Суббота, 18 мая 2013 09:50

Святогорский плацдарм

Автор
Оцените материал
(3 голосов)

 

 

Святогорье – прекрасный уголок Донской земли. Возникший на этом месте ещё в 14 веке мужской монастырь, в настоящее время Свято-Успенская Святогорская Лавра, стал центром духовного окормления и духовной жизни Донбасса. Тысячи верующих паломников круглый год тянутся к этому чудному месту, чтобы насладиться его духовной красотой и прекрасной живописной природой.

 И порой даже не верится, что в годы Великой Отечественной войны этот сказочный край был местом кровопролитнейших сражений. Здесь решалась судьба Донецкой земли, да и всей Украины. «Ворота Донбасса» – так его называли и наши, и немецкие генералы.

 По дороге  в Святогорск перед Северским Донцом есть село Богородичное. Возле него расположены населённые пункты Долина, Татьяновка,  Пришиб. Именно здесь в июле 1943-го 1-я и 8-я гвардейские армии совершали прорыв немецких рубежей в шесть оборонительных линий.

 Возле Святогорской Лавры на самом высоком месте, недалеко от памятника Артему, находится мемориал Великой Отечественной войны, где захоронено множество советских воинов, отдавших свои жизни за освобождение этого края. Среди них три героя Советского Союза. Это командир 79-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор Николай Батюк. Парторг 1-го батальона 269- го стрелкового полка 88-й гвардейской дивизии старший лейтенант Александр Сечкин. Командир 172-й батареи 79-й гвардейской дивизии старший лейтенант Шуклин.

 Чудное это место, все просматривается вокруг на многие километры. Когда-то здесь сидели, заняв оборону, немецкие пулеметчики, стреляя по переправе  или корректируя огонь своих пушек и минометов и не давая  подняться наступающим советским войскам. Теперь здесь тишина, и только ветер шумит, качая ветви деревьев. И впрямь, какая вокруг красота, за такую красоту и жизнь отдать не жалко.

 В марте 1943 года советские войска, закрепившись на рубеже вдоль Северского Донца, имели несколько маленьких плацдармов. Оборона немцев на правом берегу была мощная, проходила по возвышенности и имела очень  выгодное положение. Монастырь, который после прихода немцев вновь стал действующим, насчитывал братию в количестве четырёх человек.

 Сохранилcя личный дневник одного из этих монахов, архидиакона Авраамия, где рассказывается о начале боев: «17 марта 1943 года. По прибытии сего числа нашей боевой Красной Армии немцы оставили свои позиции, то есть монастырь, будучи вытеснены нашими бойцами, но недельки через три они снова оправились и вновь заняли старые позиции. Завязались сильные, жестокие бои. Немцы сидели на опушке гор, а наши жестоко отбивались, находясь в самом монастыре, скрываясь в его крепких стенах. Таким образом, мы очутились между двух нестерпимых огней. Не было промежутков, чтобы не бухали разнокалиберные орудия, не трещали пулемёты с обеих сторон…

 В таком безвыходном положении мы пробыли более двух недель… Наконец, в двенадцать часов ночи к нам постучали трое вооруженных военных и повелительно сказали: «Сейчас же, как стоите, уходите отсюда!».

 Из этого документа мы узнаем, что бои действительно были жестокими, причем это еще не было генеральным наступлением. Оно началось в июле 1943 года.

 В ночь на 7 июля 1943 года 102-й отдельный моторизованный батальон из города Купянска форсированным маршем прибыл в район Банного (нынешний Святогорск) и сосредоточился в районе пионерского лагеря, напротив Святогорского монастыря. Батальон был оперативно подчинен 8-й гвардейской (бывшей 62-й) армии, дравшейся ранее в Сталинграде под командованием генерала Чуйкова. 8-я гвардейская армия готовилась к наступлению. Перед понтонно-мостовым батальоном была поставлена задача обеспечить форсирование Северского Донца в полосе наступления 79-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием генерала Батюка.

 Надо сказать, эта дивизия являлась одним из славных соединений Советской Армии. Настоящие гвардейцы, вынесшие ужасы сталинградских боёв, дравшиеся на Мамаевом кургане – вот такие части пришли освобождать Донбасс!

 Ветеран 102-го понтонного батальона Н.Макаров вспоминает: «В ночь на 16 июля провели разведку реки в районе Святогорского монастыря, Богородичного, Пасеки. К этому времени усиленные роты автоматчиков захватили крохотный плацдарм на правом берегу и к моменту общего наступления заняли Татьяновку, высоту с памятником Артёму, частично Cвятогорский монастырь и просочились флангом на окраину Богородичного. Немцам не удалось сбросить смельчаков в реку, хотя для этого и делалось всё возможное».

 Быстро и оперативно был наведён понтонный мост в том месте, где сейчас находится капитальный мост, на южной окраине Богородичного. По особому приказу командующего 8-й гвардейской армией генерала Чуйкова с рассветом мост каждый раз разводился и тщательно маскировался. Но плацдарму нужны были танки, поэтому ниже по течению понтонёры приступили к сооружению шестидесятитонного свайного моста.

 Рота старшего лейтенанта И.Казанского вела работы с правого берега, а рота старшего лейтенанта П.Чайки с левого. Сооружаемый мост, будучи прекрасной мишенью для немцев, постоянно разрушался авиацией и артиллерией врага. Бойцы 102-го понтонного батальона строили заново, выполняя под бомбами и снарядами тяжелейшую работу. Личный состав таял на глазах, люди падали от усталости. Только 21 июля в 9.00 по новому мосту прошел первый танк.

 Основные силы 79-й стрелковой дивизии, переправляясь сначала на понтонных и подручных средствах, сразу вступили в бой. Главный удар наносился в районе сёл Пришиб, Богородичное. Созданные в посёлках передовые отряды расширили плацдарм, ворвались в Богородичное и с ходу захватили правобережную её часть. В полосе действий 8-й гвардейской армии завязались кровопролитные бои.  

 19 июля с утра бои приобрели встречный характер. Противник непрерывно переходил в контратаки, поддерживаемый десятком танков, против 82-й, 88-й, 79-й гвардейских стрелковых дивизий. В 10 часов немцы бросили против правого фланга 82-й гвардейской дивизии со стороны Каменки пехотный полк и 48 танков, а со стороны Сухой Каменки тоже примерно полк пехоты и 50 танков. Враг пытался расчленить дивизию и уничтожить ее, прижав к берегу Северского Донца.

 Не менее ожесточенные бои разгорелись в полосе 79-й гвардейской стрелковой дивизии. 20 июля дивизия овладела поселком Голая Долина, но развить наступление не смогла. К немцам подошло подкрепление, были с ходу введены в бой части 17-й танковой дивизии, усиленные штурмовыми орудиями.

 Дуб Камышева

 Все, кто был в Святогорском монастыре и поднимался к деревянной церкви, видели «Дуб Камышева». В этом месте похоронен начальник штаба артиллерийского дивизиона 8-й гвардейской армии гвардии лейтенант Камышев. Сохранилась история его подвига. Находясь на наблюдательном пункте, у дуба, лейтенант Камышев корректировал огонь наших орудий, но был замечен немцами и внезапно атакован. Создалась опасность угодить в плен. Камышев, продолжая корректировать, вызвал огонь на себя. До двадцати немцев нашли здесь свою смерть, вместе с ними погиб и Камышев.

  Командир 8-й гвардейской армии генерал Чуйков вспоминал: «Завязались ожесточенные бои в поселке. По несколько раз одни и те же строения переходили из рук в руки. Домов в поселке не осталось. Под ударами танков рушились глинобитные стены, что не смогли сгореть в огне пожаров. Переходили из рук в руки подвалы, печные основы, груды кирпича. В уличных боях сталинградцы не имели равных. Горела техника, горели солдаты, но противник как бы сам шел на собственное уничтожение. Это сражение  не ошеломляло масштабами введенных сил, оно, конечно, было местного значения, но оно было ожесточённейшим. Голая Долина в войсках получила другое название «Мёртвая Долина».

 21 и 22 июля бои приняли самый ожесточённый характер. Только 21 числа с 4 до 7 часов утра части 79-й дивизии были контратакованы пять раз, и это на небольшом и узком плацдарме. В результате боёв населённый пункт Голая Долина был стёрт с лица земли. Уже после войны в другом месте посёлок вновь был отстроен и получил название Долина.

 Героический подвиг во время этих боёв совершили артиллеристы старшего лейтенанта И.Шуклина. Его батарея занимала позиции в саду восточнее Долины, «оседлав» дорогу, идущую из Долины на Богородичное. Атакованная танками противника, батарея весь день до темна вела неравный бой с врагом и потеряла весь личный состав. Шуклин в одиночестве продолжал вести огонь из последнего уцелевшего орудия и тоже погиб, не дав немцам пройти. В этом бою батарее удалось подбить 14 танков.

 23 июля западнее Богородичного вёл бой 269-й гвардейский стрелковый полк 88-й гвардейской стрелковой дивизии. Во время ожесточённой схватки одна из рот первого батальона ворвалась в траншеи противника на южных скатах балки Маковский Яр. Но немцам удалось отрезать роту от основных сил батальона. К попавшим в окружение бойцам смог пробраться парторг батальона старший лейтенант Сечкин, организована круговая оборона. Превосходящие на этом участке силы немцев старались вернуть утерянный выгодный рубеж. После пятой немецкой атаки бойцы Сечкина, истекая кровью, ударили в штыки. Завязался рукопашный бой. Не выдержав и понеся потери, фашисты отступили. В этом бою Сечкин был смертельно ранен.

 В результате упорных боёв 8-я гвардейская армия понесла большие потери и уже не имела сил на прорыв немецкой обороны. Генерал Чуйков вспоминает: «Много полегло тех, кто выдержал даже сталинградский ад. Потеряли мы и славного боевого товарища, командира дивизии генерала Николая Филипповича Батюка. Вот оно, переменчивое фронтовое счастье. Всё выдержал, всё прошёл. Мужественно отстаивал вместе со своими солдатами Мамаев Курган в Сталинграде. Какие бои! Казалось, что трудное позади, но только казалось…»

 Парадокс в том, что Батюк умер не от ранения, а из -за перенапряжения сил. Вот как вспоминает о смерти своего командира начальник разведки 79-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии майор В.Графчиков: «Батюк сказал мне, что уж очень хочет помыться. Он позвонил по телефону в наши тылы и распорядился насчёт бани. Перед уходом Батюк сказал, чтобы я оставался на НП, занимался оперативными делами, чаще запрашивал обстановку в полках. Часа в три дня нам на НП позвонил начальник штаба Садовский и сообщил страшную новость – командир дивизии гвардии генерал-майор Н.Ф.Батюк умер. Сначала мы не могли понять, правду ли он говорит, но он вполне серьёзно ещё раз повторил, что по дороге Батюк почувствовал себя плохо, адъютант Граненко повёз его в медсанбат, а через 30 минут в медсанбате сердце командира биться перестало. Вскрытие показало, что умер он от разрыва сердца. Вот так на нём отразилась напряжённость боёв на плацдарме».                                                                                                          
Хоронили Николая Батюка на следующий день возле памятника Артему. 30 июля 79-ю гвардейскую дивизию принял полковник Леонид Вагин. Ему предстояло получить генеральское звание и стать Героем Советского Союза, а дивизии с новым командиром – пройти от Донца до Берлина.

 8 августа 1943 г. 8-я гвардейская армия передала свои позиции частям 6-й и 12-й армий, а сама была отведена на левый берег Северского Донца. Одиннадцать дней она находилась на отдыхе, получая пополнение. Многие участники боев в Сталинграде после ранения и госпиталя возвращались в свою 8-ю гвардейскую армию.

 22 августа 1943 г. началось новое наступление. Положение немецких войск с каждым днем ухудшалось. Уже проиграно Курское сражение. На следующий день Красная Армия возьмет Харьков. В Берлине издается директива об отводе частей вермахта из Донбасса.

 Тяжелые бои на Изюмском плацдарме продолжались еще две недели: немецкая армия отчаянно прикрывала отход своих войск. 6 сентября 1943 г. битва на Северском Донце завершилась.

 

 

Прочитано 2928 раз
Другие материалы в этой категории: « В ГОСТЯХ У НИКОЛУШКИ «Свете тихий»: теплый май »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru