Среда, 15 ноября 2023 17:37

Кесарю кесарево...

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

Баба Нюра неуверенно зашла в храм, скорее по зову сердца, чем по личным убеждениям. Глубокой веры, конечно же, не было, но, как говорится, «Кесарю кесарево, а Божие Богу». Она сама не знала, где она слышала это изречение, но оно ей когда-то очень понравилось. Старушка подошла к свечной лаке, поздоровалась со свечником и спросила:

― А что батюшка может за меня грешную помолиться?

― Записки подайте на проскомидию, ― посоветовал бородатый, благочестивого вида мужчина, стоящий в церковной лавке.

― А как это? ― не поняла пенсионерка…

― В одну записку можно до десяти имён вписать, стоит она тридцать пять рублей. Кого писать будем? ― спросил свечник.

― Так, так… Надо подумать… Милок, впиши Рахиль, Еву, Адама, Авеля ― начала перечислять баба Нюра.

― Имена-то какие ветхозаветные, красивые.

― Это бабушки и дедушки мои, Царствие им небесное…

― Так их за упокой надо, а я за здравие пишу, зачеркиваем.

― За упокой, за упокой, милок. Ещё Владимира!

― Тоже за упокой?

―Да вроде жив ещё…

― Крещёный?

― Католик…

― Католиков нельзя.

― Ладно не будем. Запиши заблудшего младенца Марию.

― Почему заблудшего?

― Родителей не слушается, балуется.

― Напишу просто младенца Марии… Кого ещё?

― Константин, Елена, Кеша…

― Иннокентия?

― Нет Кеша, кот мой…

― За животных церковь не молится, их можно только келейно поминать, дома…

― Ладно, Константина и Елену записал?

― А они-то Православные?

― Аллаху поклоняются…

― За Мусульман на проскомидию нельзя!!!

― Нельзя, так нельзя. Василия, крестник мой.

― Это можно…

― Анну запиши, меня то есть, ещё Олега, Веру, Александра, Никиту, Василия, Василия, Петра, Иустину…

― Все живы?

― Иустина померла…

― Что вы меня всё время путаете. Её за упокой надо…  Вписал… Всё? Больше никого?

― За упокой: Марфы, Марии, Маргариты, Петра, Петра, Фёдора, Василия, Федота…

― Это уже больше десяти имён получается… На две записки придётся разделить…

― Хорошо…

― Всё за упокой? 

― А у меня больше никого и нету.

― Сто пять рублей за три записки.

― Мне бы ещё свечки поставить…

― Вам какие, по двадцать, по пятьдесят, по сто?

― Милок, мне бы две по двадцать…

― Сто сорок пять рублей с вас.

― Вот… ― Подала она пятисотрублёвую купюру

―Помельче нет?.. Ладно вот сдача…

― Где тут у вас свечки ставить?

― Справа Христу, слева Богородице, а вон там канун, за упокой то есть…

― Храни тебя Господь, милок!

― Ангела хранителя вам, бабушка…

Старушка неумело перекрестилась, неловко приложилась к коне Николая Угодника, поставила свечки Христу и Богородице, раскланялась свечнику и неторопливо, прихрамывая на обе ноги, вышла из храма. День она провела в молитве за всех кого не удалось вписать в записки, в том числе и за кота Кешу, молилась она своими словами и всё думала о странном и непонятном слове проскомидия, и о том как хорошо, наверное, быть духовно образованным, и различать все церковные непонятные ей правила, обряды и установления. Наступил вечер, а она всё вспоминала, где она слышала это мудрое духовное изречение: «Кесарю кесарево, а Божие Богу»…

31.10.2023  

 
Прочитано 72 раз

Последнее от Артемий Арсентьев

Другие материалы в этой категории: « Святость Кура реальная и виртуальная »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru