Пятница, 17 января 2020 01:20

Первый епископ. Апостолу Иакову, брату Господа по плоти, апостолу от 70-ти.

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Обет святого назорейства,

Иаков нёс от юных лет:

Как посвящённый Богу с детства

И свято чтущий весь Завет.

 

Хранил он очень строго девство,

Вкушал лишь хлеб с простой водой

И совершал любое действо,

Во благо лишь души одной.

 

Не угождал ни чуть, он, плоти,

Всегда молился, мало спал

И предан был одной заботе:

Чтоб Бог труды его приял.

 

Отец его родной - Иосиф,

Марии Девы честь хранил

И потому родства в вопросе,

Христу, Иаков, братом слыл.

 

И он лишь только не был против

Наследство, чтоб, Христос имел

И вместе с Ним был на работе,

Дав от себя земли удел.

 

Всегда Иаков жаждал братства,

Желая братскую юдоль,

Гнушаясь тленного богатства,

Что охлаждает душ любовь.

 

И потому Христово слово,

Плод принесло в его душе.

Ей было многое не ново:

Для Бога лишь, жила уже.

 

Иаков зрел в Христе Мессию,

Своей бесстрастною душой

И всю, души своей, стихию,

Пленил Христовой высотой.

 

И нёс с Его учениками,

Евреям всем благую весть,

Что мир, отныне, с Небесами

И Сам Мессия ныне здесь.

 

А в дни Христа земных страданий,

Обрёл в пещере он затвор,

Молясь о даре ожиданий,

Вперив на Небо мыслей взор.

 

Ни ел, ни пил, ждал Воскресенье,

Христос, как им предвозвещал …

И получил благословенье,

Когда Христос пред ним предстал.

 

Он посетил его особо,

Дав вдохновенье на труды,

Что исполнял Иаков строго,

Идя путём земной судьбы.

 

Считалась чистой, так молитва,

Его и средь не христиан,

Что беспрепятственно открыто,

В давир входил, он часто сам.

 

Его за подвиг почитали,

Он всем народом был любим

И все апостолы избрали,

Его епископом своим.

 

Ведь и апостолы не гнались,

Приобрести какой-то чин:

Они смиренно все старались,

Чтоб выше был – Христос Один.

 

Иаков, став главою Церкви,

Умножил подвиги свои

И иудеи все померкли,

На фоне праведной любви.

 

Переходили в христианство,

Лишь по доверию к нему,

Зря в нём духовное богатство,

Что даровал Христос ему.

 

Иаков строже всех постился,

В простой одежде лишь ходил

И день и ночь за мир молился,

И Божьей мудрости учил.

 

Он ревновал о доброй вере,

Без дел, которая мертва,

Являя на своём примере,

Богоугодные дела.

 

Пустым считая благочестье,

Что высотой гордится слов,

Творя в делах своих нечестье,

Презрев и веру, и любовь.

 

Он звал стремиться к совершенству,

Борьбой с грехом, дух закалив,

Что приближает нас к блаженству,

Духовно душу умудрив.

 

Не Бог - виновник всех напастей,

А наши похоти одни

И наши низменные страсти,

Что омрачают наши дни.

 

Иаков наставлял священство,

Не затмевать собой Творца:

Не подменять Его судейства,

В угоду важного лица.

 

Не приглашать вперёд богатых,

Их ставя выше над толпой,

Не почитать сугубо, знатных,

Что зло творят и им порой.

 

Не льстить пред Богом лицемерно,

Про их достойные дела,

Что христиан простых презренно,

Низводят, вплоть, до жизни дна.

 

Дела, всех ярко обличают,

На самом деле, кто их бог.

И пусть всё тщательно скрывают,

Но Бог и мыслей знает слог.

 

В свою, ответит каждый, меру:

Дерзнул иметь, какую власть,

Зачем выстраивал карьеру

И усмирял насколько страсть?

 

Не всех Иаков звал стремиться,

На место стать учителей,

Поскольку стоит им страшиться,

Что будет с них и спрос сильней.

 

Намного больше Бог с них спросит:

Какой пример несли они?

Вся жизнь - всего в одном вопросе,

На вечность хватит, в нём вины.

 

Другой ещё, к ним, беспристрастный:

Какой огонь из уст горел?

Огонь дымящий, сладострастный,

Иль тот, что нежно, всех согрел?

 

Исходит ведь, огонь, из сердца

И каждый свет тот, сердцем зрит.

Уста же – то же, что и дверца,

Которой, пламя, в мир летит.

 

Никто словами не обманет,

Притворно, лестно говоря …

Ведь все слова объяты в пламя

И видно свет его не зря.

 

Сердца людей, он, освещает,

Как солнце славит небеса.

И свет тот или изнуряет,

Иль освежает, как роса.

 

Так быть учителем опасно,

Сжигаешь коль сердца других,

Повелевая ими властно,

Не видя в них сердец родных.

 

И так быть им, для тех прекрасно,

Кто согревает душ юдоль

И грея души ежечасно,

Лишь излучает всем любовь.

 

Огонь любви – уже есть счастье,

Горит, когда уже в душе.

А свет его - к другим участье,

Хоть во дворце, хоть в шалаше.

 

А тёмный огнь рождает страсти,

Других стремиться подчинить

И между ними сеет распри,

Чтоб мог их легче победить.

 

Огонь сей возжигает гордость,

Её дымится мрачный свет

И зажигает в душах подлость,

Порою, даже и в ответ.

 

Но Бог противиться всем гордым,

Всего ведь зла – гордыня мать.

А всем, смирением свободным,

Даёт с излишком благодать.

 

Смиренных духом Бог возносит,

Светла, чья чистая душа

И что нетленный плод приносит,

Любовью чистою дыша.

 

Но горе гордым и богатым,

Кто беззаконием лишь сыт,

Кто уменьшает всем зарплаты,

Чтоб свой, роскошным, сделать быт.

 

Как сорняки, они пожаты,

Пребудут в Страшный час суда,

Таланты будут все отъяты

И бросят их, средь их огня.

 

И потому всех звал Иаков,

Жить кротко в мире по любви

И не бояться вражьих зраков,

Храня в душе любви огни.

 

Так согревал епископ словом

И так делами всех учил,

Что был возлюблен, Свыше, Богом

И всем евреям был он мил.

 

Лишь иудейское начальство,

Заботясь власть всю сохранить,

Изобретало всё, коварство,

Его желая умертвить.

 

Его призвали в праздник Пасхи,

Прося всем истину сказать,

Что о Христе, все слухи – сказки:

Не мог из мёртвых Он восстать.

 

И возвели на портик храма,

Его, чтоб видел весь народ …

И он ответил твёрдо, прямо,

Что Божий Сын - распятый Тот.

 

«На Небесах сидит Он ныне,

Во славе Вышнего Отца

И всё спасение их, в Сыне,

Коль жаждут вечного венца.»

 

Тогда начальники взбесившись,

Его столкнули на толпу,

Святою кровью обагрившись,

Не говоря его вину.

 

О камни праведник разбился,

Но на колени чуть восстав,

Ещё о роде сем молился,

К Творцу душою всей воззвав.

 

Швыряли фарисеи камни,

Стремясь скорей его добить …

Один священник, только, странник,

Толпу пытался вразумить …

 

Но изувер один, суконщик,

Убил Иакова вальком,

Презренно лоб широкий сморщив,

Как над поверженным врагом.

 

И христиан всех перебили,

Кто перед храмом только был …

Так в праздник душу ублажили,

Всю злость внутри освободив.

 

И так, епископ Церкви первый,

Окончил подвиг свой земной,

Окончив путь для всех примерный,

Как надо жить земной судьбой.

 

Примечание:

Давир — это помещение Святого Святых

Соломонова храма, в котором стоял

Ковчег завета.

 

© Copyright: Александр Петрович Ерёмин, 2020

На сайте автора: https://stihi.date/10511
Прочитано 132 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru