Понедельник, 21 января 2019 14:30

Загадка от героя басни Крылова

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Загадка от героя басни Крылова

 

Беда, коль пироги начнет печи сапожник,

А сапоги тачать пирожник:

И дело не пойдет на лад,

Да и примечено стократ,

Что кто за ремесло чужое браться любит,

Тот завсегда других упрямей и вздорней;

Он лучше дело всё погубит

И. А. Крылов





За окном  слякотная  Питерская  осень 1797 года.  После больших манёвров флота под Красной Горкой,  корабль "Ретвизан", делал кампанию под штандартом Государя Императора. Павел  остался  весьма  доволен  и  учениями  и  командой корабля  и лично  его  капитаном-героем нашего повествования.

Однако заметим, что сторонник широких реформ, резкий, откровенный и остроумный, молодой человек нажил себе много врагов среди приближенных нового Императора.

Император  решил наградить его капитана орденом Святой Анны 3-й степени и чином полковника, но конверт, в котором был послан приказ о производстве, оказался адресован ему, но на конверте было начертано- подполковнику. Не понимая, как к подобному относиться, наш герой письменно осведомился, должен ли он считать себя полковником или нет? И получил крайне печальное разъяснение:- «Конечно, нет, ибо на конверте вы означены подполковником». Капитан корабля обиделся и тотчас же подал в отставку, а в результате - был уволен со службы без пенсии, по молодости лет.

Незамедлительно  последовало лишение  мундира, орденов и заключение в Петропавловскую крепость, в отделение государственной тюрьмы. Навестив  героя этого повествования, император нашел помещение его слишком чистым и светлым. Последовал приказ- «Перевести в каземат!»

Трудно сказать, чем могла бы закончиться вся эта история, если бы, к счастью для  молодого человека в нее не вмешался Санкт-Петербургский генерал-губернатор граф фон дер Пален, который доложил Императору, что бывший капитан искренне раскаивается, и ходатайствует о прощении его.

Со вступлением на престол Александра первого выяснилось, что империи надобны, люди одинаково с ним смотревшие на положение дел в России и готовые энергично работать в том направлении, которое укажет новый правитель. Естественно, что образованный, и умный, служака был тут же востребован ко двору.

Последовало  повышение по службе и чин вице-адмирала.

Сей факт послужил причиной злобной ненависти, со стороны придворных лиц. Быть может, здесь играли роль также его симпатия к английским порядкам и то резкое порицание, с которым он относился к русскому дворянству, высмеивая его везде, где только можно, и его  идея скорейшего освобождения крестьян. Кроме этого наш герой стал энергично работать над упорядочением дел морского министерства: сократил, сколько было возможно, всякого рода хищения, столь обычные в то время, увеличил флот, построил эллинги, следил постоянно за развитием техники и вводил усовершенствования в морской практике.

В 1812 году император назначил героя нашего повествования главнокомандующим Дунайской армией, Черноморским флотом и генерал-губернатором Молдавии и Валахии. При прощании Александр первый сказал своей креатуре: "Я вам не даю советов, зная, что вы злейший враг произвола".

Он незамедлительно выехал в Яссы, но Кутузов еще до его прибытия заключил с турками мир, и новому командующему нечего было делать на берегах полноводной реки.

***

Опять наступила осень в жизни блестящего офицера.

***

30 октября злополучного 1812 года, войска под его командованием  двинулись к Березине. По плану Кутузова, адмирал вместе с генералом Витгенштейном должен был отрезать пути отступления Наполеона и не допустить переправы его армии через пограничную  реку.

Однако  войска  неприятеля, успели с большими потерями, но  все же  переправиться через Березину. Это послужило поводом к очередному обвинению  нашего  героя  чуть ли не в измене Родине, как  со стороны современников, так  со стороны многих  нынешних историков отечественной войны. В 1814 г. он уехал в бессрочный отпуск за границу и оттуда более в Россию не возвращался, прожив все время в Италии и Франции; за 14 лет до смерти он ослеп и жил у своей младшей дочери, графини Екатерины дю Бузе. С 1816 г. Отставной адмирал  стал писать свои "Записки", то на итальянском, то на французском и английском языках.

После начала войны с Наполеоном генерал Г. Армфельд заметил государственному секретарю А. С. Шишкову: "Какая странная мысль — доверить сухопутную армию адмиралу?"

Мы же с тобой  дорогой мой читатель  не  должны  уподобиться

«Иванам родства не помнящим», и обязаны  назвать  имя  этого  выдающегося  человека  земли русской с такой противоречивой судьбой.

Фото, как всегда, в помощь.

 

 

Прочитано 52 раз

Последнее от Александр Ралот

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru