Четверг, 12 января 2017 16:32

О молодёжке «Зов сердца»

Автор
Оцените материал
(3 голосов)
«ПРАВОСЛАВНАЯ ЛУГАНЩИНА» №1 (42) январь-февраль 2017
«ОТДЕЛЫ ЕПАРХИИ»

     «Зов сердца» — такое название носит созданная по благословению митрополита Митрофана при молодёжном отделе епархии организация. Недавно корреспонденту епархиальной газеты удалось побеседовать с двумя из самых активных участников православной молодёжки, Романом и Юлией Хлабыстиными. Предлагаем данную беседу вниманию наших читателей.

     — С чего начиналась молодёжка?

     Роман: — Наша молодёжка… Наверное, с объявления.

     Юлия: — Мой знакомый батюшка, отец Сергий, позвонил, сказал: «Вы знаете, что у нас будет молодёжка». Мы всё время спрашивали. До этого в храме тоже пытались что-то такое сделать. Он сказал: «Вот, собирается в Луганской епархии молодёжная организация. Приходите на встречу». Первая встреча была в Петро-Павловском соборе.

     Роман: — Да, в Петро-Павловском. Но еще  до этого, мы ходили в храм Сергия Радонежского, на южных кварталах, и мы просто по доброй воле решили собрать что-то подобное в Луганске. Хотелось общаться, хотелось найти единомышленников. И мы собрали небольшую молодёжку там, на южных кварталах. Сначала собирались сами. Потом уже батюшку пригласили поучаствовать. Мы собирались в кафе, сидели, общались. За чашкой чая батюшку потихоньку спрашивали…

     — Какие-то пути развития наметились ещё тогда?

     Роман: — Да, мы уже их искали.

     Юлия: — Мы хотели чего-то более масштабного. Но пока это было только в пределах храма.

     — А к владыке когда обращались?

     Роман: — Насчёт владыки, скажем так, как-то мимо нас прошло. Это отец Тихон может лучше рассказать. Мы пришли одними из первых на, так сказать, готовенькое, когда уже первая встреча была. Это был январь месяц, было очень много снега. Первая молодёжка в Петро-павловском соборе была. Мы ещё долго думали, сомневались, что кто-то пойдёт. Снега по колено, транспорт ходит плохо… Но поехали. И там мы встретились с первыми участниками молодёжного движения «Зов сердца». Начал создаваться костяк молодёжки.

     Первое, что мы собирались делать, — ставить спектакль про Тиберия, насколько помню, к Пасхе. Мы всё это репетировали… Первые предпосылки какой-то деятельности начали продумывать. Флэш-мобы. Пасхальный флэш-моб…

     И как-то плавно всё это дело переехало в Казанский храм, к отцу Тихону.

     — Наверное, и понятно. Потому что отец Тихон возглавляет молодёжный отдел епархии.


     Роман: — Да. И уже в Казанском храме молодёжное движение раскрылось. Раскрылось в плане деятельности социальной. Появился небольшой актив — в детский дом и в дом престарелых, и помощь нуждающимся, с помощью отца Тихона и неравнодушных. Были постоянные активисты, просветители.

     — О деятельности тоже немного расскажите. На сегодня, насколько я знаю, довольно обширная деятельность у молодёжки.

     Роман: На сегодняшний день, мы возрождаемся. Поскольку, прежде всего, те активисты, костяк, который был, ухитрились найти друг друга, создать семьи и родить детей, переехать. И война 2014 года тоже внесла свои отпечатки. Последняя, перед длительным перерывом, молодёжка была, по-моему, в июне 2014 года. Уже людей было всё меньше и меньше. И тех, кто остался, было совсем немного.

     Юлия: — Учитывая, что у нас было в молодёжке постоянных человек двадцать - двадцать пять. Из них, наверное, поженились человек десять. Они как-то отпочковались.

     — Семейная жизнь, семейные заботы…

     Юлия: — Уже «семейка» нужна, а не молодёжка.

     Роман: — Плюс ещё, получилось, что новых активистов не приглашали, не привлекали. Получилась такая пауза. Более активное возрождение началось в январе. Поскольку мы не равнодушны ко всему этому движению, то взялись за помощь отцу Тихону в привлечении. Поскольку в последнее время мы много работали удалённо (что связано с теми же военными событиями), через интернет, в социальных сетях, в группах. Занимаемся таким видом деятельности. Немножко научились, как это вести правильно, людей привлекать. В итоге так сложилось, что мы не просто начали работу в соцсетях, нам достаточно крупная организация калининградская пожертвовала специальную программу для работы с молодёжью, для учёта, так сказать, чтобы никого не забыть, всех понимать: кому-то позвонить, кого-то уже не дёргать. Мы можем даже в социальных сетях теперь видеть, с кем мы общались, кто заинтересован, кто нет. Мы уже занимаемся не вслепую, не просто там пишем, пишем и пишем. Поскольку сейчас в соцсетях очень жёсткие требования к рассылке рекламных сообщений, мы работаем практически индивидуально, вручную. Юля, в частности, делает такую точечную работу, общаясь с каждым. Мы собираем новых людей и помним о тех, кто уже есть.

     — Помимо интернета, вы упомянули о социальной деятельности.

     Роман: — Да. Сегодня, например, наши активисты, наконец-то, выбрались в детский дом. Впервые после столь длительного перерыва.

     У нас есть специальные чаты, переписки, где наши люди предлагают варианты помощи нуждающимся: сходить бабушку проведать, помочь вещами и прочее, что потом реализуется. Недавно ходили к девушке больной, медикаменты передавали. Такая идёт, тоже точечная деятельность. Наши активисты помогают. И планов тоже много на счёт социальной работы. Готовим ярморки к праздникам. Посмотрим, может быть, что-то к Покрову удастся организовать. В основном, сейчас больше планов. Потому что костяк молодёжки нам удалось собрать сравнительно недавно. Именно новый костяк.

     — Тем не менее, за этот период существования, пускай пока сравнительно небольшой, вы очень многое успели сделать.

     Роман: — Да, очень много успели сделать. Мы успели как-то порадовать, помочь, поддержать стариков в доме престарелых. Мы успели кого-то, может быть, отвратить от праздника «Хеллоуин». Мы помогли бездомным, у нас была акция к Масленице приуроченная, мы ходили кормили бездомных. Мы помогаем детскому дому. Мы, опять же, привлекаем не только верующих, но и неверующих в нашу молодёжку, то есть, скажем так, зажигаем в них искру веры.

     — Получается, ещё и миссионерская деятельность?

     Роман: — Да. Стараемся, чтобы к нам приходили не только православные, но даже иноверцы, работаем с попавшими в секты. В частности, у нас был визит А.Л. Дворкина недавно. Он у нас на молодёжке был. И тоже мы старались привлечь к участию во встрече с ним не только верующих.

     Еще, помимо всего, мы активно вели культурную деятельность. Когда приезжали к нам артисты, певцы — Копылова, Боголюбов — мы всегда были на выступлениях, обеспечивали порядок, помогали людям хорошо провести вечер.

     Мы активно общаемся с другими епархиями, работаем с благочиниями нашей епархии. У нас была поездка в Ровеньковскую епархию, ещё до войны. В Алчевске, наша молодёжь участвовала в «Пушкинском бале», который там проводился.

     Флэш-моб проводили ко дню защиты детей. В парке, с воздушными шарами.

     Юлия: — И с мыльными пузырями.

     К Пасхе тоже был флэш-моб, мы пели.

     Роман: Да, к Пасхе мы делали флэш-моб. Тоже людям заявляли о нашем движении, о нашей вере.

     В общем-то, каждый из наших активистов ещё чем-то занимается, помимо наших общих дел. Стараемся помогать людям.

     — Вы молодцы. Потому что сейчас одна из проблем — это занятость молодёжи на приходах. Возраст как раз такой, деятельный. Хочется не просто прийти постоять в храме: помолился и ушёл; а чтобы были ещё какие-то дела веры.

     Роман: — Конечно. У нас и лозунг таков: «Вера без дел мертва». Здесь мы стараемся, всё-таки, быть деятельными.

     Убирали, ещё, в Свято-Казанском храме территорию наши активисты, ещё до войны; на седьмой больнице тоже.

     — Ребята с молодёжки, вспоминал отец Александр Кобзев, он всю войну провёл в храме Казанском, приходили, помогали, убирали, поддерживали порядок во время самых активных действий военных.

     Роман: Кто оставался в Луганске — да, конечно.

     — Помогали пенсионерам, престарелым. Как раз именно молодёжка.

     Роман: — Да.

     На седьмой больнице, храм «Взыскание погибших», тоже мы участвовали, в какой-то степени, в строительстве. Вырубали ветки, расчищали территорию.

     — Наверное, в рамках миссионерской и катехизаторской деятельности проходят и встречи в храме? Беседы со священником.

    Роман: У нас несколько священников, каждый имеет свой талант, у каждого своя специфика, свои темы. У нас ребята задают и обыденные вопросы, и специфические, в частности, по поводу различных сект, различных психокультов. У нас есть отец Алексий Слюсаренко, он как раз специалист в этих вопросах. Встреча обычно идёт на тему дня, это может быть праздник, может быть Евангелие (глава из Евангелия разбирается). Но какая бы не была тема на встрече, найдутся вопросы, которые могут быть не связаны с темой, но будут волновать практически каждого. Получается из одного вопроса целая дискуссия, времени на всех не хватает.

     Раньше ещё и выпечку свою делали наши активисты, приносили всякие кулинарные шедевры. Собирались не только в храмах, мы ещё вместе собирались и в кафе, и в гости ходили.

     Юлия: — Дни рождения праздновали, на природу ездили.

     Роман: — Сейчас эта традиция восстанавливается. В прошлое воскресенье у девочки был день рождения, торт был.

     Юлия: К «Ночным волкам» ходили. С разных сторон подходим к молодёжи, чтобы привлечь.


    — Работа с учебными заведениями ведётся? Сотрудничаете с нашими университетами?

     Роман: — Да, у нас есть в активистах ребята, которые активно участвуют в работе духовно-просветительского центра имени преподобного Нестора Летописца, при университете им. Шевченко. У нас идёт взаимный обмен идеями.

     Юлия: — Обсуждение фильма было недавно. Как поездку делать…

     Роман: — Мы приглашаем и хотим приглашать различных деятелей культуры, искусств. В частности, Грэма Филлипса хотим привлечь. Он же крестился недавно. И нам очень интересен опыт его, приход к вере. Мы созваниваемся. Он хочет прийти, но пока не получается. В прошлое воскресенье хотели пригласить, он был здесь. «Но, но, праймериз, праймериз…» - отказался и-за занятости. Но, в любом случае, мы его ждём.

     Юлия: — В учебных заведениях у нас есть преподаватели, которые лекции разрабатывают. Мы с ними сотрудничаем. Тоже приходят, интересуются.

     Роман: Одна из активисток рисование преподаёт…

     Юлия: — Каждый в своей сфере несёт своё слово.

     Роман: — Юля, правда, она сейчас в декретном отпуске,  тоже преподаватель, педагог.

     Юлия: Каждый, в свой стезе, пытается внедрять что-то, проводить беседы, какие-то интересные темы поднимать для молодёжи.

     Роман: — В дальнейшем есть планы сотрудничества со школами. Но, опять же, мы сейчас только заново набираем силы.

     У нас сейчас проводится конкурс фотографии, на самую интересную фотографию. Не смотря на погоду, мы ещё решили на природу сходить.

     Начали обсуждать книги. В частности, сейчас — книга протоиерея Александра Торика «Димон».

     Многое ещё пробуем. Мы, наверное, пока не знаем и половины того, что мы можем.


     — Творческих планов много?

     Роман: — Творческих планов много, да.

     Юлия: В Шахтинскую епархию поездка. Очень хотелось

     Роман: — Да. Мы сейчас начали сотрудничать с Шахтинской епархией. Единственное, что нам, наверное, помешало поехать — это то, что был будний день. У нас все учатся, начало учебного года, ответственные ребята.

     Юлия: Начало сентября, день города, Крестный ход — всё так сложилось, что у нас не получилось, к сожалению.

     Роман: Нас приглашали в Шахтинскую епархию на их фестиваль, на три дня. У нас с ними установились тесные связи. Надеемся и на дальнейшее общение.

     — Вы упоминали акцию, связанную с «Хеллоуином». Довольно заметная была акция. Нашумевшая, можно сказать. И в интернете обсуждаемая. Всё-таки действие возымела. Многие задумались.

     Роман: — Мы на это очень надеемся, поскольку лично там были и общались с теми людьми, которые мало знали о нас, но, вместе с тем, мало представляли, что они там делали.

     Юлия: Они больше как развлечение это воспринимают. Они не вдумываются в глубинный смысл. Поэтому, когда мы раздавали им листовки и говорили хотя бы несколько слов, некоторые прямо на месте стали стирать с себя краску и уходить оттуда. Пусть даже один-два человека, хотя больше было, — это уже, я считаю, имеет вес.

     Роман: Сейчас, действительно, мы задумываемся, что же предложить молодёжи. Допустим, пропагандируют праздник «Холи», краски когда… Популяризация идёт активная…

     Юлия: — Популяризация этих всех западных течений, сектантских движений и промывки наших мозгов молодых.

     — Обидно, что популяризируют вот это. Ведь Луганщина — это край Донского казачества. Есть традиции свои, которые почему-то забывают.

     Юлия: Свои забывают, а чужие быстренько внедряют. И всё это под музычку, под какие-то яркие краски.

     — Может, как раз тоже одна из задач молодёжки — возрождать традиции русские, наши.

     Роман: Поэтому активно ищем способы, что предложить. На Масленицу, во всяком случае, блинов мы напекли.

      Юлия: Петра и Февронии празднование популяризацию ведём, а не 14 февраля, а уже именно наши, русские православные традиции.

      Роман: — Вернёмся к тому, что мы сейчас заново возрождаемся. По сути, как феникс из пепла, если так можно сказать.

      Юлия: Мы оповещаем людей, приглашаем их. Мы уже визитки разработали.

     Роман: — Мы немножко поменяли формат, более ориентированный на наших участников. Они не просто получают информацию из группы, мы со всеми стараемся общаться, договариваться. И это даёт свои плоды тоже.

     Юлия: Научиться общаться — это вообще важно. Потому что некоторые ходят в разные храмы, даже не знают друг друга в лицо. Если раньше, когда к нам иконы привозили, какие-то святыни приезжали, мы могли видеть кого-то, пройти мимо, не поздороваться даже.

     Роман: И в молодёжке встречались уже…

     Кстати, наша молодёжка участвовала в Крестном ходе. Мы собрались до Крестного хода, и все пошли. Встретили и старых активистов, и новых. Все собрались.

     Юлия: — Но всё равно, подтверждается тот факт, что многие люди не знали о том, что у нас есть молодёжка, что они там в своём храме живут и не знают. Не оповещает никто. Насколько мы поняли, приходские священники не оповещают своих молодых людей, они как-то не сообщают. По крайней мере, не популяризируют — это точно. Может, они боятся, что кто-то от них уйдёт, или допускают какие-то сомнения…

     — Приходскому священнику, просто, не до этого.

     Юлия: — Может, не до этого. Просто, когда молодёжка только начиналась, мы ещё делали фотографии, мы ходили в фотосалон, фотографировались, расклеивали по всем храмам. И предполагалось, что хотя бы на какой-то проповеди будет объявлено, что у нас есть официально созданная по благословению владыки Митрофана молодёжка, приходите, общайтесь, знакомьтесь, это же не возбраняется. Тем не менее, как мы поняли, в храмах об этом никто не говорил, максимум — плакат разрешили повесить.

     Роман: Был забавный эпизод с этим. Батюшка знакомый рассказывал, говорит: «Иду кадить. Так, иконы, иконы, иконы. О, Рома, Юля. И дальше иконы, иконы, иконы». А там получилось так, что среди икон повесили плакат.

     — Как бы продолжая тему. Многие, может быть, заинтересуются, прочтя статью.

     Роман: Мы на это надеемся.

     — Как им вас найти, где?

     Роман: В социальной сети «В контакте» есть группа «Зов сердца»: vk.com/zov_serdtsa

     Юлия: — Да, такая, с сердечком красивым на эмблеме.

     Роман: Есть телефон контактный. Телефон храма и телефон наш: 095-309-18-87; 066-571-50-70. Свято-Казанский храм, остановка Седьмая линия.

     — Может быть, кто-то захочет прийти на встречи. Когда к вам можно прийти?

     Роман: В любое воскресенье. В 15:00 или в 16:00, в  зависимости от вечернего богослужения, если в понедельник бывает Литургия. В основном, в воскресенье, в 15:00.

     Юлия: — Поэтому у нас ведётся группа в «В контакте». Сейчас молодёжь, по-моему, вся в интернете, так что пусть добавляются, смотрят. Мы там пишем все обновления, кто ведёт. Раньше писали, какая тема, но сейчас у нас довольно обширные вопросы, поэтому пишем, кто из священников придёт, какой формат общения. Вот сейчас мы на природу собираемся, книгу обсуждаем. А так, просто тема задаётся или говорится, кто приходит. И всегда в воскресенье в 15:00. Но если бывают какие-то изменения — мы всегда пишем, что в понедельник будет служба, поэтому встреча в 16:00. Но это единичные случаи. Или когда не будет молодёжки, что вообще очень редко бывает.

     Роман: Каждый может не просто прийти, но и выразить своё мнение. Потому что приходят не только верующие знающие люди. К нам приходят и те, кто сомневается или настроен скептически.

     Юлия: — Или просто чай попить и посмотреть со стороны, чем тут занимаются. У нас разные люди бывали, и оставались, и остаются. Некоторые думают, что молодёжка — это лет 15-18, до 20-ти максимум. Но это не так. К нам приходят и старше. У нас формат — до 35-ти. Мы никого не выгоняем, но молодёжка есть молодёжка.

     Роман: Мы открыты для всех. Но взрослым людям следует понимать, что здесь молодёжь. Но если человек хочет и открыт…

     Юлия: — У нас есть такие, которые приходят и слушают.

     Роман: Среди активистов тоже у нас отвечал за спорт, за походы человек один. Но он уехал, к сожалению.

     Мы молодёжка не только по названию. Мы молодые, только учимся, так сказать, ходить, общаться.

     — Молоды по возрасту существования организации.

     Юлия: — Мы, правда, учимся общаться. Мы когда встретились после долгого перерыва, пришло человек восемь, и мы стали в кружок. У нас обычно идёт беседа на какую-то заданную тему, батюшка рассказывает, потом у нас небольшой перерыв, чаепитие. Нас всегда вкусный чаёк ждёт горячий, выпечку приносят или печеньки просто. Такой небольшой отдых. Мы встаём с лавочек и становимся друг к другу лицом. И мы так стали: «ну как там, кто откуда пришёл?» Все так стоят, закрылись, все друг друга боятся, боятся лишний раз подойти что-то спросить. Это актуальный вопрос, когда нужно людям раскрепоститься, в хорошем понимании этого слова. Ну, что страшного, подойти, сказать к такому же молодому человеку: «Вот тебе визитка, у нас такая организация»? Ходим в один храм, проходим мимо, даже не здороваемся, делаем вид, что мы не знакомы. Да, мы лично не знакомы, но мы ходим в один храм, мы хотя бы видимся, где-то встречаемся, пересекаемся. Ну, пригласи человека. Некоторые действительно удивляются: «А у нас что, правда, молодёжка есть? А что это?» Сомневаются. Может, это какие-то сектанты раздают, пока никто не видит? Еще что-то.

     Роман: Да, сектанты, конечно, накрутили народ хорошо.

     Юлия: — Мы объясняем, что всё официально, всё в порядке, чтобы люди сообщали, говорили. Мы на престольный праздник приехали в другой храм, увидели — вот потенциальный участник, вот, вот. Подойти, сказать пару слов. Интересно — хорошо. Не интересно — что же, дело личное.

     Роман: Мы никого не заставляем. Это ключевое понятие.

     Юлия: — Мы просто даём информацию. Вот тоже, когда мы помогали девушке. Она приблизительно нашего возраста, может, чуть-чуть старше. Она спросила, что у нас за организация. Мы представились, говорим, что мы помогаем, у нас есть знакомые неравнодушные, смежные организации, они собирают материальную помощь, можем помочь. Она: «А я что, должна буду к вам ходить? Я должна буду что-то делать?» Я говорю: «Нет, Вы ничего не должны. У нас просто есть возможность, есть желание, мы помогаем». Людей это тоже сначала как-то настораживает, потом они расслабляются. Видна реакция.

     Роман: У нас всё добровольно.

     Юлия: — Хотите активничать — активничайте, предлагайте. Не хотите — приходите, просто слушайте, чаёк попивайте. Некоторые так и приходили, поженились и ушли, их и не видно. Некоторые остались подольше. У каждого свои мотивы, цели.


Беседовал Андрей Нестеров
Прочитано 629 раз

Последнее от иерей Андрей Нестеров

Другие материалы в этой категории: « Об архиепископе Никоне (Петине) Точка отсчета »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru