Суббота, 09 декабря 2017 20:39

Размышлизмы церковно-духовные

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

 

 Утреннее

Утро. Декабрь. Темно за окном. Весна скоро. Не улыбайтесь.  Уже не октябрь-ноябрь. Зима, она перед весной всегда бывает. Значит, скоро.

Хочется раскрыть глаза «от лени томной» и заорать:

«Слава Тебе, Господи, показавшему нам свет!».

Орать не буду по двум причинам.

Первая, света пока за окном нет, а электрический включать  самостоятельно надо. Получится, что сам себе свет показал. Тоже еще «бог» нашелся.

Вторая причина ожидательного молчания – кот, спящий в компьютерном кресле. Всю ночь вокруг меня лазил: сопел, кряхтел, урчал и требовал внимания. Теперь почивает.

Воскликну громогласно – возьмет и помрет с испугу, ему уже третий год, как второй десяток пошел.

Так что крещу лоб, и радуюсь благодарственно, что вчерашнее вечернее прошение «не ужели мне одр сей гроб будет» не исполнилось и меня «окаянного» просветил Господь днем нынешним.

Нет для Бога «дня закона» для любви, добра, дела милосердного и молитвы благодарственной, как нет и дня несчастливого и счастливого, удачного и неудачного. Каждый день – день главный, центральный, решающий и определяющий.

Мы же завтраками живем повсеместно, все время чего-то ждем. Оттого и слово «потом» стало символом лени, как обычной, так и духовной.
- Вот, когда в отпуск пойду, тогда…

- Зарплату получу, и тогда…

- Когда подрастет, тогда…

 и так бесконечно.

 А ведь «тогда» может не быть. Никто не волен в днях своих. Недавно прихожанка наша хорошо сказала: «Смерти и родИн, не ты господин».

Каждый день благоприятен для дела богоугодного. Сам Господь пример показал в субботнем чуде с женщиной согбенной. Об этом событии в воскресенье будем в храме на литургии читать.

Горько видеть тех, кто взвалил на себя неудобоносимое и греховное противопоставление времени, как «хорошего», и «неудачного».

Как это «день не удался»? А если бы его вообще не было?

Так что – радуемся дню сегодняшнему, стараемся творить дело Господне и воздвигая руки горе (то бишь вверх) сердцем и душой произносим:

«Слава Тебе Господи, показавшему нам свет!»

 
Можешь возлюбить всех, не переставая ненавидеть пороки.

           (свт. Филарет митрополит Московский)

           Духовная близость, где Господь присутствует, определяется не принадлежностью к одной нации (народу), роду, общине, не служебной или какой-либо иной зависимостью друг от друга, а способностью откликнуться на проблемы чужой жизни.

Если первая мысль при виде чужого страдания:

- Откуда он взялся на мою голову? Самому тошно!

Или еще похлеще:

- Что я приобрету помогая?

То рано или поздно Бог для тебя лично превратится в удобного, миленького, только тебя любящего божка и никакая внешняя культура, всезнайство, образованность и «широкий круг общения» душе не поможет.

Так как же не превратить Бога в божка личностного?

Ответ до банальности прост: творить милосердие. Именно творить! Заставлять себя через «не хочу», то есть постараться воспринять чужую проблему, как свою собственную.

Это тяжело. Очень трудно. Но если все же получится, да, тем паче, чужому незнакомому человеку помощь окажешь, то преодолеешь стену отчуждения и таинственно вступишь в «зону» любви к ближнему.

Удержаться в данной зоне непросто, как и  невозможно с завтрашнего утра исполнять все заповеди Божьи.

Так что если «нудится молитва Господня», то бишь, трудно молиться, то быть милосердным отнюдь не легче.

Но зато, какая награда!

Летать хочется.

И Бог рядом.

Вот только не всегда получается…

 

О милосердии и милосердных

 Завтра в храмах читают притчу о милосердном самарянине. У Лопухина в «Толковании» предлагается не называть этот рассказ притчей, потому что в нем нет скрытого смысла, и он не требует разъяснений. С этим действительно можно согласиться, потому нередко подобные ситуации происходят и в нашей жизни.

            Была и у меня такая.

            Где-то в начале 90-х на сельский приход, где я тогда служил, приехала из дальней деревни машина. Из кабины вышла горем убитая женщина и с плачем начала упрашивать меня поехать с ними, так как ее 12-летний сын, выпрыгивая из трактора «Беларусь», на котором отец на обед домой приехал, споткнулся, и отвертка, лежащая во внутреннем кармане мальчишки, вонзилась в сердце. Мгновенная смерть.

            Хоронить собралась вся деревня, а вот священника нет.

            Никаких вопросов я матери погибшего сына не задавал, позвал певчую, взял чемоданчик требный и поехали…

            Зря ничего не спросил. Практики священнической еще мало было.

            Уже при входе в дом, где стоял гроб с мальчиком, меня дернула за рукав какая-то бабуля и на мой вопрошающий взгляд тихонько сказала:

            - Батюшка, он не крещеный, паренек этот…

            Пришлось спросить. Подтвердили, как и начали требовать, чтобы отпел безотлагательно.

            Объяснил, что это никак нельзя, что можно лишь молиться о нем дома. Не поняли и не хотели понимать. Даже старания и разъяснения певчей ни к чему не привели.

            Вышел во двор. Прохладно. Ветер промозглый. Дождь срывается. И нас никто не соглашается даже довезти до трассы, а это около 6 километров.

            Делать нечего. Побрели мы понуро, с нашей уже пожилой певчей по размытой дороге в сторону шоссе…

            На краю села, стояло три усадьбы с переселенцами турками-месхетинцами. Нас увидели. И через пару минут сзади просигналил «жигуленок». За рулем пожилой мусульманин. Посадил нас в машину. Отвез на приход. От денег отказался.

            На следующий день, мать погибшего мальчика приехала, прощения просила и опять требовала церковного погребения, даже землю привезла.

            Долго разговаривал с нею. Объяснял. Успокаивал. Кажется, поняла.

            Но до дня нынешнего вспоминаются опущенные вниз взгляды, пустые глаза и брошенные в спину упреки о тех, кто считает себя православным.

            Как и мусульманин милосердный, все понявший и помогший, не забудется.

 

 О тайнах

- Батюшка, так она монахиня тайная!

- Точно тайная?

- Точно, отче, точно. Все знают!

(из православных улыбок)

 Тайны разные существуют.

К примеру: есть тайна голосования, есть государственные и служебные тайны, банковское дело свои тайны имеют, ну и конечно, что нам близко и роднее – тайна исповеди существует.

Тайны нужно и можно хранить, держать, сохранять и оберегать от любопытных. В чужие тайны тебе известные не принято посвящать даже самых близких, хотя язык из-за этого в беспокойстве пребывает и часто держателя тайн подводит.

Ну и, наконец, тайны выдаются, продаются, используются и в них можно даже посвятить.

Много сторон у тайн, но, как и в волшебной палочке у Гарри Поттера, есть у каждой сердцевина, есть особенность и неповторимость.

Все разговоры об открытости души православного человека, о том, что душа его должна быть прозрачным стеклом, пыль с которого стирается на исповеди, это или младостарческое рассуждение, или четкий духовный тупизм, где все многообразие, разнообразие, оригинальность и неповторимость каждого, нивелируются под одинаковый винтик и гаечку.

Есть и дОлжно быть сокровенное в характере каждой личности и в нее, в эту личность, даже духовник соваться не должен, пока не скажут или не посветят.

Господи, больше, чем четверть века прошло, но стадный рефлекс никуда не делся…

 

 О злобных

По поводу услышанных и прочитанных вчерашних криков, воплей и злобы на тех, кто праздновал юбилей Октября и с любовью вспоминал года советские.

Хочу слова Варлама Шаламова из его «Колымских рассказов» напомнить:

«Человек счастлив своим уменьем забывать. Память всегда готова забыть плохое и помнить только хорошее»

Наверное вы, хулители, вообще не обладаете тем, что называется памятью, или вместо ее, в наличии присутствия, лишь поиск виновных в собственной несостоятельности.

 

Указательный вывод

Пребывая в соцсетях, сохранить мир душевный не просто. Хочется возмущаться, доказывать, опровергать и даже вразумлять, хотя, во многих случаях язычок, то бишь, пальцы на клавиатуре попридержать необходимо.

Это даже псалмопевец Давид говорил: «смятохся и не глаголах»

 

Вразумил

- Ты чего такой насупленный?

- Уныние, отче, все не ладится.

- Унывать не надо. Помнишь, Соломон в притчах говорил: «Веселое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости»

- И кости болят, батюшка. Изсохли уже….

 

Не ной!

Завтрашнее Евангелие (Лк. 5,1-11) – утверждение необходимости благословения на каждое дело.

Столь знакомое, общепринятое и абсолютно не христианское: «Пожелай мне удачи» лишь просьба о поддержки собственной гордыни. И не более того…

И еще.

Апостолы не ноют, что вся ночь прошла без улова, напротив, готовятся к путине следующей ночи, а ведь они несколько раз сеть забрасывали и … пусто.

Так и вспоминается: «постюсь, молюсь, в церкву хожу, а Бог не помогает».

Апостолы не жаловались, что устали и ничего не поймали. Просто опять в холодную воду полезли и поймали столько, что и пересчитать не могли.

Просто Христа послушали.

 

 О гадах библейских и современных

- Дед, а дед?

- Чего?

- А кто такой аспид?

- Змея.

- А василиск?

Хотел добавить «тоже змея», но последовательность вопросов озадачила. Откладываю планшет в сторону, поднимаюсь с дивана и заглядываю, чего это ребенок читает в интернете.

            Через пол часа изучения различий между аспидом и василиском внучка заявила решительный протест за нагло отобранный у нее компьютер.

            Итак, есть миниатюра из бестиария XIII века с изображением аспида. Его рисовали ушастым и крылатым. Обезвредить аспида можно, если из  норы выманишь. Просто так он не выползет, надобно два умения иметь: играть на флейте и знать особое заклинание. Когда до аспида доносятся любые звуки, он одно ухо прижимает к земле, а другое затыкает хвостом. Лишь флейта сдобренная магическим заклинанием проникает в аспида.

            Здесь аналогия с богачами, которые одно ухо обращают к земным благам, а другое затыкают грехами. В 57-м псалме по этому поводу говорится: «Яд у них, как яд змеи, как глухого аспида, затыкающего уши свои» (Пс. 57:5).

            В бестиариях того времени аспид – персонификация ада, который победил Христос. «На аспида и василиска наступишь; попирать будешь льва и дракона» (Пс. 90:13).

            Со словом «василиск» все оказалось сложнее. В библейских толкованиях это ядовитая змея, или, как некоторые предполагали, детеныш аспида. Якобы от шипения василиска убегают все змеи и он обладает силой убивать не только ядом, но и взглядом, запахом, а также сжигает траву и ломает камни.

            В средневековье василиск стал еще страшнее. Он вылупляется из яйца, снесённого старым петухом, положенного в навоз и высиженного жабой, поэтому его стали изображать в виде петуха со змеиным хвостом, иногда с туловищем жабы. Говорят, что если отразить взгляд василиска зеркалом, то тот умрёт, увидев себя самого, подобно Горгоне Медузе.

И вот это надо было мне «познавать» на ночь глядя?

Одно успокаивает:  «на аспида и василиска наступиши и попереши льва и змия».

 

Все фамилии на «юк», далеко не наш каюк.

(воспоминательное)

В далеком по времени и географии Кустанае, в северном Казахстане, была воинская военно-воздушная часть. В одном из подразделений, обеспечивающем регламентные работы на фронтовых бомбардировщиках ИЛ-28, был старшина в звании «прапорщик», со стандартной западно-украинской фамилией Опоростюк. Не обращая внимания на свое происхождение и с детства знакомое наречие, прапорщик говорил по-русски, с украинскими «шо» и казахским акцентом.  

Главной же особенностью прапорщика Опоростюка – была стандартизация и шаблонизация всех и вся.

- Ваши рожи, должны быть стандартно похожи, - любил он повторять на каждом построении и крайне разражался многовекторностью национальностей, разнообразностью разреза глаз, неодинаковостью форм носов и ушей и разнокалиберностью роста, вверенных ему солдат срочной службы.

Почему это воспоминание более чем сорокалетней давности пришло на ум?

Попытки стандартизации в жизни церковной смущают. В последнее время все чаще. Стали забывать, что Пастырь, в свое время, стадо оставил, чтобы отбившуюся и заблудившуюся овечку спасти. Оставил потому, что каждая овечка неповторима, оригинальна и эксклюзивна…

            Уравнивающий солдат и казарменную жизнь по одному ему известному шаблону прапорщик Опоростюк, все же имел особенность, которая не только не забудется, но и возводит его из скалозубовской формы «хрипун, удавленник, фагот, созвездие маневров и мазурки» в ранг человека с духовным началом и смыслом.

Любил старшина карманы у всех своих подопечных проверять. Особенно нагрудной, над сердцем располагающийся, его интересовал. Тот, где военный и комсомольский билет находились.

И не дай Бог, там что-то «ненужное» определялось! К примеру: купюра рублевая, письмо от любимой или иная «неположенная вещь». О ближайшем увольнении можно было забыть. Нарушение на уровне самоволки.

Лишь одну вещь, кроме личных документов в данном кармане, прапорщик «не видел». Он не замечал у некоторых лежащий там крестик, который на шее носить в те времена запрещали…

Слыша сегодня все чаще повторяющиеся требования об обязательности «одинаковости» невольно вспоминается Опоростюк. Вот только имени его не ведаю…

 

 Мат не наш формат

Матерится начинают от того, что не имеют слов, когда чувства собственные одолевают. Форс-мажор охарактеризовать не могут.

Потом привычка, вплоть до «связки слов».

И все заканчивается на смертном одре такой страшной «откровенностью» из набора непотребно-грязных определений, что уши действительно вянут.

И весь этот речитатив предсмертный при детишках, при родных и близких. Хотя при жизни и культурный, и добрый, и хозяйственный, и работящий.

Страшновато?

Мне – да.

Так что заставляйте детишек книжки читать, классику нашу русскую. Иначе дворовое воспитание вкупе с увлечением «произведениями» Пелевина закончатся, вместо прощального благословения,   посыланием внуков и правнуков и по-матушке, и по-батюшке.

 

О самой главной заповеди

 Единственная музыка, которую некоторые желают слышать это звуки хрящей, которые за ушами трещат при пережёвывании …

            Грубо сказано, да?  Даже неприятно как-то.

            Согласен. Противно.

            Хотя, куда денешься от той категории живущих, едящих и пьющих, которые ради развития диапазона хрящевой октавы за ушами находящейся, напрочь забыли (а может быть не знали?), что без исполнения Богом сказанного «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Матф.22:37-39), скоро, очень скоро, твои хрящи и всё к ним прилегающее сгниют и в прах превратятся. Тебя, уже не жующего, выпив водки на похоронах, помянут, вспомнят еще с той же рюмкой на сороковой день, а дети и внуки, может быть, ещё годовщину отметят и всё, уйдешь в небытие, как в материальное, так и в духовное.

            Не веришь?

            Сходи на ближайшее кладбище и посчитай, сколько ухоженных бугорков, а сколько брошенных, заросших и с землей сравнявшихся.

            И не надо рассказывать, что брошены и не ухожены только те захоронения, родственники которых уехали или тоже рядом лежат. Посмотри внимательней, увидишь, что это далеко не так. Или в Дьяково съезди, там, не успеешь в кладбищенские ворота войти, небольшой памятник увидишь и надпись прочтешь: «Игумен Павел (Волгин) 1857-1958». Сорок лет прошло, уже и тех, кто живым батюшку помнит практически не осталось, сам он из Подмосковья, так что родственников близко нет, а тропка к его могилке не зарастает, лампадка в скромный памятник вставленная не угасает. Почему?

Заповедь батюшка исполнял – ближних любил, как самого себя.

Это тяжело – ближних любить. И не потому, что они вредные и поступают не так, как ты считаешь правильным, а от того, что если их полюбишь, то собственные промахи не на кого списать.

К примеру.

Кто виноват, что до сих пор война идет, пенсии маленькие и зарплаты мизерные?

Правильно: президенты, министры, политики, начальники и горисполком.

Почему молодежь непотребствами занимается, учиться кое-как, мусорит и материться?

Да потому что ими не занимается школа, университет, преподаватели, воспитатели и горисполком.

Отчего после праздников улицы, парки и аллеи города в мусоре, банках, бутылках и окурках?

Так плохо работают коммунальщики, дворники и горисполком.

Во всем кто-то виноват…

Хотя виноват только ты. Твоя вина, что ругаются, обманывают, мусорят, воюют и денег мало платят. Они ведь твои ближние, а ты их не любил. Только ругал и обвинял.

Тебе ответили тем же.

Почему так?

Как из этого круга обвинительного выйти? Нужно первую часть евангельского отрывка прочесть и над ней задуматься: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь».

Почему «первая и наибольшая»? Так еще блаженный Августин сказал «Люби Бога и делай что хочешь», то бишь, при твоей любви к Богу от тебя ничего плохого исходить не может. Ты не будешь обвинять, сумеешь прощать, любя исправить чужую ошибку. Тот, кто любит очень боится огорчить любимую или любимого, а здесь Бог…

Беда, конечно, что тебя будут называть блаженным, юродивым, сумасшедшим, но очень скоро и в земной, и в будущей жизни, «не зарастет к тебе народная тропа», потому что любовь это жизнь, а поиски виновных – смерть.

Сам то, ты такой? – вполне реально и обоснованно может спросить читающий эти строки.

- Нет, не такой, не получается окончательно и бесповоротно. То родные не понимают, то сосед раздражает, то горисполком не так поступает, но я пытаюсь быть таким, а Бог, как сказал святитель Иоанн Златоуст «и намерения целует».

Было бы желание, Бог поможет.

 

Нетленка 

Из некролога на смерть преподавателя по религиозным дисциплинам светского университета:

 «Оставил после себя неоконченный многотысячно страничный труд «Научное богословие», а также восемь папок с незавершенной работой «Технологические принципы спасения»

 

 Порядка в ней лишь нет.

 В году 75 или 76 века прошлого за сданную макулатуру можно было купить в Ростове по 3-4 рубля за книжку двухтомник Алексея Толстого.

Первый том, это «Князь Серебряный»; второй - баллады, поэмы, лирические стихи.

С грустью и скорбью складывал я в большую авоську двухгодичную, через фарцу ростовскую добытую, подборку журнала «Америка», вкупе с небольшим, по сравнению с штатовским, журналом «Англия».

Глянец, блеск и красочность империализма (но главное – тяжесть!) все же отступила перед думой о том, что вскоре буду обладать книжками, где сплошное диссидентство и свободомыслие…. 

 Послушайте, ребята,

Что вам расскажет дед.

Земля наша богата,

Порядка в ней лишь нет.

………………………………

Он вдруг сказал народу:

«Ведь наши боги - дрянь,

Пойдем креститься в воду!»

И сделал нам Иордань.

«Перун уж очень гадок!

Когда его спихнем,

Увидите, порядок

Какой мы заведем!»

Послал он за попами

В Афины и Царьград

Попы пришли толпами,

Крестятся и кадят,

Поют себе умильно

И полнят свой кисет;

Земля, как есть, обильна,

Порядка только нет.

……………………..

И вот земля свободна

От всяких зол и бед

И очень хлебородна,

А все ж порядка нет.

…………………………….

Прошли года. Завтра Алексею Толстому уже 200 лет со дня его рождения, книжки его на букинистических развалах почти ничего не стоят, и мало кто их читает, потому что как и прежде:

В то время очень сильно

Расцвел России цвет,

Земля была обильна,

Порядка ж нет как нет.

 

 

Успенское

Прими мои теплейшие моленья,

Мой дух от бед и зол избавь,

Пролей мне в сердце умиленье,

На путь спасения наставь!

Покров Ты верным и ограда,

К Тебе молюсь я всей душой,

Спаси меня, моя Отрада,

Умилосердись надо мной.

Н. В. Гоголь

 

Служил в самом старом деревянном храме на Донбассе, да, наверное, и по всему востоку Малороссии.

229 лет Успенской церкви. Спаслась от разрушения только тем, что в ней в советские времена школьные помещения были. И теперь южной стороной храм в окна средней школы заглядывает, а большинство учителей – прихожане.

Около сотни верующих было на службе, хотя день рабочий. Половина из молящихся – причастники.

Есть в сельских службах особенность, которая неповторима в городских храмах: там все друг друга знают, не только по именам, но и по жизни. Мимо глаз сельчан ни одно событие личной жизни не проходит, как бы ты его не скрывал. Поэтому если и есть в разговорах лукавство, то оно доброе и совет соседки: «Галю, ты когда исповедаться пойдешь, не забудь за моего курчонка сказать, которого твой кот сожрал» - воспринимается как вполне обычное действо.

Четвертый день служу литургии, завтра пятая, с вечерними службами естественно. Дело скажу вам нелегкое, но эта усталость с радостью и надеждой. Помирать то «просто так» никакого желания нет, хочется через успение, а как тут без Богородицы обойдешься?

С Праздником!

 

 Оригинальности бабкиного богословия

Люблю субботние богослужения. Кроме службы, новости «народного православия» практически всегда присутствуют. С утра, с заупокойной литургии и панихиды они начало берут, вечером во время предстояния прихожан пред исповедальным аналоем, продолжаются и к ночи, по телефону, заканчиваются.

 Что за новости?

Оригинальные, красочные, яркие, эксклюзивные и неповторимые.

Вот такие, к примеру:

Две сестры вместе с братом пришли о покойной маме помолиться. Записочку на литургию подали, панихиду заказали.

Меня к себе подозвали и спрашивают.

- Нам надобно на три года литургии заказать, это как?

Долго объяснял, что такое литургия и силился понять, кто и почему установил именно такой срок.

Спросил, а почему три года-то, а не два или десять?

Ответ, откровенней не бывает:

- Нам сказали. Иначе раньше помрем.

Дальше, больше.

Одна из сестриц заявляет, что сегодня маме ровно сто дней, как умерла и надобно стодневную панихиду отслужить.

Понимаю, что спрашивать, откуда взялись эти «сто дней» себе дороже, поэтому ограничиваюсь небольшой вводной о панихиде вообще и правилах ее служения.

Говорю, а сам на рамку со стеклом, которую брат этих сестриц в руках держит, поглядываю.

Уже внутренне готов, сейчас финал предстоит, с последним и самым громогласным аккордом.

Точно! Финишируем главной новостью…

- Батюшка, - говорит братец, - нам еще вот стеклышко надобно освятить.

- Это зачем?

- Чтобы негативная энергия от фотографии нашей покойной мамы не исходила.

Ну и напоследок, из новенького, в крымском храме услышанного. Честное слово, не шучу.

- Отче, меня духовно заказали!

- Да вы что, серьезно? И кто же заказал?

- Жёны мои бывшие.

- Сколько их было.

- Четверо.

- И как «заказали»?

- Собрались вместе и панихиду по мне заказали! Распанихидните меня!

 

           Не одинаковый!

В моей многоквартирной пятиэтажке, с торца, в полуподвале, небольшой продуктовый магазин. С работниками данной торговой точки, которая с каждым прожитым годом, становится все необходимей, так как «далеко идти не надо», знаком по именам, и даже научил  некоторых благословение испрашивать.

            Но жизнь понятие текучее, меняющееся, а изменчивость магазинная не только в ассортименте товаров происходит, она и в составе продающих наблюдается.

            Нынче у нас на улице за тридцать в тени, поэтому в постоянном рейтинге отдел родного магазина, где вода, напитки и квас продаются. Именно за прилавком с охлаждающей и возрождающей влагой и появилась новый продавец.

            Как говорит наш духовник: «являются рогатые, а люди материализуются», но в каждой мысли человеческой бывают исключения, и в данном случае, хотя рогов и не было, явление все же состоялось.

            Динамика события личного значения с четкой привязкой ко времени и месту, развивалась по сценарию мной не предполагаемому, поэтому оставила несокрушимый след в жаркой ( не забывайте – в тени +32!) собственной повседневности.

            Зайдя в прохладный магазинный полуподвал, с всегдашним «День добрый!», по сторонам я не рассматривался и сразу направился к холодильнику с вожделенной холодной жидкостью.

Холодильник, почему то, как обычно, не открывался. Попробовал еще раз – закрыто. Упирается во что-то невидимое и не отходит в сторону дверца.

            - Чего дергаете, чего дергаете! – раздалось резкое, раздраженное и осуждающие с противоположной стороны и добавилось

            - Оплатите сначала!

            Странно. Такого еще не было…

            Повернулся, и бормоча из великого и незабвенного «А потом пошел он в кассу покупать бутылку квасу», обратил свой взор на голос.

            Исходил глас сей от личности в магазинном фирменном фартуке, которую я раньше никогда здесь не видел, но она мне была абсолютно знакома, еще с детства, юности и молодости. Тогда в магазинах, ларьках и универмагах все такие были. Одинаковые.

            - Мне бутылку полуторалитровую квасу «Очаковского» - попросил я, протягивая тысячную купюру, пришедшей из прошлого дородной фигуре, которую иначе как «продавщица» и назвать то не получалось.

            Да и не могло получиться или преобразоваться, так как услышал именно то, что и должен был услышать:

            - У меня сдачи с таких денег нет!

            - Полное ретро, - подумалось мне. - Вперед в прошлое!

            Дальше нужно было промолчать, но магазин то «мой», родной, знакомый, можно сказать домашний, поэтому, как всегда произнес:

            - Хорошо, я позже мелочь занесу.

            Зря сказал. Не подумал. Слишком далеко прошлое оказалось. Запамятовал.

            - Как это позже занесу?! – взвилась продавщица.

            - Так я в этом доме живу, прямо над вами…

            - Все вы одинаковые! – тут же громогласно сделала вывод продавщица и повернулась ко мне тыльной стороной всей своей дородности.

            - Люба, да дай ты батюшке квасу, занесет он деньги, - заступилась Люда из соседнего отдела.

            Тут и Валя с хлебного добавила:

            - Это наш батюшка, чего ты наехала?!

            С магазинной подсобки показалась рыжая голова заведующей Раисы:

            - Вы не обижайтесь, это у нас новенькая.

            - Слава Богу, - подумал я, - они все разные. И я тоже не «одинаковый».

                 

 

Диалог у исповедального аналоя

 

- Поисповедайте меня, батюшечка.

- Муж пьет, соседка колдует и сын непутевый. Так?

- Ох и прозорливый вы, батюшка.

- Что еще?

- Так больше нечего, отец родной.

 

Как стать святым

Частенько от желающих оправдаться, можно услышать вопрос-утверждение: «Что я святой, что ли?» или просто «Я не святой», то бишь, отцепись от меня и претензий не предъявляй.

Если же вдуматься, то за таким объяснением четко слышится: «Я не святой и не хочу им быть».

Мы же (я имею ввиду православных) призваны к святости.

Именно, именно! Призваны!

Так что «Хочу быть святым!» - не горделивое заявление, а нормальная и даже вполне обыкновенная, достижимая  жизненная программа. Поэтому вполне уместно, когда чего-нибудь не так выходит просто сокрушенно сказать:

- Не получается, я пока еще не святой.

И добавить:

- Но я им, обязательно стану.

 

     

 

 

Прочитано 259 раз

Последнее от протоиерей Александр Авдюгин

Другие материалы в этой категории: « Паралитик МОЛИТВЫ МОЕГО СЕРДЦА »

3 комментарии

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru