Среда, 26 апреля 2023 19:04

Непростая жизнь Станично-Луганского округа

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

О жизни Станично-Луганского благочиннического округа Луганской епархии корреспонденту епархиальной газеты «Православная Луганщина» рассказывает благочинный, настоятель Станичанского Свято-Никольского храма протоиерей Алексей Храбров.

ОДНО ИЗ САМЫХ БОЛЬШИХ ОКРУГОВ ПО ПЛОЩАДИ

 — Отец Алексей, какие храмы в каких населённых пунктах относятся к Станично-Луганскому благочинию? Большое ли оно?

 — Станично-Луганское благочиние я принял в 2017 году. Указом покойного владыки митрополита  Луганского и Алчевкого Митрофана был назначен настоятелем Станично-Луганского храма и, соответственно, благочинным этого округа. Это одно из самых больших благочиннических округов по занимаемой площади. Приходов у нас много — их 15. Причём расположены они на большом расстоянии друг от друга. Это и Станица Луганская, и Чугинка, и Киселева Балка, и Петровка, и Новоайдар за Счастьем, Широкий, Герасимовка, Камышное, Ольховая и др.. Само Счастье сейчас относится к Новоайдарскому округу.

— Храмы в этих населённых пунктах все действующие?

— Все действующие. Литургии совершаются во всех храмах благочиния. Правда, в некоторых приходах, с различной периодичностью. Есть храмы, где священник постоянно есть, регулярно совершает богослужения, и есть храмы, которые окормляютя клириками других приходов. Так происходит, например, в Верхней Меньшинке и Тёплом. Там священник трудится в двух приходах, совершая богослужения в местных храмах по-очереди. В подобной ситуации находится, например, отец Сергий (Громовик), настоятель храма Иверской иконы Божией Матери пос. Екатериновка, который периодически приезжает на отдалённые приходы, в том числе и в Старый Айдар; он приезжал даже тогда, когда это было сделать очень трудно. Раз в месяц он выбирался, объезжал 670 км, чтобы послужить в каждом храме. На территории нашего благочиния обособленно находятся мужской Иоанно-Предтеченский монастырь в с. Чугинка, наместник которого —  архимандрит Варфоломей (Кузнецов), и женский монастырь в с. Красный Деркул. Ранее устроителем этого монастыря был ныне викарный архиерей нашей епархии владыка Павел. Сейчас настоятельствует матушка игуменья Антония (Рыбинцева). С ней интересно пообщаться, поговорить на духовные темы.

ОСКОЛКИ ВОЙНЫ

 — Из этих 15 храмов, которые находятся под Вашим окормлением, есть такие, которые были разрушены либо получили большие увечья во время активных боевых действий?

— С 2014 года, во время активных боевых действий, повреждения получили Свято-Никольский храм в Станице Луганской.  Случилось попадание боеприпаса на территорию самого храма, в результате чего вылетели стекла, а осколки посекли стены. До сих пор кое-где видно, как осколки пробили насквозь стены и крышу. Также сильно пострадал храм чуда в Хонех Архистратига Михаила в Старом Айдаре. Там были прямые попадания, из-за чего произошел обвал стен.

 — Удалось его восстановить?

— В этом году приехали подрядчики из Москвы, там и фонд какой-то участвовал. Подробнее об этом расскажет отец архимандрит Сергий (Громовик). Они установили систему отопления и заменили старые окна на пластиковые. Оштукатурили стены, отреставрировали купол, а также сам стакан купола, отремонтировали крышу. Практически полностью сделали капитальный ремонт храма.

 — Получается, храм стоял полуразрушенным все эти 8 лет, пока Россия не зашла и смогла организовать строительные работы?

— Не совсем так. Богослужения в этом храме все это время совершались. Своими силами восстановительные работы проводились, чтобы крыша не протекала, чтобы в храме можно было бы молиться. Но устранить крупные разрушения, особенно на больших высотах, так и не удалось. И да, действительно, возможность сделать существенную реконструкцию храма появилась только в прошедшем 2022 году, когда приехали москвичи, которые восстанавливали параллельно с этим храмом также и Екатерининский храм в г. Счастье. В храме Старого Айдара они увидели исторический памятник культуры. Посёлок сам по себе слабенький, людей там практически нет. Это больше — дачный посёлок теперь. Местного населения очень мало осталось, но храм этот является не только одной из святынь епархии, но также и историческим достоянием Луганщины, достопримечательностью, о которой есть упоминания в исторических источниках нашего края.

— А Никольский храм в Станице Луганской тоже только сейчас восстановили или он был отремонтирован раньше?

— Опять же, крупные проблемы, препятствующие совершению богослужений, священнослужители устранили ещё в 2014-15 годах. Но, все-же некоторые повреждения храма с моим приходом  в 2017 году, ещё оставались. Например, в куполе не было стекла. Нам пришлось подниматься, стеклить. Делали все, что возможно было при тогдашней власти. Людей на тот момент было мало даже в Станице, потому что с 2014 года начался массовый отток жителей.

  МОРАЛЬНЫЙ КЛИМАТ СРЕДИ ПАСТЫРЕЙ И ПАСТВЫ

 — Как раз и хотела спросить, как наши люди выживали, оставшись на той стороне линии разграничения?

— Как я уже ранее говорил, начиная с 14-го года, когда начались боевые действия на Донбассе, многие люди уезжали. Кто-то остался пережидать тяжелые времена в Луганске, большинство же уехали из региона совсем. Позже, спустя 8-9 лет, снова возвращались домой по понятным причинам: ведь здесь — их святыни, могилки родителей, которые требуют ухода, у кого-то бабушка или дедушка, родственники, нуждающиеся в помощи… В общем такого рода житейские проблемы оставались. Многие из них уже наладили жизнь в Луганске, в других городах России и Украины, особенно молодёжь старалась уехать как можно дальше отсюда туда, где можно было получить образование или найти работу. Единицы переезжали в Луганск, чтобы учиться. Те, кто остался из прихожан, — это люди того поколения, кто еще помнит строительство Свято-Никольского храма и, кто застал его еще на Лесной улице. Это был дом, переделанный под храм. Эти прихожане потихоньку, в силу своего преклонного возраста, отходят в вечность. Таких старожил осталось, буквально, 3 или 4 человека.

 — То есть, сейчас мало прихожан в храме?

— Прихожан, я бы ни сказал, что мало. Сейчас постоянно приходят на воскресные и праздничные службы около 40-50 человек.

 — Это мы говорим о Станице Луганской?

— Да, речь идёт о Станице Луганской, Свято-Никольском храме. Знаменательное событие в жизни которого произошло в 2022 году, когда Станица Луганская вновь вошла в состав республики и когда кураторы из России, Волгоградской области, взялись за восстановление многих социальных объектов Станично-Луганского района. И одним из этих объектов стал наш Свято-Никольский храм. Буквально за лето они установили отопление, поменяли все окна, приобрели котёл, помогли с газификацией помещений, помогли с документацией. Впервые за 10 лет наш собор теперь отапливается, и все богослужения мы проводим в нём в теплых условиях.

 — Война принесла много горя нашему народу. Люди пережили очень многое. Многие семьи разрушены. Даже, если кто-то и говорит, что у него всё хорошо, мы понимаем, что и его не могли не затронуть своей тяжестью все эти военные события. Каков сейчас моральный климат населения, каково их настроение?

— В общем, настроение бодрое. И это без преувеличения. Те люди, которые остались здесь, понимали и знали, зачем и ради чего они остались. Ведь они изначально предполагали, что в будущем будет происходить на их земле. Это, — конечно же, интеграция в Луганскую Народную Республику, которая теперь стала Россией, и которая сама интегрируется в законодательное поле Российской Федерации. Конечно же люди ждут перемен, которые несомненно будут происходить в их жизни и надеются, что эти перемены будут осуществляться только к лучшему. Те, кто не принял эти перемены, все они уже уехали отсюда.

 — Это уже новый период?

— Да, он наступил с февральскими событиями 2022 года, такие люди ещё некоторое время находились здесь, но потом, когда они поняли, что по-старому уже не будет, то в силу своих убеждений, приняли решение уехать на Украину.

 — Но это касается, наверное, населения в целом. А Ваша паства, скорее всего, должна была радоваться, что нет притеснения Святой Православной Церкви.

— Совершенно верно, паства так и осталась с нами. Когда мы жили при Украине, имело место давление на Церковь со стороны местных властей. Это были различные ограничения. Например, нам нельзя было открыто посещать школу. Нам невозможно было принимать участие в массовых народных мероприятиях. Поначалу приглашали, а затем перестали. Началось это в 14-м, и всё усиливалось и множилось в дальнейшем, особенно с началом создания ПЦУ – незаконной церковью, когда УПЦ негласно объявили «врагом Украины», а ее представителей «агентами Кремля». Тогда уже начались такие ограничения нашей деятельности. И юридические, в том числе. Мы не могли перерегистрироваться, вносить изменения в свои документы. Подобных ограничений был целый ряд. Бывало и такое, когда приходили к нам из соответствующих структур и предлагали нам перейти в ПЦУ. Среди таких людей были и ктиторы, которые в своё время строили православные храмы, они говорили нам: «Пора, батюшка, переходить в ПЦУ».

— И кто-то из наших батюшек готов был последовать совету?

— Ни в коем случае! В Станично-Луганском благочинии такого не было. Все отцы единогласно оставались верны своей священнической присяге, своей епархии. Таких поползновений даже в мыслях ни у кого не было. Это воспринималось, как дикое и абсолютно неприемлемое для наших священнослужителей.

 — Понятно. Спасибо за такую единодушную позицию.

— За неё-то и страдали наши отцы.

ОТЕЦ БЛАГОЧИННЫЙ. ПУТЬ К СВЯЩЕНСТВУ

 — Скажите, что лично Вас привело в Церковь? Когда это случилось? Как Вы стали служителем Церкви?

— Первые шаги в православный храм я сделал в возрасте 10 лет. Это было ещё неосознанно, не совсем добровольно. Как любую семью, и нашу тоже постигло горе. Отец, будучи работником шахты, как большинство коллег злоупотреблял горячительными напитками. Это было болью семьи. Мама в тот период времени нашла своего брата по отцу, а он был человеком глубоко верующим. Он неукоснительно ходил в храм, пономарил, пел на клиросе. И вот однажды он привёл маму в храм, затем мы все за ней и потянулись.

Помню, как первый раз дядя Виталий со мной читал молитвы ко причастию. Тогда это дело казалось мне долгим, непонятным. Но это и были мои первые шаги к Богу. Помню свое первое причастие. Оно состоялось, когда мне было 10 лет. Было это на территории собора Рождества Пресвятой Богородицы в г. Ровеньки. Я оттуда родом. Тогда этот собор только строился. В небольшом храме, который находился на втором этаже этого собора, я и приобщился Христа впервые.

Потом в моей жизни был Ровеньковский Свято-Никольский храм, где я нёс своё послушание, делал осознанные шаги. Мы пожелали с братом ходить в воскресную школу, мама нас отдала. Здесь мы учили Закон Божий, постигали библейскую мудрость. Именно здесь началось моё клиросное, а также и пономарское послушание, которое я проходил тогда у благочинного Ровеньковского округа отца Григория Устименко.

Так проходило моё постепенное воцерковление, духовное становление, познание Бога и утверждение в вере. Именно там оказался и тот человек, кто способствовал моему утверждению в вере и, кто своим прижизненным примером указывал путь благочестивой жизни. Это был ныне покойный протодиакон Димитрий. Он умер в возрасте 92 лет. Тогда он наставлял молодёжь, показывал, рассказывал, журил нас, вразумлял. Это был замечательный человек. Царствие ему Небесное!

И вот так, в стенах Свято-Никольского храма я возрастал. Потом я закончил школу, ПТУ строительное, затем учился в духовном училище в городе Свердловске. Уже там, на 3-м курсе я поехал в гости к однокелейнику с 1-го курса в город Счастье. Там познакомился с будущей матушкой. Сыграли свадьбу, затем отец Василий Гундертайло, настоятель тамошнего храма св. вмчц. Екатерины, зная, что я заканчиваю духовное училище, предложил мне служить у него священником. Моя хиротония в сан священника состоялась в 2007 году. Здесь, в счастьинском храме, я и начал свой священнический путь.



— Матушку как Вашу зовут?

— Елена.

 — Господь деток даровал?

— Даровал. Слава Богу за это! У нас с матушкой трое детей. Спасаемся, молимся. Старшему сыну в этом году будет 19 лет, дочери исполнилось 15, а меньшему сыну 13.

Своё служение я начал в городе Счастье. Прослужил 4 года, затем  мой священнический путь проходил в посёлке Металлист. Все эти годы вплоть до 2014 года, да и в военные годы тоже, продолжал окормлять Металлистский храм преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских. Оставался настоятелем этого храма. Даже в моменты, когда было сложно добраться в Металлист, я со Счастья добирался после службы, через все границы, сначала два раза в неделю, потом два раза в месяц получалось, потом раз в месяц только приезжал, путешествуя. Когда автомобильное движение совсем прекратилось, через Россию объезжал или через Станицу пешком ходил. Раз в месяц старался приезжать, чтобы богослужения в храме совершать, особенно на праздники. Ну, а параллельно нёс ещё послушание, которое на меня возложил владыка Митрофан — окормлял приходы, находившиеся за линией разграничения.

 БЛИЖАЙШИЕ ЗАДАЧИ

 — Удаётся ли сейчас проводить занятия в воскресных школах на приходах?

— В 2021 году у нас в Свято-Никольском храме Станицы Луганской уже существовала воскресная школа. Больше по благочинию воскресных школ не было. Деток было всё меньше и меньше. Родители прятали детей, как могли. Многие собирались и уезжали из-за военных действий, увозя с собою детей. Многие прихожане разъехались. Времена перемен всегда очень сложные для народа. И тот, кто стоит, тот и устоит. Кто остался, тот останется. Мы прекрасно понимаем, что пройдёт ещё лет пять-семь и Луганск, как и сама Республика оживёт. В плане социальном возможность развития детей предопределена, потому люди будут возвращаться и дети будут появляться и рождаться. И в храмы будут возвращаться верующие. В конечном счете, человек не мыслит своё существование вне Бога. И в этом смысле, священнику конечно же придётся прилагать усилия, чтобы не просто сидеть на приходе, но, что называется, идти в люди. Необходимо встречаться, разговаривать, общаться, выстраивать взаимоотношения с администрацией и с теми, кто приезжает в республику. Апостолы тоже ходили по земле, они не сидели на месте.

 — Когда пришла Россия на освобождённые территории, изменилась ситуация, вас стали пускать в школы?

— Сейчас мы делаем осторожные шаги в этом направлении. Этот учебный год мы проскочили по инерции, а со следующего года уже планируем такую работу. Перед нами стоит ближайшая задача — за лето выработать программу с администрацией и учебными заведениями, чтобы иметь точки соприкосновения в работе с подрастающим поколением. На личном контакте у нас, конечно же, строятся отношения с детьми, на официальном — все возможное в этом направлении мы сделаем. Нас уже приглашали в садик. Детки ставили сценку на тему Рождественских Святок. Это уже старшая группа была, выпускники садика и будущие первоклашки. Они ставили эту сценку, читали стихи, танцевали. Хороший утренник получился. Дети принимали нас с радушием, радостью. Родители были не против нашего общения. А как будет дальше – обязательно будем трудиться, прилагать усилия в этом направлении. Будем общаться, проситься, договариваться, встречаться.



«МЫ МОЛИМСЯ, ЧТОБЫ ГОСПОДЬ ДАРОВАЛ ВРЕМЕНА МИРНЫЕ»

— У Вас сложилось личное отношение к событиям в Киеве, относительно запрета УПЦ и деятельности ПЦУ? Как вы считаете, что творится на земле Русской?

— На этот счёт есть понятная позиция нашей епархии, которую мы выразили на епархиальных советах, говоря о том, что решения, которые были приняты в 2022 году на соборе в Феофании, мы не приемлем. Тот путь, который тогда был выбран — неверное направление. Конечно мы никого не осуждаем, по-человечески понимаем, что движет, почему это происходит, в какой ситуации находится сейчас Украинская Православная Церковь. И в какой-то степени, взирая на то, что там происходит под давлением украинских властей, — а это и массовый захват храмов, и притеснение духовенства, верующего народа, — мы понимаем, что на фоне всего этого, мы, будучи здесь, находимся, что называется, «у Христа за пазухой». У нас здесь имеет место быть развитие — мы и свободно служим, и молимся. Никто нас не притесняет, не запрещает, не покушается на наши приходы, не воздействует на умы и сердца наших прихожан. На украинской же стороне людям сейчас крайне тяжело. И мы молимся за них, просим Господа, чтобы Он даровал времена мирные для народа и Церкви нашей Святой, чтобы наши святые и святыни не были поругаемы.

 — Как Вы думаете, как долго состояние «стенка на стенку» продлится между Киевом и Донбассом?

— Настолько далеко заглядывать я не готов, потому что в какой-то степени наша жизнь ещё находится под угрозой.  На далекую перспективу планировать наши действия мы не можем, потому что не знаем ни дня, ни часа, когда Господь призовёт каждого из нас. В любой момент может произойти и ракетная атака, да и всё, что угодно… Единственное, что необходимо – просить Бога о помощи, об умягчении сердец, молиться, взывать ко «Творцу и Создателю всяческих». В своих проповедях я стараюсь акцентировать внимание людей на необходимости начинать, прежде всего, с себя самого: исторгать из своего сердца ненависть, злобу, которые преисполняют и одолевают нас. И что ко всему происходящему, мы должны подходить трезво и с пониманием. Если ты не находишь сил понять человека, то оставь суд Богу. Не суди человека до конца, не желай ему зла, и не мсти. Это — удел христианина.

Каждый наш день нужно не просто прожить, но стараться использовать его как возможность сделать то, что непременно улучшит нашу жизнь в будущем. Не оставлять на потом то доброе дело, которое можем сделать сейчас, сию минуту.

НУЖНО ПРОСТО ОСТАВАТЬСЯ ЛЮДЬМИ

 — Для нашего «потом» делать уже сейчас?

— Именно. Делать добротой, поддержкой людей. Мы знаем, сколько вокруг нас лишённых людей, сколько беженцев, которые не могут найти пристанище. Приезжают к нам люди со Сватово, с Кременной. Они потеряли всё, кроме жизни. И мы должны в этот момент протянуть руку помощи им. Порой, доброе слово, совет, помогает человеку.

Приходит, к примеру, женщина и спрашивает: «Где находится Жовтневый ЗАГС?». Все стоят и просто на неё смотрят. Она объясняет: «Я тридцать лет прожила в Кременной, а здесь ничего не знаю». И все молчат. Неужели вы не знаете, где находится ЗАГС вашего района? Он же здесь, рядом. Я указал ей путь, рассказал как дойти. А почему другие промолчали? Это же тот несчастный человек, который лишился всего, который нуждается в нашем участии. Женщина эта не знает ничего, она не знает города, а ей ставят задачу пойти и взять какую-то справку. Нужно просто оставаться людьми. Человечность должна в нас оставаться в любом случае. Мы же называем Христа истинным Человеком. Вот Он показал нам пример. Он никого не отталкивал от Себя. Он всякого приходящего к нему принимал, и мужа, и жену. Вот и мы всякого, приходящего к нам за помощью, не должны оставлять без внимания. Я не говорю, что надо делать то, что выше наших сил. Можешь помочь — помоги. Или кто-то из твоих знакомых может помочь — попроси их. Не надо отворачиваться: «Они беженцы, им государство поможет». Но они же к тебе обратились за помощью. Даже просто направь в тот же социальный центр, где могут помочь этим людям, это уже будет шаг навстречу.

  А Вы много видели таких обездоленных людей?

— Достаточно, чтобы делать выводы. Слава Богу в 2022 году, Станица Луганская, как говорится, отделалась лёгким испугом. Там было, буквально, несколько выстрелов, один дом загорелся. Если сравнивать с тем, что происходило в 2014-16 годах и вначале СВО, то в этот раз это был просто лёгкий испуг. Российская армия там так мощно зашла, что ВСУ просто собрались и ушли. И Станица Луганская осталась целой и невредимой. И в Ольховском массиве тоже боёв практически не было.

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ВСЕГДА ЗА БОГОМ

 — Отец Алексей, люди обращаются к Богу с просьбами, считая, что Он обязан им помогать. А как правильно обращаться со своими просьбами к Господу, чтобы не требовать, а именно просить?

— Я понимаю, о чём Вы говорите. Когда-то, ещё отроком, я слышал проповедь одного священника, (это был протоиерей Александр Авдюгин), в которой он сказал: «Что вы превращаете нашу веру в веру попрошаек? Господи, помоги! Господи, дай! Господи, защити! И так далее…». Люди всегда просили и будут просить Бога. Но насколько полезно нам просимое, насколько нужно нам то, о чём просим, мы никогда не узнаем и не поймём. Промысел Божий и наши желания — не всегда совпадают. Мы-то желаем часто меркантильно. Мы-то желаем выгодно, вкусно, удобно, комфортно и тепло.

 — И подай нам это срочно, Господи!

— А Господь нас ведёт другим путём. Путём, который нам нужен для спасения души. Порою, хорошая работа и высокая зарплата не приведёт нас ко спасению души, а наоборот, ожесточит сердце и отведёт от Бога. Поэтому я, — когда общаюсь с прихожанами, которые мне задают подобные вопросы, — всегда советую: «А вы когда что-то и просите у Бога, то добавляйте: «Господи, пусть будет Твоя святая воля, а не моя». И, если у вас получится, вы не возгордитесь, потому что знаете, что это была воля Бога, Его помощь и милость.  А когда не получится, то вы не будете унывать, потому что будете понимать, что на это Божией воли нет. Тогда человеку проще жить на белом свете. От нас тоже многое зависит, но последнее слово всегда за Богом.

  СВЯТЫНИ БЛАГОЧИНИЯ

— Обратимся к Святыням вашего благочиния. О каких из них хочется поведать читателю. О каких чудесах пришло время рассказать?

— Одна из известных святынь — это наша Киселева Балка, где находятся исцеляющие источники. У нашего Правящего архиерея есть намерение в перспективе восстановить в это место паломничество, которое благополучно осуществлялось до 2014 года. Дай Бог, война немного утихнет, тогда восстановится нормальное сообщение, чтобы блокпосты не проходить, и паломники смогут снова посещать целебные источники.

В 2019-м году я познакомился с одним очень интересным человеком. Он работал в Северодонецке, человек глубоко верующий. В советское время он был кадровым офицером. С началом развала Союза, он уволился из армии и занялся установкой газового оборудования на автомобили. И вот он рассказывает мне, что у него с женою долго не было детей. Куда только не обращалась жена с этой проблемой, но годы шли, а они с мужем так и оставались бездетными. И в храм они пришли, чтобы вымолить у Господа ребёночка. Жена начала паломничать. Была она и в Израиле, и в Вифлееме, по всей Святой земле прошла. И однажды, путешествуя по Иерусалиму, встретился ей священник. Она пожаловалась, что многие годы молится, чтобы Господь даровал ей дитя, но никак не получается. Он спросил откуда она. Когда узнал, что из-под Луганска, то воскликнул: «Так у вас же есть Киселева Балка! Вы сюда ездите, а там такая Святыня под боком!» После этого уже далеко не молодые супруги несколько раз приезжали в Киселеву Балку, окунались в купели. Прошло немного времени, и женщина забеременела. Сейчас в этой семье растёт чудесная дочка, которая радует и украшает их жизнь.

В самой Станице Луганской у нас есть три особо почитаемые иконы. Одна икона — это икона святителя Николая Чудотворца с частицей его мощей, которая досталась нам ещё с тех далёких времён, с того храма, который был разрушен большевиками в 20-30-е годы прошлого столетия. Собор был взорван, затем в его стенах сделали школу, которая тоже была разрушена уже в 2014 году. А икона Николая Чудотворца сохранилась, и как святыня передавалась из поколения в поколение прихожанами храма. Она сейчас в киоте стоит на почётном месте в Свято-Никольском храме. Мы каждый четверг около неё совершаем молебное пение с акафистом Святителю. Этот молебен служится постоянно: служился и при отце Николае Маковецком, и при отце Георгии Денисове, и при мне продолжаем каждый четверг совершать молебное пение.

Верю, что благодаря молитвам в 2022 году храм не получил никаких разрушений. А когда волгоградцы делали ремонт, самое примечательное, что они начали завозить материалы в четверг, в день молебна Николаю Чудотворцу. А когда дорогу ремонтировали, то начали работы тоже в четверг. Я твердо верю, что Святитель покровительствует, помогает нам.

Есть ещё две почитаемые иконы в нашем храме — это Киево-Печерская икона Божией Матери с предстоящими прпп. Антонием и Феодосием Киево-Печерскими. Очень редкое изображение. Монашеское начало на Руси, что-то объединяющее в ней есть.

И есть ещё одна большая икона с мощами — это Собор преподобных старцев Оптинских.

Мы молимся постоянно возле этих икон, читаем акафисты, прославляем. Видя наше молитвенное усердие и милосердие Господь нам помогает. А по-другому никак. Если мы не научимся откликаться на проблемы и трудности людей, то и Бог может не откликнуться, чтобы решить наши проблемы.

 Беседовала корреспондент газеты

«Православная Луганщина»

Светлана ТИШКИНА



Прочитано 126 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru