.

Пятница, 24 мая 2024 08:40

Царь, Иван и послы Избранное

Автор
Оцените материал
(6 голосов)

Царь, Иван и послы

 

Ясный день, в небе сокол летает. Взлетит высоко, начнёт парить в вышине, малой точкой кажется, потом опустится ниже, что-то высматривает. Скользнёт над полем, пролетит над лесом, речку не забудет проведать. Хозяин этих мест, необозримых просторов. Мирно парит, значит всё в порядке. Если беда надвигается, замечется в небе, значит нужно быть на стороже, а голос подаст – скорбно закричит, тут нужно всем подниматься, Родину защищать.

Под мирное щебетание, жужжание пчёл, порхание бабочек, вспоминается то ли быль, то ли небыль, сказка или сказ, а рядышком два дружка, два пёсика, положив головки на лапки, мирно спят или просто закрыли глазки. Под таким мирным, ясным небом, вспоминается одна история, она незатейлива, заставляет… а впрочем, пока её не забыла, расскажу…


 * * *

 Было, не было, не знаю,

Принесли весть как-то мне.

Подзабыла, вспоминаю,

Чтобы рассказать тебе.

 

Где, когда, это не важно,

Много лет назад, вчера,

Бились главное отважно,

Нечисть гнали со двора.

 

Что же это за народы,

Знаем их мы, или нет,

И над кем синеют своды?

Дам на это я ответ.

 

Кто они? Вопрос уместен:

Может это друг иль брат,

И сосед давно известен,

И конечно это сват…

 

Он защитник, он надёжа,

Наш Иван всегда в строю,

Ни жара ему, ни стужа

Не страшны, силён в бою.

 

Бережёт земля родная,

Вера бережёт его,

Эту силу принимая:

«Жить, – сказал, – есть для чего!»

 

Мы приступим, сказку эту

Расскажу, как помню я.

Пусть летит она по свету,

Этот сказ… ведь для тебя…

 

* * *

 Раннее утро, едва зоренька появилась на небосводе, ещё только робко, начинает оживать всё вокруг. Птицы расправляют свои крылышки, готовясь к полётам, из леса доносятся первые звуки. Роса драгоценными искорками засверкала на траве, мир просыпался, стряхивая ночную дрёму и…

 

Петухи запели дружно:

«Всем вставать, кукареку!

Не ленитесь!» – ходят важно.

Что внизу, на берегу?

 

Видим речка, недалечко,

Лес чернеет. Что же там?

Ищет девица колечко.

Кто же ищет по утрам?

 

Нет кольца, увы, ведь только

Утром вспомнила о том,

С молодцем была, как горько,

Горе грянуло как гром.

 

Ведь подарок, обнимались,

А колечко велико,

Сладко было, целовались,

Укатилось далеко…

 

Укатилось, льются слёзы,

Заблестело под рукой,

Заалели щёки розой;

Есть, нашла, спешит домой.

 

Утро раннее какое –

Запах трав, блестит роса,

Всё вокруг в тиши, покое,

Хорошо, везде краса!

 

Раздаётся щебет птицы,

Просыпается страна,

Долго спать нам, не годиться,

Издалече пыль видна…

 

* * *

 Вдалеке появились тучи, пока ещё редкие. Сокол заволновался, высоко взлетел, летал кругами. Что его забеспокоило, не случилось ли что-нибудь плохого? Голос пока не подал. Посмотрим, что будет дальше, может пустые страхи…

 

Что за пыль, кто скачет, нужно,

Доложить царю о том,

Побежали слуги дружно,

Царь сердит: «Я сплю, потом!»

 

Потянулся, нет, не спится,

Ах, какой он видел сон,

Можно только подивиться!..

Сон ушёл, какой урон.

 

«Ведь не званы, что им нужно,

Разбудили, а теперь, –

Принимай, такая служба

Царская!» Открылась дверь.

 

«Царь наш батюшка, кормилец, –

Появился сам министр,

Он в речах большой умелец. –

Доложить спешу!» – речист.

 

Наклонил головку ниже,

Чтоб глаза не видел царь,

Подошёл к нему поближе:

«Батюшка, наш государь!

 

Потревожить вас изволил,

Нынче день у нас такой,

Я докладик подготовил.

Извиняюсь, что покой,

 

Ваш нарушил… очень важно,

Гости здесь, не просто так,

Я взглянул, и стало страшно,

Это вовсе не пустяк.

 

Эти гости родовиты,

Горделивость на лицо,

С ними очень много свиты,

Их пустили на крыльцо…

 

Нам принять бы не мешало,

Поскорее…» «Понял я! –

Царь махнул рукой. – Желаю,

Чтоб одели вы меня!»

 

«Я… царь батюшка, посмею ль!»

«Вот дурак, ведь слуги есть!»

«Как увижу вас, немею,

Для меня ведь это честь!»

 

Пятясь, из опочивальни

Быстро выскользнул министр,

Слуги открывали ставни,

Одевали, – неказист.

 

Что-то не хватало, видно,

Проглядели, как принять,

Так гостей, царю обидно,

Это слугам не понять.

 

Тут один слуга заметил:

«Мы забыли ордена!»

И одели, день был светел,

Стать царя теперь видна.

 

Встреча состоялась, только,

Как прошла, нам не слыхать,

Дверь закрыта. Длилась сколько?

Неизвестно, не понять.

 

Лишь узнали, прыгал рьяно,

Весь запыхавшись, аж взмок,

Тот министр, что утром рано,

Проскользнуть так шустро смог,

 

К батюшке царю. Доволен…

Только кто – министр иль царь?

Может быть обеспокоен?..

Неизвестно, очень жаль.

 

* * *

 Гости долгую беседу вели, о чём, молчат, до поры, до времени. Только по их лицам было видно, что они довольны, напыщенны, нос к верху задрали, сквозь зубы разговаривают. Пренебрежительно относятся к окружающим их слугам. Приказ царя: пока никому не говорить, о чём речь шла, чтоб народ не тревожить, до нужного часа…

 

День, другой проходят тихо,

Суеты нет во дворце.

Лишь часы стучали глухо,

Слуг не видно на крыльце…

 

Шум возник и слуги разом

Оказались на крыльце,

И министр, моргает глазом,

Изменившийся в лице.

 

Был вальяжен он недавно,

Лоска нынче что-то нет.

Стал в опале он нежданно?

Кто на это даст ответ?

 

Весь вспотел, притопнул ножкой,

И к прислуге: «Где Иван? –

Успокоился немного. –

Побыстрей веди, болван!»

 

Звать зачем, Иван уж рядом,

К ним идёт он не спеша,

Всех окинул зорким взглядом,

Стать Ивана хороша!

 

Богатырь, широки плечи,

Силушкой не обделён,

Избегает враг с ним встречи,

А ещё Иван умён.

 

«Кто успел, – министр рассержен, –

Сообщить, к царю, что зван,

Что сейчас ему ты нужен,

Кто сказал тебе Иван?»

 

«Да никто, я сам явился,

Сон привиделся плохой,

Что был зван, я удивился.

Что ж, веди к царю в покой!»

 

«Вот нахал, – министр подумал, –

Раскомандовался здесь!»

Что ответить не придумал,

Развернулся, спала спесь…

 

* * *

 Министр губки надул, обиделся. Не по протоколу с мужиком сермяжным разговор. Он министр или нет? Министр, и речи вести должен первым, а тот слушать и не перечить. Если бы не зван был, в три шеи гнал нахала. При слугах такое обращение, это ему припомнится… потом. Приосанившись, министр велел слуге открыть дверь…

 

Царь сидит, не в настроенье,

Весь издёргался, вздыхал,

То застынет, то в движенье,

Вдруг воскликнул: «Вот нахал!»

 

«Кто нахал? – министр уж рядом, –

Я привёл Ивана к вам! –

Удивлённым смотрит взглядом.

Не ужель нахал он сам? –

 

Царь наш батюшка, надёжа,

Выполнил я ваш приказ. –

И в улыбке кривит рожу. –

Звать потом или сейчас?»

 

«Что стоишь, зови, заждался,

Пусть один зайдёт сюда!» –

Царь сказал. Тот испугался;

Ишь, какая ерунда.

 

Без него, не доверяют,

Речи поведут, а он…

Был обижен, прогоняют,

Низкий делает поклон.

 

Пятится, он недоволен,

Дверь открыл, зовёт: «Иван,

Вход к царю тебе дозволен,

Заходи, коль им был зван!

 

Ничего, – и оглянулся, –

Я подслушаю», – сказал.

И ехидно улыбнулся,

И куда-то побежал.

 

«Пусть министр теперь попляшет,

Нет доверия ему, –

В сторону дверей царь машет, –

Разговор знать ни к чему.

 

Не подслушает, не сможет,

Знаю все его ходы,

Злоба пусть министра гложет,

Лишь бы не было беды. –

 

Царь тем временем к Ивану. –

Разговор есть не простой,

От тебя скрывать не стану;

Нынче потерял покой.

 

Ты б Иван, ко мне с почтеньем,

Я же царь тебе иль нет,

Поклонись мне с уваженьем,

Жду я от тебя ответ!»

 

«Поклониться, нет проблемы,

Царь наш батюшка, – поклон. –

Пусть министр на эту тему

Шепчет вам, министр ведь он.

 

Мы простой народ, без дела

Не сидим, нам не досуг,

Не таясь, скажу вам смело –

Знаем мы кто враг, кто друг.

 

Если нынче по-простому

Говорю я с вами, царь,

Нет достоинству урона,

Батюшка наш государь!»

 

Царь на то ему ответил:

«Знаю, на слова ты скуп.

Не сержусь, садись, – приветил. –

Знаю, ты Иван не глуп.

 

Расскажу, что приключилось:

Здесь заморские послы,

Многое вдруг изменилось,

Растерялся я, увы.

 

Золотые руки Ваня

У тебя, не спорь со мной,

Чтоб не разгорелось пламя,

Нужен нам в стране покой.

 

Потому и звал, Ванюша,

Нужен твой сейчас совет,

Ты меня царя послушай,

Выслушав, мне дашь ответ.

 

Хоть с тобой ругался, только,

Ссору позабудь сейчас,

Ни к чему она, поскольку,

Единенья нет у нас.

 

Разругались все друг с другом,

Каждый высказаться смог,

Кое-кто смолчал с испугу,

Оттого я занемог».

 

И замолк. Иван ответил:

«Ссоры позабудем мы,

Ночью страшный сон приметил,

Не понравился, увы!

 

Потому пришёл, беседу

Повести и разобрать,

Сон к чему, и гадость эту

Нам сейчас откуда ждать.

 

Мне скажите, в чём же дело? –

Так Иван царя спросил. –

Всё продумаем умело!»

Снова царь заговорил:

 

«Привели послов мне слуги,

Ножкой дрыгали послы:

«К нам дошли такие слухи,

Что расстроилися мы…»

 

Тараторят без умолку,

Про войну был разговор,

Чешут языком без толку,

Говорят какой-то вздор…

 

Есть у нас вооруженье,

Будем с ними воевать?

На границе есть движенье,

Всё про нас желают знать…

 

«Слухи, слухами, в чём дело?» –

Я гостей спросил о том.

Повели те речь умело,

Долго думал я потом…»

 

* * *

 В это время министр, мы с ним уже познакомились, юркнул в небольшую комнату – кладовку. В ней лежали и висели старые вещи. Отодвинув этот хлам, как он его называл, оказался перед занавешенной старым ковром, стеной, рядом стояло старое кресло. Усевшись поудобнее, прильнул к отверстию в ковре. Но что это?

 

Ничего не видно, может,

Он не там искал дыру,

И его сомненье гложет,

Шепчет: «Что-то не пойму!

 

Здесь была, смотрел недавно,

Видно сдвинулся чуть-чуть…

Не нашёл, всё это странно,

Защемило что-то грудь.

 

Неужели догадались,

Что подслушивал он здесь,

Ему в этом не признались!..»

Вся слетела мигом спесь…

 

Жалким стал, он был растерян,

Как же дальше ему быть?

И в дальнейшем не уверен:

Будет жить или не жить!?

 

Жил себе спокойно, нужно,

Было влезть в конфуз такой.

Выкрутиться будет сложно,

Нынче потерял покой.

 

«Разберусь сейчас с послами,

Им скажу: «Не повезло!»

Узнают пусть новость сами,

Ишь меня как развезло.

 

Голова болит, возможно,

Зря меня всего трясёт,

Угадать всё очень сложно…

Пусть опалу пронесёт».

 

С комнатушки вышел тихо,

Всё у слуг решил узнать,

Не будить бы только лихо,

И сомнения прогнать.

 

Кум Игнат, он знает точно,

Он мастак в таких делах,

Повидать бы кума срочно,

Пусть его прогонит страх…

 

Пусть побегает – полезно,

Ни к чему следить за ним,

С вами мы сейчас неспешно,

О другом поговорим.

 

* * *

 Оставим пока министра в покое. С кем будет вести беседы, у кого спрашивать, где искать кума, нам неинтересно – пока. Мы вернёмся к царю и Ивану.

Рассказал царь всё Ивану, зная его смекалку, мудрость народную, о том речи вёл, как послы пытались выведать секреты страны, сколько народа в государстве. Главное, что их интересовало, есть ли тайное вооружение, как его будут использовать. Не выдержали послы, и своё потаённое выплеснули наружу: они, заморские царства государства в союзе состоят, значит богаче и сильнее государева царства; оружия у них многое множество, солдат не сосчитать, как денег «меряно, не перемерено», то есть много, сбились со счёта. Имеют к царю предложение, чтобы поделился он с ними землями, зачем ему её столько, не управится. Они хорошие хозяева, знают, что нужно делать, как всем этим распорядиться. Если всё же отказ, то – сами понимаете. Глазки бегают, всё ощупывают нагло. «Вы, – говорят, – одни, а нас много, все дороги к вам закроем и прочее. Чтобы этого избежать, нужно поделиться». Царь вздохнул и продолжал…

 

«Обещал подумать, только,

Долго ждать не будут, я

Дня два, три просил, поскольку,

Это важно для меня.

 

«Поразмыслю, обещаю!»

Согласились с тем послы,

Я, конечно, понимаю,

Мысли нет Ванюш, увы.

 

Трудно мне Ванюша стало,

Царству быть или не быть, –

Царь вздохнул, присел устало, –

Трудно что-то стало жить!»

 

«Для чего тогда прислуга, –

Так Иван спросил царя, –

Разве нет у вас тут друга.

Если нет, то это зря!

 

Друг поможет если трудно –

Если настоящий друг.

А не друг – всё ноет нудно,

И в глазах его испуг.

 

Он предаст, не поперхнётся,

Заклеймит свою страну,

И таким всегда неймётся.

Царь, я правду говорю!»

 

«Есть такие, – царь ответил, –

Есть враги, и есть друзья,

Потому я и приметил,

Кому верить мне нельзя.

 

В основном у нас порядок,

Но советники слабы,

И в душе моей осадок,

Ссорятся, скажу, увы!

 

Говорит один, что срочно,

Больше войска нам собрать,

А другой, что невозможно,

Может лучше подождать!?..

 

Поразмыслил с тем, кто верен,

Звать тебя мне, иль не звать?

Ты не думай, друг проверен,

«Звать, – сказал, – зачем гадать!»

 

Позабыв все наши ссоры,

Согласился с ним, позвал,

А министр, плетя узоры

Подлости, о том не знал.

 

Думал для беседы нужен,

Знал, что в ссоре я с тобой,

Для него итог ведь важен,

Что скажу, такой сякой!»

 

…Слово за слово, беседа

Чередою шла, порой,

Вскакивал царь – непоседа,

Бегал, потеряв покой…

 

«Мы подумаем совместно,

Завтра дам послам ответ,

Мудр народ наш, всем известно,

Нас не одолеть им, нет! –

 

Так Иван ответил. – Что же,

Есть смекалка как нам быть,

Унывать нам царь негоже,

Нужно с этим поспешить…»

 

* * *

 Что всё-таки решил царь и Иван? Что ответят послам? Об этом дальше узнаем. Гроза, нависшая над страной, их помирила. Решили как выпроводить послов, чтобы мир не нарушить; выпроводить гостей так, чтобы у них желание пропало пакостить. Дипломатия!

Обратим своё внимание на послов, пройдём в апартаменты, где их разместили, а разместили в посольском домике, недалеко от дворца. День клонился к закату, дневной шум затихал, уступая место вечернему «отдохновению». Где-то гавкала чья-то собачонка. Вдалеке послышалась песня, её подхватило несколько голосов, и она поплыла над местностью, звеня и переливаясь. Слушал бы её и слушал, но… вернёмся к нашему повествованию и заглянем к заморским послам.

 

У послов сейчас застолье,

Изобилие видно,

Ломятся столы, – приволье.

Всякой всячины полно.

 

И икра, и рыба, птица,

Сладостей не перечесть,

Лишь во сне такое снится…

Пироги и вина есть.

 

Пусть едят и пусть болтают,

Мы послушаем их речь.

Ишь, еду как уплетают,

Трудно от неё отвлечь.

 

«Мы великая держава, –

Речь завёл один из них, –

Тянется за нами слава,

Шлейфом!..» «Как и у других! –

 

Тут второй заводит речи, –

Мы ведь тоже не просты.

К нам прогресс идёт навстречу,

С ним построим мы мосты,

 

Нашей мощи!..» «В самом деле, –

Третий речь завёл свою,

Торопливо, – мы сумели…»

«Не встревай, я говорю! –

 

Первый всех обводит взглядом;

Семеро их за столом,

Сразу сник, сидящий рядом. –

Мы поговорим о том,

 

Как царя сейчас заставить

Подчиниться нам, потом,

Кой-куда его отправить!»

Шум поднялся за столом.

 

Кто сказал: «А как же дети?

Сыновья есть у царя…»

«Далеко они, поверьте,

Что разволновались зря, –

 

Пятый отвечал на это. –

Что мы здесь, кто сообщит?»

Стук двери, открылась где-то,

Кто-то к ним сюда спешит.

 

Сам министр открыл те двери,

Весь запыхался, обмяк,

Что-то стал он не уверен,

Что-то видимо не так.

 

В удивленье смотрят гости,

Что им скажет сей болван,

Побледнел, сказал им: «Здрасте!»

И стоял как истукан.

 

И едва растормошили,

Сообщил им, что провал,

Новости не получили,

Ничего он не узнал.

 

Видели бы вы их лица, –

Злобный свой кидали взгляд,

Есть чему тут удивиться,

Этому министр не рад.

 
* * *

 Какая неудача, ничего не удалось министру, даже кума Игната не нашёл. Пришёл ответ держать, заморские послы в гневе, пока ни с чем остались. Пришлось ждать следующего дня, назначенного царём. Какой ответ получат? Что-то стало неуютно и тоскливо. В самом деле, где кум Игнат?

 

Вновь заря окрасит небо,

Только утро уж не то,

Начинается тут небыль,

Или быль, ответит кто?

 

Что случилось, в самом деле,

Почему галдёж такой?

Разобраться мы сумели,

Кто нарушил тот покой.

 

Барабаны громко били,

Ходит кто под барабан?

Строем молодцы ходили,

«Раз, два, раз!» – приказ им дан.

 

Для чего хожденье это,

Что случилось, почему?

Звуки труб раздались где-то,

Шум весь этот ни к чему.

 

Рёв какой-то из-за леса,

Как же этот звук понять?

Нам не получить бы стресса,

Как сердечко нам унять?

 

Сон слетел с послов, что это?

Шум их разбудил, они

Сбились в кучу, выстрел где-то,

Было тихо эти дни.

 

Почему шум за окошком?

Что случилось, не поймут,

Призадумались немножко,

Где министр, сей баламут?

 

Дверь открылась, слуги рядом:

«Одеваться вам пора!»

Удивлённым смотрят взглядом:

«Не привыкли мы с утра!

 

Что за хамство, в самом деле,

Шум откуда не поймём.

Разбудить, как нас посмели?

Мы царю всё донесём!

 

Где министр, явиться должен, –

Старший молвил. – Где же он?»

Видно было, что встревожен,

Было видно – возмущён.

 

«Что сердиты, очень странно,

Ждёт вас батюшка, наш царь,

Встал сегодня очень рано,

Звал, – сказали, – государь!»

 

Приоделись, за порогом,

Войско двигалось, зачем?

Сколько их, считают, много.

Воевать собрались с кем?

 
* * *

 Послы в недоумении остановились: маршируют по площади молодцы, один лучше другого. Что происходит? Где министр, он должен был их сопровождать?

Тяжело дыша, к ним, наконец, подбежал министр. Расшаркиваясь и извиняясь за опоздание, непредвиденное, повёл их к царю.

Пойдём посмотрим, что будет дальше. А в это время…

 

В комнате светлее стало,

Скачет зайчик по стене.

Солнышко лучей немало

Запускает. В тишине,

 

Царь один, никого рядом,

Думает он или нет?

Комнату окинул взглядом:

«Вроде стало, посветлей!

 

Что-то долго я на встречу

Жду послов! – царь был сердит. –

Так и быть, – сказал, – привечу! –

Сам с собою говорит. –

 

Быстро долетели вести,

Сыновья спешат домой.

Этого не ждали гости?

Мы нарушим их покой!!»

 

Приоткрылись тихо двери.

Кто зашёл, скользнув как тень?

Царь спросил: «Ну как, сумели?

Заходи, не стой как пень.

 

Гости где? Неуваженье

Проявляют, откажу,

Им в приёме!» Тень движенье

Сделала: «Вам доложу…» –

 

Зашептала. Царь доволен:

«В зал сведёте вы гостей,

Всё в порядке, – успокоен. –

Позже жду своих друзей!»

 

Вновь шептались, это тайна,

Не для всех ушей та весть,

Чтоб не слышал кто случайно.

Тень сказала: «Понял, есть!»

 

И исчез… растаял словно,

Царь один остался вновь:

«Собираюсь, всё, довольно!»

И нахмурил грозно бровь.

 

Позвонил, в сопровожденье,

Вышел, чтобы дать ответ,

Солнышко своё движенье

Делало, разбросив свет…


 * * *

 Тайны, да тайны, надеюсь, они скоро раскроются? Тень тоже покажется в своём обычном образе. Осталось совсем немного, чтобы всё узнать, а вокруг жизнь со своими взлётами и падениями, радостями и печалями… Пойдём вперед, оставим опочивальню царя и последуем за ним.

 

Собралось, не посчитаешь,

И кого тут только нет,

Многих, кажется, не знаешь,

Все собрались, ждут ответ.

 

Нет, не все, окинем взглядом:

Здесь отсутствует Иван,

Должен быть со всеми, рядом,

Он царём конечно зван.

 

Здесь отсутствуют… ошибка,

Есть министр, и есть послы.

Кислая у них улыбка,

Глазки бегают, увы.

 

Губки выпятив, небрежно

Разговоры завели,

Может кто неосторожно

Скажет что, но, подвели…

 

Речи, в общем пустяковы:

Про погоду, про детей.

В общем, в этом нет основы,

Разговоры без затей.

 

Почему солдат так много,

Почему бьёт барабан,

Хорошо это иль плохо?

Им на то ответ не дан.

 

Где же царь, заждались, злятся,

Гости, что-то тут не так.

В неизвестности томятся,

Не попасть бы им впросак.

 

Кума нет, где пропадает?

Долго он искал его,

Нет, исчез, никто не знает.

Где искать и для чего!?..

 

И министр в недоуменье,

Ничего он не поймёт,

И находится в смятенье,

Информацию сам ждёт.

 

Генерал к министру: «Что же

Побледнели вы лицом?

Я скажу вам, так негоже…

Царь идёт, скажу потом!»

 

Скажет, что? Заволновался,

Речь ему не досказал.

Сам себе министр признался:

«Страх чего-то обуял!»

 

Дверь открылась, царь и свита

Появились, тишина,

Муха зажужжала где-то,

Только что-то не видна.

 

Гости вдруг засуетились,

С нетерпеньем ждут ответ.

Царь доволен? Всполошились.

«Да» им скажет или «нет»!

 

Удивление на лицах,

Царь одет совсем не так,

Это вовсе не годится,

Это вовсе не пустяк.

 

Он ведь царь, совсем недавно,

Был разряжен, в орденах.

Для послов всё это странно,

Только вымолвили: «Ах!»

 

Подбежал министр и льстиво

Речь повёл: «Хочу сказать…»

Отодвинул царь, учтиво:

«Может лучше помолчать!

 

День сегодня для ответа,

Я готов вам дать его,

И про то, шумят, что где-то,

Маршируют для чего. –

 

Замерли послы, что будет,

Что им скажет царь сейчас:

Взбудоражит, иль остудит. –

Мой готов ответ для вас!..»

 
* * *

 Едва царь произнёс эти слова, как дверь открылась и… заходит министров кум Игнат, и уверенной походкой подходит к царю. У министра от удивления отвисла нижняя челюсть, и округлились глаза, ничего не понимая. Послы в смятении. В это время советник царя, а им оказался кум Игнат, что-то зашептал царю, тот кивнул головой и тоже тихо ему ответил. Позвав генерала, советник, вместе с ним и ещё тремя присутствующими здесь людьми царя, вышли. В зале стояла тишина, как перед бурей. Министр и послы побледнели, ничего не понимая. Что же будет?..

 

Видя всех гостей волненье,

Царь доволен, а министр,

В сторону дверей движенье

Делает, уж больно шустр.

 

«Мои гости дорогие, –

Царь сказал, – такая весть:

Мальчики мои родные,

Сыновья, скажу вам, здесь!

 

Прибыли, вас приглашаю

Выйти, воздухом дышать,

Там послы я обещаю,

Свой ответ конечно дать!»

 

Вышел царь, за ним и гости,

Недовольны, всё не так,

В душах их такие страсти…

Думали, что царь простак.

 

Не видать министра рядом,

Растворился он, пропал,

Поискали его взглядом,

Где же он? Никто не знал.

 

На крыльце сыны уж ждали,

Сразу к батюшке, поклон.

И царю, послам сказали:

«Прибыли!» Послам урон…

 

Может всё перемениться,

Что подумать, как им быть?

Волноваться не годится,

Их волненье нужно скрыть.

 

Между тем, окинув взглядом,

Площадь и людей на ней, –

Вроде всё идёт как надо.

Взглядом царь искал друзей.

 

«Час настал, здесь ежегодно, –

Царь послам, – смотр провожу.

Посмотреть вам не угодно?

Необычен, доложу!»

 

Тут один посол небрежно:

«Необычен чем же он?

Смотр как смотр, какой, неважно,

Этому не удивлён.

 

Я скажу, так не годится,

Уговор – ответ нам дать,

Не пора ли поделиться,

Надоело, – молвил, – ждать!»

 

«Тянете вы царь с ответом, –

Зашумели вдруг послы, –

Ждём от вас совсем не это!»

Где почтение, увы…

 

Сразу стали гонористы,

Злобно смотрят на царя.

«Больно стали вы речисты, –

Кто-то им сказал, – а зря!»

 

Оглянулись, с ними рядом,

Вроде бы мужик, позор!

Что ему здесь в общем надо,

Вклинился в их разговор.

 

Только высказать хотели

Недовольство, царь: «Иван,

Познакомьтесь, – онемели, –

Мной давно Иван был зван!»

 

Гости в шоке, непорядок,

Кто такой этот Иван,

Странности, полно загадок.

Может это всё обман?

 
* * *

 Ларчик просто открывался. Иван с друзьями, а их было немало, разработали план, как отвадить наглых послов, а с ними и их хозяев, чтобы больше не покушались на нашу страну. К ним присоединились два сына царя, накануне оповещённые и… удивительно быстро прибывшие.

Приступили к реализации планов. Вы спросите каких? Всё впереди и сами узнаете, что за планы. Посмотрим!

И так, по разработанным планам, приступим к их реализации.

 

Что тут началось: вскипели

В злобе гости: «Мы уж вас,

Всех…» – лишь высказать успели,

И замолкли в тот же час.

 

«Помолчать бы не мешало, –

Царь сказал, – ишь разошлись.

Выпустили зря вы жало,

Вы за старое взялись.

 

Полномочье дал Ивану,

Все послушные ему,

Чтоб всё было без изъяна,

Нам тянуть уж ни к чему!

 

Приступай Иван, все знают,

Что подвластны лишь тебе.

Сыновьям успех желаю,

Наблюдать осталось мне!»

 

«Благодарен за доверье, –

Был ответ, шумит народ,

Зарычали где-то звери,

Затянуло небосвод. –

 

Получить ответ несложно,

Вы получите его, –

Так Иван послам, – возможно,

Не поймёте ничего.

 

Нас Иванов очень много,

Мы смекалистый народ, –

Посмотрел на них он строго, –

В наш не лезьте огород.

 

Нам войны совсем не надо,

Но отпор всегда дадим,

Мы соседям очень рады,

Кто с добром, тот невредим!»

 

Что за речь, их оскорбляют,

Наказать хотят послы,

Дать ответ не успевают,

В небе странности видны.

 

Затянуло небо, тучи

Что-то вроде не видать,

Удивительный сей случай,

Как такое отгадать.

 

Звуки сверху раздаются;

Далеко, то близко звук.

Гром не гром, дожди не льются,

А потом какой-то стук…

 

Неужели это птицы?

Как их много, к ним летят,

Строем, можно удивиться,

Что-то видимо хотят.

 

Клёкот, птицы подлетели,

Грозен вид, послы кричат.

Испугались, обомлели,

А хозяева молчат.

 

«Что ж вы гости испугались?

Это смотр, – сказал Иван. –

Птицы-воины старались,

Им приказ такой был дан.

 

А теперь, – он оглянулся, –

Где Степан, готов ли ты?»

«Здесь, – сказал тот, улыбнулся, –

Подготовили всё мы».

 

«Странный смотр», – посол невнятно.

А другой шепнул ему:

«Где ответ, мне не понятно?

Птицы, в общем, ни к чему!..»

 

Молодцы остановились,

Что шагали пред дворцом,

А потом и расступились,

Повернув своё лицо –

 

В сторону ворот. Оттуда,

Слышен шум, царя сыны,

Показались, это чудо,

Звери сзади их видны.

 

Сколько здесь зверья собралось,

Рядом с хищниками лось...

Удивляться лишь осталось,

Как такое удалось.

 

На зверей одеты латы,

Грозен вид и грозен рык,

Будто воины-солдаты.

Гость к такому не привык?

 

Звери вдруг остановились,

Был «стоять» им дан приказ,

Гости очень удивились,

Что произойдёт сейчас?

 

Слушали команду звери:

Поворот, назад, вперёд.

Строем двигаться умели,

Сделав снова разворот.

 

«Что за цирк, – послы сердились, –

Голову морочат нам,

Не о том договорились,

Прекратите сей бедлам!»

 

Звери топнули, дрожала

Вся земля, и рык зверья

Был такой, как будто жало

Пронизало, и не зря.

 

Снова страх сковал и серость,

На лице, и взгляд застыл,

Появилась вроде робость,

У послов и пыл убыл.

 

Что же царь? Молчит, Ивану,

Не перечит он ни в чём,

Чтоб всё было без изъяна.

Бьёт энергия ключом…

 
* * *

 Кажется это ещё не всё, планы и секреты не закончились? Чем гостей незваных можно удивить, если удивятся? Пора им собираться в дорогу, обратно в свои страны, и что видели, рассказать хозяевам какой урок получили. Пойдёт ли это им на пользу или нет, пусть сами разбираются, думают, если думать умеют. Может гонор собьют, злобу утихомирят, и мирно заживут, тогда хорошим соседям всегда рады. Если всё же… Это уже другая история, а мы завершим свою.

 

Осы, пчёлы, непонятно,

Тучей грозною летят,

В общем, очень неприятно,

Не поймёшь, чего хотят.

 

Близко подлетели, сложно

Описать, как страх сковал,

Выглядело всё так грозно,

Ты такого не видал…

 

Жало выпустили, грозно

Зажужжали, звон в ушах,

Вдруг ужалят, всё возможно.

Лишь сказали гости: «Ах!»

 

Что с послами? Очень странно,

Головы свои закрыв,

Оказались за Иваном,

Всё на свете позабыв.

 

Осы, пчёлы пожужжали,

Лёгкий свист позвал назад,

За Иваном все дрожали,

Пряча друг от друга взгляд.

 

«Что ж вы гости побледнели,

Пот прошиб и речи нет,

Смотр вы нынче посмотрели,

А теперь вам наш совет…

 

Вы пришли к нам не друзьями,

Наша вам нужна земля,

Поразмыслили бы сами –

Делать этого нельзя.

 

Коль с добром, гостям мы рады,

Примем вас, а если зло

Принесли, не жди пощады,

Злу тогда не повезло…»

 

Тишина на удивленье,

Ждали все, что скажет царь.

Сделал он вперёд движенье,

Батюшка наш государь.

 

«Прав Иван, страну родную

Сможем дружно отстоять.

И не нужно нам другую,

И не надо нас пугать.

 

Чтобы знали, мы сумеем

Дать врагу всегда отпор,

Все преграды одолеем,

Кончен нынче разговор!»

 

Гости быстренько собрались,

Спесь пропала, только взгляд,

Злой, они не попрощались,

И умчали, царь был рад.

 

А министр исчез навечно,

Что теперь жалеть о нём,

Вёл себя, увы, беспечно,

Только сказ наш не о том.

 

Что сказать? Довольны очень:

Царь, Иван и весь народ.

Отмечали это впрочем:

Песни, пляски, хоровод.

 

Наградил всех царь отменно, –

И Степана, сыновей,

И Игната непременно,

Всех не позабыл друзей.

 

И Иван был им отмечен,

Лучшим другом стал Иван,

Как родной в хоромах встречен,

Он всегда царём был зван.

 

Если что, всегда рядили,

Как беду им отвести,

В баньке квас неспешно пили,

Ну а мне пора идти.

 

Лишь скажу вам на прощанье, –

Будет бит враг каждый раз,

Ему молвлю в назиданье:

Не тревожьте больше нас!

 Кажется, закончилась сказка, но остановлюсь на некоторых её моментах: на марше молодцев на площади, птицах, зверях, и конечно осах и пчёлах. Всё это задумал Иван, рассказав свой план, царю, то его одобрил. Исполнители: генерал, сыновья царя, Игнат, Степан и другие граждане страны. Это была только маленькая толика показанная послам, но и этого хватило, чтобы в страхе и злобе бежали из страны. Действуя вместе, в гармонии, можно многого достичь. Тот кто убежал, как министр, Бог с ним. Вот и всё.

* * *

Закончилось моё повествование, в небе продолжал парить сокол, солнце движется к закату, скоро вечер. Два моих пёсика-друга потянулись, слушали или нет сказку, не могу сказать, они ведь не могут ответить, хотя… Что ещё скажу: мир и война от того, как мы относимся друг к другу, к соседям, стране, миру, окружающему нас. Забудем все обиды и негоразды, чтобы сохранить то, что дарится нам так щедро: любовь, доброта, отзывчивость, вера, счастье, – которое не только в достатке, а и в нашем взаимоотношении друг к другу, даже в малом можно быть счастливым.

Зависть, злоба, жадность, ненависть и другой негатив ведёт к разрушению не только духовному, но и физическому. Выбирать вам, надеюсь, выбор сделаете правильный. До новых встреч…

 Осень 2023 г. – зима 2024 г.

Прочитано 39 раз

Последнее от Лариса Даншина

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru