей спасительной заботой. Это место, где никто не лишний, где каждый желанный, где нет чужих, где все свои и Богу, и людям, как говорит митрополит Сурожский Антоний.

     И в Прощеное воскресенье в церковь приходят люди разные. Приходят и такие, которые прошли через жизнь и которых эта жизнь ранила: слепые, которые больше не видят света Божия, сияющего на каждом человеке и из каждого человека; слепые, для которых мир стал узок и тесен, как тюрьма, и которые в церковь приходят потому, что в ней раскрывается простор, глубина, ширина, в ней есть свет, в ней есть жизнь. Приходят люди, которых жизнь изувечила, приходят люди, которые изветшали во внешнем мире, которые уже клонятся к земле.

     Христос Спаситель оставил нам молитву «Отче наш», где есть такие слова, обращенные к Богу: «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим». Эти слова были разъяснены Христом сразу же после окончания молитвы. «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вас Отец ваш Небесный. А если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших, - сказал Господь наш Иисус Христос. – И во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними».

     Простить человеку не значит забыть, потому что забыть может всякий, кого не очень-то обидели; он рассердился, потом обида прошла. Но бывают обиды, которые так не проходят, а вместе с этим, прощение требуется от нас. Это врата, через которые надо войти: не пройдешь – не пойдешь дальше… Прощение начинается с момента, когда мы посмотрим на человека, который нас обидел, унизил, оскорбил, обездолил – и вдруг поймем, поймем нутром, не только головой, что он слабый человек, что, может быть, он и хотел быть другим, да ему невмоготу – слаб. И что обида, которую он нам нанес, происходит от того, что он трус, малодушный, жадный, мелкий человек. И тогда на него можно смотреть совершенно новыми глазами, не как на какого-то гиганта, который нас старается или старался разрушить, а как на человека, в котором не хватило великодушия, внутренней красоты, чтобы быть достойным своего имени человека. Прощение начинается с момента, когда мы вдруг увидим его слабым, хрупким и достойным жалости, как говорит митрополит Сурожский Антоний. И в момент, когда мы это увидим, мы можем понести обиду, которую он нам нанес, понести последствия его злобы, понести и сказать, как Христос говорил, когда Его пригвождали ко кресту: «Прости им, Отче, они не знают, что делают». И мы можем сказать: «Прости ему, Господи, он просто не знает, что он делал; он, может быть, даже и не думал о страшных последствиях своих слов или действий; не хватило ума и из небольшой злобы вырос страшный поступок, который нас так глубоко ранил, который, может быть, разрушил всю жизнь».

     И вот в тот момент, когда мы можем сказать: да, я понимаю, насколько он слаб, хорошо, я понесу последствия этой слабости, я понесу последствия его трусости, его слепоты, его глупости, его болтливости, его безответственности, здесь начинается уже процесс прощения. И этот процесс может дойти до момента, когда человека делается настолько жалко, что злоба пропадает, но остается сознание ответственности за этого человека. И тогда можно молиться Богу, чтобы Господь его спас от него самого, чтобы Господь его спас от того, что он за человек, и от последствий этого в поступках, словах. Конечно, это нелегко дается, это один из самых трудных подвигов, но мы должны понять, что по отношению к Богу мы ничем не лучше того человека, который нас так обидел. Ведь каждый из нас на каждом шагу проявляет отсутствие лояльности, презрение, безразличие к Богу – или непосредственно, или обращаясь с людьми так, как мы это делаем. А наше призвание – именно так обращаться с людьми, как обращался бы с ними Христос. Если мы этого не делаем, мы неверны Господу, неверны нашему ближнему и неверны самим себе.

     Простим же в Прощеное воскресенье друг другу все, чем мы своим ближним досадили, чем мы друг друга оскорбили, унизили, все, что мы сделали в помрачении ума, в безумии сердца, в бунте плоти. Простим и начнем духовный путь Великого поста, который приведет нас к Святой Пасхе. И на этом пути будем друг друга поддерживать заботой, вниманием, любовью, как призывает нас митрополит Сурожский Антоний. Потому что не простить ближнему перед началом Великого поста – это остаться во тьме, когда мы стремимся к духовному свету, не простить – это остаться рабом греха, когда мы ищем радостного исцеления своей души по вере Христовой.

     В Священном Писании сказано, что Бог есть любовь. И Господь с любовью создал человека по подобию Своему, по образу Божию. Это какая же красота духовной любви заложена в каждом из нас. Но христианская любовь подвиг великий. Она заключается в том, чтобы человек свою душу, свою радость отдал ближнему ради его духовного спасения. Великий апостол Павел говорит: «Друг друга тяготы носите, и так вы исполните закон Христов». И надо быть готовым нести на своих плечах греховность наших родных, близких, любимых, нести их слабость, все то, что ломает, калечит, уродует близкого нам человека. Каждому из нас велено от Бога это нести вместе с другим и ради другого в надежде, что найдется хоть один человек, который за нас и вместе с нами понесет нашу греховную ношу.

Иван Морозов, писатель.
г. Луганск.
Прочитано 598 раз

Последнее от Иван Морозов

Другие материалы в этой категории: « Чемпион мира приглашает на занятия УТРО СУДНОГО ДНЯ »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru