Четверг, 12 февраля 2015 15:03

ЛУГАНСКАЯ АКАДЕМИЯ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ – в надежных руках!

Автор
Оцените материал
(7 голосов)

 

Первый раз я встретилась с полковником Геннадием Николаевичем Гриневичем в стенах бывшего здания СБУ. Так получилось, что он в числе первых ополченцев вошел в это одиозное здание, используя его как базу и штаб, вместе с другими повстанцами держал оборону Луганска, участвовал в создании армии ЛНР, возглавлял оперативный отдел 4-й бригады, находящийся в этом же здании. Ни для кого не секрет, что в военное время, когда разрушилась система УВД уголовная среда почувствовала себя безнаказанной. Этот процесс следовало быстро обуздать. В зарождающейся ЛНР стали образовываться следственные отделы по борьбе с преступностью и мародерством. Один из таких отделов возглавил Геннадий Николаевич. Это к нему люди шли со своими проблемами, с просьбами защитить от преступников, провести расследование.


Но была у полковника мечта создать кадетский корпус. Эту мечту он вынашивал не один год, к ней он подходил всем своим жизненным опытом, утверждаясь в выводах с каждым прожитым годом, с каждой новой встречей с малолетними преступниками, проходящими по тому или иному уголовному делу. А вывод был такой: серьезнее нужно подходить к вопросу воспитания детей. Систему воспитания нужно дополнять. Нужно создавать кадетские корпуса, где нашли бы приют дети-сироты, дети, которым, по разным причинам, родители не могут дать должного воспитания, и дети, которые в будущем хотят получить прекрасное военное образование.

Однажды я не нашла Геннадия Николаевича в его кабинете в здании бывшего СБУ. Оказалось, не там ищу. Полковник был направлен на восстановление ЛАВД. Он встретил меня уже в новом кабинете в одном из корпусов университета.

Луганчане знают, что львиную долю обстрелов приняли на себя южные окраины города, к которым относится и поселок Юбилейный, где и расположены корпуса университета внутренних дел.


Геннадий Николаевич рассказывает:

– Обстрелы этой территории начались еще в июне и продолжались вплоть до сентября. Били тут по полной программе. Были прямые попадания в корпуса, пострадали стены и крыши, полы, тротуары, плац. Все, буквально, испещрено выбоинами от осколков. Стекол и целых рам практически нигде не осталось. Процентов на 70 все было вынесено.

Чтобы остеклить корпуса заново, нужно было приобрести более 250 стекол большого размера. Срочно нужен был шифер. Крыши мы на первое время перекрыли подручными средствами, но им все равно требуется ремонт. В одном из корпусов, где была проломлена крыша, мы к этому времени нашли средства, нашли кран, сняли то, что осталось, положили новую плиту. В другом корпусе провал еще предстоит заделать.


Батареи оказались либо побитыми, либо пришли в негодность из-за разморозившейся отопительной системы. Были проблемы с котлами, да и сейчас еще не все решены. Тросы, откосы, повороты – чего тут только не надо было. На сегодняшний день – многое нашли, многое сделано. Половина батарей уже заменены, по ближним корпусам уже запустили отопление.

Также за этот короткий период нам удалось запустить большую «офицерскую» столовую на 400 мест. Сейчас в ней кормим людей, которые работают здесь. Практически готово принять жильцов общежитие на 400 мест. Осталось там поменять несколько батарей и в нем тоже можно запускать отопление. Приведены в божеское состояние еще два корпуса, в которых можно размещать людей и работать. Запущены спортзалы.

Не смотря на большой объем работ, который удалось сделать, у нас по-прежнему катастрофически не хватает стекла. Оконные проемы мы в основном закрыли в одно стекло. При морозах – не совсем спасает. Нужны отопительные батареи. Очень нужна автоматика на котлы. Вообще здесь, если честно сказать, многое прогнило, нужно менять все трассы тепло- и водоснабжения. Будем стараться.

Кроме того, чего там греха таить, некоторые вандалы тут помогли. Выбиты-поломаны двери, замки, угроблено компьютерное и другое оборудование. Теперь все это предстоит восстанавливать, собирать средства для приобретения нового оборудования, потому что в наш век без компьютеров ничего не получится.


– А эти корпуса сейчас никто не использует для военных целей?

– Нет, территория университета никем больше не используется.

– То есть вы восстанавливаете корпуса для того, чтобы в следующем учебном году можно было в нормальных условиях обучать студентов?

– Совершенно верно. Но кроме этого, вот только утвердили план в правительстве ЛНР, в стенах университета первоначальную подготовку будут проходить работники милиции ЛНР. Поэтому мы и спешим как можно быстрее подготовить корпуса.

Сейчас много пришло молодежи в милицию, которые понятия не имеют, что такое милицейская, полицейская, как хотите ее называйте, работа. Мы рассчитываем дать им хотя бы азы, которые необходимо знать в ежедневной работе, а потом уже учить чему-то дальше. Вот такой у меня план на ближайшее будущее, согласованный с нашим правительством. В этих стенах, кроме того учебного заведения, которое было университетом внутренних дел, мне бы очень хотелось сделать здесь кадетский корпус, и я сейчас добиваюсь этого, стучу во все двери где можно и где нельзя.

– Стоп! Это же ваша мечта! Кадетский корпус для детей среднего и старшего возраста?

– Да. Я не раз общался на эту тему в МВД ЛНР. Во всех начинаниях меня поддерживает министр внутренних дел ЛНР полковник Корнет Игорь Александрович, за что я ему очень благодарен. На сегодняшний день у нас много бездомных детей числится. Мое мнение: нужно этих детей (бездомных либо потерявших родителей) забрать сюда и воспитывать их в духе патриотизма и любви к Родине, как воспитывали когда-то в царской России. Чтобы они понимали, что такое офицерская честь, человеческая совесть, чтобы дети умели танцевать, знали минимум два иностранных языка, владели рукопашным боем. Чтобы знали, что такое БТР, танк, БМП. Чтобы дети знали, какую вилку и какую ложку при каких блюдах использовать в ресторанах и на дипломатических раутах и т.д. Чтобы получили высшее военное и эстетическое образование. А потом куда они пойдут, это их дело. В любом случае мы без армии не обойдемся, а такие дети всегда будут востребованы, им будут рады везде, потому что дисциплина в кадетских организациях – на переднем крае.


Кроме того, меня МВД поддержало, но пока не знаю, поддержит ли наше правительство, мы хотим забрать и авиашколу под это дело. В Тарасовке есть аэропорт, есть специалисты, есть преподаватели-летчики, есть механики, есть авиация. Я хочу, чтобы наши воспитанники, наши студенты знали на практике, кроме всего прочего, еще и что такое самолет, как с него прыгать, что и в каких ситуациях делать, то есть были всесторонне подготовлены.

На сколько мне это удастся, на сегодняшний день трудно сказать, но пока я здесь, буду просить и добиваться этого. Я был в приемной ЛДПР, пытаюсь и оттуда постучать. Мне сказали, что Дидоренко когда-то имел дружеские отношения с руководством ЛДПР, вот поэтому я обратился к ним за поддержкой, может, и они нам какую-то помощь окажут в этом вопросе. Хотя в этом вопросе уже откликнулись на просьбу помочь Воронеж и Симферополь. Я не голословно говорю, у меня есть фотографии, подтверждающие это.


– А духовное воспитание в перечень воспитательных дисциплин входит?

– Обязательно будет и духовное воспитание в традиционной для русского народа православной вере. Я считаю, что не только у нас, но и во всех учебных заведениях обязательно нужно преподавать Закон Божий.

Ведь посмотрите на устав Коммунистической партии, ведь он списан с Нового завета, только убрано все, что касается веры. То же самое: не развратничай, не воруй и т.д. Они же не сами это придумывали, а просто содрали со Святого Писания. Я и коммунистов не осуждаю. Они молодцы. Как понимать такое: Украина при СССР занимала 5-е место в Европе практически по всем показателям. А за 23 года независимости мы разрушили все, что можно разрушить.

До чего довела Украину молодежь? Ведь нам всю эту вульгарную культуру принес Запад: наркоманию, разврат, порнофильмы. Вы посмотрите, что крутится, какие фильмы смотрят. Хотя сейчас уже немножко и меньше стало, потому что народ начинает понимать к чему это ведет. Изменяется само сознание, становится нормой то, что не должно быть нормой никогда.

Все новое для ребенка, оно же интересно. Ему обязательно это нужно попробовать и пощупать руками. Я сам рос в детдоме. Я знаю, что это такое. Оно ж интересно, а нельзя. А почему нельзя? А что там такое, что нельзя? Были, есть и будут вопросы у подрастающего поколения, и на них вовремя и правильно нужно отвечать. Вот почему и хотелось внести маленькую лепту и какое-то ядро создать, которое думало бы не так, как все и своим поведением показывало бы пример другим, что правильно намного интереснее и привлекательнее жить.

Я знаю, что многие из молодых людей мечтают где-то пострелять. Но когда стреляют в тире под присмотром – это одно. А когда они найдут оружие и начнут где-то по закоулкам стрелять, то совсем другое будет. Поэтому я считаю, что самое главное сейчас этот момент не упустить. Ну а получится, нет, увидим. Нужно чтобы получилось. И я думаю, с Божьей помощью, у нас все получится.



– Нам бы сначала переработать три миллиарда, которые Америка выделяет, чтобы нас уничтожать. А то пугают.

– Я уверен, что все граждане Луганской республики так думают: как бы тяжело не было нужно идти вперед. Нужно подниматься и восстанавливать разрушенное. Платят тебе, не платят, сейчас надо сделать так, чтобы город ожил. Знаете, у меня жгучее желание было заснять вечерние улицы нашего Луганска, где светились аллеи и витрины магазинов (на новогодние праздники Луганск очень красиво смотрелся), послать Петру Порошенко этот ролик и спросить:

«В Киеве у вас также было? Хотя вы нас тут долбите по полной программе, мы живем и развиваемся.»

Ведь ни для кого ни секрет, что бьют по жилым постройкам и гражданскому населению, а не по позициям армии. Я не знаю почему так происходит. У меня в голове не укладывается их тактика ведения войны.

Я не требовал ни у кого денег на восстановление ЛАВД. Да, было, мы где-то что-то находили, отвоевывали то, что шло на «укропию». У меня язык не поворачивается назвать ее Украиной. Для меня она раньше была Украиной, цветущей, родной, а на сегодняшний день я ее в упор не вижу. Просто не вижу. Нет того народа, который был. Где его протест против того, что с нами делает «укропия»?



– Да, чтобы свергнуть Януковича – они были, а вот чтобы защитить Донбасс – их нет.

– Что значит свергнуть Януковича? Его властью были недовольны многие, и я в том числе. Но вопрос не в нем, вопрос в народе. У меня такое впечатление создается, что куда этот народ ткнут, куда его повернут, туда он и плетется как баран. Это только барана на бойню так ведут, а остальная толпа идет за ним. Очень печально на это смотреть.

Я бы хотел обратиться к людям и сказать: «Ребята, за нас это делать никто не будет, ни американцы сюда не придут, ни Россия, чтобы нам тут восстанавливать что-то. Нам надо самим поднимать задницы и наводить порядок, не считаясь с нищенской зарплатой.

Вот сейчас, здесь у нас собралась кучка энтузиастов, которые, не жалея себя, трудятся на восстановление ЛАВД. Да, частенько и они говорят, что на проезд и на хлеб денег нет. Я понимаю, что нет, но и мне их негде взять. И я на сегодняшний день ничего не получаю. Но люди все равно не уходят, они делают. Когда стеклили эти здания, был мороз 20 градусов, а люди все равно резали стекло на морозе. Если бы каждый так относился к делу или хотя бы порядок поддерживал возле дома, то, в целом, везде по городу порядок бы был. А мы сидим и ждем, чтобы за нас это кто-то сделал. Мы хотим всего и сразу: «Дай нам это сейчас!» А где это взять – не задумывались?





– Геннадий Николаевич, а как называется ваша новая должность?

– Я и сам еще не запомнил, если честно.

Мой собеседник достал новенькое удостоверение, раскрыл его и прочитал:

Начальник Академии полиции МВД ЛНР.

Мне давно предлагали возглавить академию внутренних дел, но и в оперативном отделе хватало дел, некогда было отвлекаться. Но когда во второй раз встал этот вопрос, я, все же, не стал отказываться. Мне в мои 60 лет скакать, как архаровцу по полям тоже не совсем нормально, с моим опытом, считаю, более полезным буду в деле воспитания молодежи.




– А каков ваш опыт?

– Опыт работы в МВД у меня очень большой. Чистых календарных дней я отработал – 30 лет. Прошел все службы начиная от сержанта и закончил начальником Межрегионального подразделения ОБОП. Это Стаханов, Брянка, Перевальск, Первомайск, Алчевск. И там тоже пришлось строить свое здание, создавать уют на рабочем месте, потому как не люблю, когда заходишь к руководителю, а у него кабинет похож на сарай. Я не сторонник роскоши, но у меня сразу складывается мнение о человеке: если он в таком сидит, то что он вообще может, как руководитель? В чем навести порядок он сможет, если вокруг него беспорядок? Прежде чем требовать с кого-то работу, надо создать условия, чтобы можно было требовать. Это касается руководящего состава. Поэтому и в своем кабинете стараюсь поддерживать порядок.


После беседы подполковник Геннадий Николаевич Гриневич провел меня по территории академии. Как он и говорил, вся местность была испещрена следами от обстрелов. Понятно, что потребуется много времени, сил и средств для того, чтобы эти следы войны перестали бросаться в глаза.

Без сюрприза не обошлось. Знаете кто здесь выжил и сейчас радует глаз прохожим? Важные павлины с пышными хвостами и огромные страусы с копнами-туловищами на длиннющих ногах!

А еще более радостно было увидеть во дворе академии аккуратную часовню с сияющим куполом и крестом. Что тут скажешь? Остается пожелать Геннадию Николаевичу и его помощникам: Бог в помощь!






Прочитано 3674 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru