Понедельник, 11 апреля 2016 19:55

Купола, своды и крещения Свято-Петро-Павловского кафедрального собора в истории Каменного Брода

Автор
Оцените материал
(2 голосов)


Обычный суетливый человек большого города, перекрестившись, переступает порог Свято-Петро-Павловского кафедрального собора… И куда девается его суетливость? Его обнимает простор высоких сводов старейшего храма Луганска, совершенство многоголосого хора. Атмосфера возвышенного заставляет отрешиться от всего мирского. Будто на входе в храм человек, пропитанный современным, галопом скачущим миром, как верхнюю одежду сдает в невидимый гардероб весь груз нерешенных проблем, страхов, обид…


Со святым утром, человече, сын Божий! Уголок Царства Небесного на земле давно заждался твоего прихода. К исповеди готов? Тогда тебе в ту очередь. Пришел помолиться Богу о чем-то своем, сокровенном? Стой и молись. Иконы – в помощь! В помощь – благостное чувство совместной молитвы, без суеты возносимой ко Господу и Угодникам Божиим. Даже если ты уперто причисляешь себя к атеистам, верящим только в себя любимого и свои силы, приди и склони голову перед этой возвышающей душу, исцеляющей твое нутро гармонией Божественной литургии. Во всем Божий промысел, на все Его Воля!


В тот день воскресная служба закончилась песней: «Кресту Твоему поклоняемся Владыко, и святое Воскресение Твое Славим!» Вместе с батюшками пели не только хористы, но и прихожане. Затем все по очереди прикладывались к вырезанному из дерева кресту в обрамлении коврика из живых красных гвоздик и белых хризантем и расходились по домам. Постепенно храм опустел. Наступила очередь разговора об этом непростом соборе – старейшине Луганских храмов. Его история неразрывна с возникновением поселения «старожитного» казацкого люда. Познакомилась я с ней, когда по благословению духовного старожила, настоятеля Петро-Павловского собора протоиерея Василия Сомика мне было предложено в 2011 г. к 250-летию собора написать поэму. Вот так появилась история старейшей Святыни Луганской епархии в стихах.

Соборная хроника


Над речушкой Лугань 
Некий Каменный Брод
Многолюдно село восхолмилося.
В древнерусскую рань 
Старожитный народ
Обжил займище Божией милостью.                

Запорожский казак
Жил как жил, не тужил,
Соблюдал даже некую праведность.
Уважал царский флаг,
Хуторами дружил,
Обустраивал тихую маетность.

К малороссам в уезд
Иностранный народ,
Перешедший в Российское подданство,
Видя свой интерес
От природных щедрот
Поселился с добром да без подлости. 

Оказалось, что люд 
Православный то был.
Побратались народы крещеные.
Для молитвы приют,
Дабы Бог не забыл,
Строить принято было решение.

В 1761 г. по благословению Преосвященнейшего Иоасафа (Миткевича), епископа Белгородского и Обоянского, в слободе Каменный Брод, насчитывающей около 200 приходских дворов и до 600 человек постоянных жителей, была сооружена деревянная церковь в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла.

Обустроен был причт,
Одноштатный пока,
Деревянною церковкой скромною.
И Иван, и Кузьмич,
Что забыты в веках
Образа целовали с поклонами.

Здесь венчали младых,
Отпевали старух,
Проводили другие служения.
В честь библейских Святых,
В честь Апостолов двух
Петра, Павла назвали строение.

По истечении 30 лет после строительства крыша и своды, а также фундамент церкви пришли в крайнюю ветхость, в связи с чем сначала планировалось заменить верх и произвести ремонт фундамента с сохранением стен, а затем было решено перестроить церковь на том же месте, на что в 1793 г. было получено благословение Преосвященнейшего Иова (Потемкина), епископа феодосийского и Мариупольского. По завершении строительных работ Высокопреосвященнейший Гавриил (Бодони-Бонулеско), митрополит Екатеринославский, распорядился освидетельствовать перестроенную Петропавловскую церковь, а затем 26 ноября 1795 г. благословил освятить ее и выдать для этого освященный антиминс. Петропавловская церковь после перестройки была в плане трехнефная, однокупольная, кроме центрального, имела с северной стороны боковой вход с крыльцом.

Восемнадцатый век,
Уходящий в закат,
Озаботился болью немалою.
Отслужив много лет,
Наложив сто заплат,
Стала церковка та обветшалою.

Свод да крыша – худы,
Заливают дожди,
Разрушает водою подвалины.
Далеко ль до беды?
Срок ремонт проводить,
А не то будут скоро развалины.

Мастер сделал расчёт,
Фронт наметил работ,
Разрешился вопрос даже денежный.
Час рубить новый свод,
Ждёт подвалин ремонт,
Стен не трогая, сделать всё бережно,

Мастер вдруг занемог,
Не дай, Боже, умре,
А искуснику нету замены-то...
Был другой да не смог…
Предложил во дворе
Перестроить по новой строение.

Ничего, что контракт
На ремонт только дан.
С Божьей помощью, «знайте же нашенских»!
Всё построилось в срок.
Освятил новый храм
Некто отче Василий свет Башенский.


Разрасталось село,
Славный Каменный Брод,
Над Луганью-рекою склоненное,
Промышлял ремеслом
Православный народ,
Житие было, в целом, безбедное.

Где-то войны идут,
Тут – ядро с пушкой льют,
И в присяге верны Царю-батюшке,
Этим службу несут
И челом Богу бьют,
Чтоб с войны возвращались солдатушки.

В 1905 г. церковь была построена заново, теперь уже каменная, с колокольней, на которой находилось 7 колоколов общим весом около 200 пудов. В церкви имелось три престола: апостолов Петра и Павла, Покровов Божией Матери и Сретения Господня. К 30-м г. XX в. в церкви насчитывалось 89 икон, 50 из них составляли трехъярусный иконостас. Значительная часть этих икон была написана местным мастером Иваном Яковлевичем Новаковичем, председателем приходского совета Петропавловской церкви.
Век двадцатый сменил
Девятнадцатый век.
Деревянный приход – ветхий памятник.
Он своё отслужил,
Данью прожитых вех
Рядом с ним встал Собор белокаменный.



С колокольнею свод,
Два могучих крыла
Обнимают центральное здание.
Счастлив Божий Камброд – 
Прихожанам хвала – 
Трёхпрестольный построен их тщанием.

Петра, Павла собор
Справно службы несёт,
Школа есть при своём попечительстве…
Только грянул раздор – 
Брат на брата идёт,
Свергнут царь, диктатура в правительстве.


Большевистский захват – 
Без царя в голове,
Понаделал ошибок немерено,
Вместо Бога – плакат, 
Перегибов расцвет.
Сколько душ в мясорубке потеряно!

В 1929 г. по решению властей церковь была закрыта, несколько лет здание не использовалось, а в 1935 г. было переоборудовано под клуб. Поскольку колокольня церкви использовалась для геодезических целей, она была сохранена от разрушения. Только вместо купола с крестом на ней был установлен шпиль.

А Собор был закрыт,
Приспособлен под склад,
От попов атеисты избавились.
Потеряли весь стыд – 
Скарб церковный изъят,
А Святыни на топку отправились.

Бог велел не судить…
Не судили… ушли
Отцы-батюшки горем согбенные…
Как детей не крестить?
Их и дома нашли,
Там вершили обряды священные.

Кому – смех, кому – срам…
В тридцать пятом году
Колокольню сломали безбожники.
Кинозалом стал храм…
Не себе ль на беду
Так его и назвали – «Безбожником»?

Много лет утекло
Прежде чем эта власть
Поняла, что растит бездуховное…
Поздно… Горе пришло – 
Тварь разинула пасть
На российскую землю исконную.

Отрезвила война
Неразумных сынов.
Русский Дух в поколеньях намоленный
Ощутила страна,
С Богом! Шла на врагов,
Стала Вера тотчас же дозволенной.

Церковь возобновила Богослужения лишь в 1942 г. В октябре 1944 г. при ней зарегистрирована приходская община, которой были переданы на договорных началах здание храма и церковное имущество. За короткое время приходская жизнь восстановилась, к 1948 г. в церкви уже насчитывалось 109 икон.


В страшном сорок втором
Заработал Собор.
За победу, за землю Священную,
Не смотря на разгром,
На фашистский террор
Шли церковные богослужения.

И Иосиф отец – 
Тихий, скромный герой – 
Очищал Храм от скверны привнесенной,
Голодая, без средств
Разбирал перестрой,
Вот и стал Петра, Павла воскрЕсенным. 

И победа пришла.
Войску честь и хвала!
Но какою ценой?.. Боже праведный!
В каждый дом принесла
Горсти полные зла – 
За тщеславье расплата?! Всё правильно.

6 марта 1950 г. Петро-Павловская церковь становится кафедральным собором. В 80-е г. выполнены значительные работы по благоустройству территории собора, улучшению его внешнего вида и внутреннего убранства. В это время построено церковное здание, в котором разместились крестильня, комната для воскресной школы, просфорня, подсобные помещения. А в 90-е г. построена колокольня.
 
В полстолетнем году
Кафедральным собор
Стал указом епископа Никона.
Возсиял Святый Дух,
Снова радует взор
Роспись стен, сотворённая иноком.

Время дальше течёт,
Из разрухи восстав,
Жизнь в Камброде Луганском наладилась.
Хор в соборе поёт
Песнь во Славу Христа,
Колоколенка новая справилась.

Странный всё ж атеизм – 
С Верой бога в душе,
Да с оглядкой на искусы нечисти…
Строем шли в коммунизм 
По плакатным клише,
А пришли в завихрение вечности.

Поколения два
В атеизме взросло.
Тяжелы оттого и последствия:
Пьянство, лживость, разврат
Сорняком расцвело
До размеров глобального бедствия.

Перестройка, раскол
Богом данной страны
На удельные личные княжества – 
Снова души в помол,
Заигрались чины,
И казак казаку стал вдруг вражеским.

От ненужных страстей
Бог того уберёг,
Кто прислушался к истинной мудрости,
Прихожан, как детей – 
Где-то добр, где-то строг – 
Ограждал от убийственной грубости.

Двадцать первый сменил
Настрадавшийся век.
Кафедральный собор служит Господу.
Школу вновь возродил,
Дабы шёл человек
По любому вопросу и поводу.

С дьяком Службу несут
Восемь батюшек днесь
Под опекой Василия Сомика.
Настоятель он тут.
О наградах!.. – не здесь...
Вот такая Соборная хроника.

Конец богоборческих времен и история преображения Петро-Павловского собора неразрывно связаны с именем почетного настоятеля храма протоиерея Василия Сомика. Все проходило на его глазах, благодаря его инициативе и при его непосредственном участии. Господь управил так, что между молебном и крестинами у батюшки Василия нашлось несколько минут для интервью.

– Батюшка Василий, когда и как для Вас началась служба в Петропавловском храме?

– Я родом из Одессы. Там начинал служить. А на Донбассе я с 1962-63 г. За это время служил в Вергунке (более 10 лет), в Станице Луганской, в Трехизбенке, в Новоастрахани, немного служил в Иллирии, в Кременной, в Лисичанске. И в 1989 г. по благословению и ходатайству митрополита Сергия (Петрова) я был назначен настоятелем Свято-Петро-Павловского собора и благочинным 1-го Лисичанского округа. За 27 лет моего настоятельства здесь многое изменилось.

– В каком плане? Очень интересны такие детали.

– Преобразился сам собор. Есть люди, которые в свое время облагородили его внешний вид. Сейчас облагораживается внутренний вид, но стараются еще что-то отремонтировать и снаружи. Много будет еще сделано по ходатайству митрополита Луганского и Алчевского Митрофана, который является постоянным членом Синода Украинской Православной Церкви Московского патриархата. Он очень старается сделать так, чтобы храм преображался в лучшую сторону. Я уже сейчас, по возрасту, так сказать, настоятель почетный, но меня радует, что люди стремятся к тому, чтобы старейшая Луганская Святыня была благоукрашена.

– Батюшка, мы все видим, что несмотря на такое тяжелое время где-то изыскиваются крупицы средств, чтобы продолжать ремонтные работы. Появился новый, белоснежный иконостас. Но, все же, когда вы только пришли в Петропавловский храм, он имел такой же вид снаружи?

– Нет, конечно. Наверху здесь был один куполок небольшой, и все.

– А который из них?

– Центральный, самый большой. Сейчас – это купол, а тогда – это был маленький куполок. И когда меня благословили в этот собор настоятелем, мне первое благословение дал покойный митрополит Сергий убрать этот малый и возвести большой православный купол. Он называл его – шпиль. Наедине у нас был этот разговор, но он специально тогда приезжал, чтобы поставить передо мной такую задачу. Бог дал, люди нашлись. Сделали центральный купол, добавили еще и куполки маленькие по краям.

– А вот этот конусный, самый высокий купол с колокольней, тоже при Вас строился?

– Да, колокольня новая при мне уже возводилась. Потом еще все обкладывали кирпичом. И тот шпиль тоже, его не убрали, его оставили внутри, а снаружи сделали новый, чтобы красиво смотрелось.

– Ну надо же! Смотришь на сегодняшнее великолепие и не верится, что в восьмидесятых годах этого всего еще не было! А стены какие были?  

– Кирпичная кладка была снаружи.

– А кирпич какой цветом был?

– Желтый такой. Люди стараются, радует, что храм преображается.

– Батюшка Василий, Вы служили в советские времена, когда Церковь была практически запрещена. В те года людей было меньше в храме? Запрещалось тогда ходить в храм или просто не поощрялось?

– В зависимости о каком периоде идет речь. Ранее – запрещали, потом – поутихло. Когда в этот храм пришел, перемена к лучшему уже была в духовном плане. Может, людей тогда было и меньше, но запретный плод, как известно, сладок. Ходили люди все равно. Храм пустой не стоял. И чем ты больше запрещаешь, тем больше люди верят, стремятся к Богу. Луганчане тогда, действительно, по вере шли в храм, а не только раз в год Пасху святить. И вот сейчас сама обстановка также людей подстегивает обращаться к Богу.

Я вот так скажу, какие бы времена не были, нужно всем стремиться к миру. В этом заключается миссия священническая. Начинается Богослужение наше словами: «Миром Господу помолимся!» В продолжение всей службы идет речь о мире, о благосостоянии Церкви, о спасении душ, и заканчивается служба словами: «С миром изыдем!» Все это создает мирную обстановку, спокойствие для людей и утверждения в вере и благочестии.

Настало время крестить грудного крепыша, облаченного в белоснежный наряд с рюшками. Он терпеливо, с сосредоточенным видом вместе с мамой, папой и крестными выслушал ответ на последний вопрос интервью. Счастья и благоденствия тебе, новый православный житель Лугащины! А ведь ты, младенец, даже не подозреваешь, что счастлив уже тем, что тебя крестит сам Почетный настоятель Свято-Петро-Павловского кафедрального собора г. Луганска протоиерей Василий Сомик.

Светлана ТИШКИНА

Прочитано 1298 раз

2 комментарии

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru