Суббота, 14 октября 2023 17:41

Настоятельница

Автор
Оцените материал
(2 голосов)
 
 
 
­Историческая загадка
karet
Подорванная карета супруга Элли
Примерно год назад я написал загадку - «Особенности Краснодарской топонимики». Рассчитана она была в основном на моих земляков, особенно молодых, умеющих быстренько отобразить на электронной карте пару-тройку пересекающихся улиц, и найти ответ. А заодно, по возможности подумать, что же сделал этот человек такого полезного, что в честь него назвали, целую улицу. Удивительно, но я получил много писем о герое этой загадки, о местной топонимике вообще, и том, что желательно было бы развить дальше начатую тему. Слово читателя для меня закон, а посему позвольте продолжить.
Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:
Ты так невыразимо хороша!
О, верно, под такой наружностью прекрасной
Такая же прекрасная душа!
Какой-то кротости и грусти сокровенной
В твоих очах таится глубина;
Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна;
Как женщина, стыдлива и нежна.
Пусть на земле ничто
Средь зол и скорби многой
Твою не запятнает чистоту.
И всякий, увидав тебя, прославит Бога,
Создавшего такую красоту!
Эти стихи посветил ей Великий князь К.К. Романов.
О девушке все говорили, как об ослепительной красавице, а в Европе считали, что есть только две красавицы на Европейском Олимпе - Елизавета Австрийская, супруга императора Франца Иосифа, и она. Воспитанная в строгих английских традициях, девочка с детства была приучена к труду, она делала всю домашнюю работу, да и одежда, и питание были простыми. Кроме того, с самого раннего возраста дети в этой семье занимались благотворительностью: они вместе с матерью посещали госпитали, приюты, дома для инвалидов, стараясь по мере сил, если не облегчить, так хотя бы скрасить пребывание в них страждущих.
Живя уединенно, героиня нашего повествования, по всей видимости, не стремилась замуж. Во всяком случае, все претенденты на руку и сердце красавицы неизменно получали отказ. Так было, пока она не встретилась с Сергеем. В двадцать лет она стала невестой, а затем и супругой.
У женщины возникло неодолимое желание познавать свою новую Родину, её культуру, её веру. Со временем даже её облик стал меняться: из холодноватой красавицы наша героиня постепенно превратилась в одухотворённую, всю как будто, светящуюся внутренним светом женщину.
karet
Элли
Большую часть года молодая семья проводила в их имении Ильинское в шестидесяти километрах от Москвы, на берегу Москвы-реки. Но были и балы, гуляния, театральные постановки.
Жизнерадостная Элли, как девушку называли в этом доме, своими домашними спектаклями и праздниками на катке вносила юный задор в жизнь большой, всем известной семьи.
Древняя Москва, её уклад и старинный патриархальный быт и её монастыри и церкви очаровали молодую женщину. Супруг был человеком глубоко религиозным, соблюдал посты и церковные праздники, ходил на богослужения, ездил в монастыри. И вместе с ним всюду бывала и Элли, стойко перенося, все тяготы православной службы.
А вот ещё подарок судьбы! Император Александр Третий поручил Сергею отправиться на Святую землю и присутствовать на освящении храма Марии Магдалины в Гефсимании, который был построен в память, императрицы Марии Александровны. Супруги побывали и в Назарете, и на горе Фавор.
Она организовала в 1892 году благотворительное общество, учреждённое для того, чтобы «призревать законных младенцев беднейших матерей, дотоле помещаемых, хотя без всякого права, в Московский Воспитательный дом, под видом незаконных». Деятельность общества вначале проходила в Москве, а затем распространилась и на всю губернию. Комитеты её имени были образованы при всех церковных приходах и во всех уездных городах Московской губернии. Кроме того, героиня нашего повествования возглавила Дамский комитет Красного Креста.
Когда началась Русско-японская война, Элли сразу же занялась организацией помощи фронту, во всех залах Кремлёвского дворца были устроены мастерские для помощи воинам. Медикаменты, продовольствие, обмундирование, тёплые вещи для солдат, пожертвования и средства, - всё это было собрано и отправлено на фронт. Она сформировала несколько санитарных поездов, устроила в Москве госпиталь для раненых, в котором часто бывала, организовала специальные комитеты по обеспечению вдов и сирот, погибших на фронте. Но особенно трогательно солдату было получить от неё иконки и образа, молитвенники и Евангелия. Она заботилась об отправке походных православных храмов со всем необходимым для совершения богослужения.
Супруг был убит бомбой, брошенной террористом у Никольских ворот. Элли, примчалась туда, так быстро, как только смогла. Было полно народа. Кто-то попытался помешать ей подойти к месту взрыва, но, когда принесли носилки, она сама сложила на них останки своего мужа. Нетронутыми остались только голова и лицо. Да ещё подобрала она на снегу иконки, которые носил на шее муж.
Процессия с останками двинулась к Чудову монастырю в Кремле, наша героиня шла за носилками пешком. В церкви она опустилась на колени у амвона и склонила голову. Всю панихиду простояла на коленях, только иногда бросала взгляд на сочившуюся сквозь брезент кровь.
Вечером она поехала в Бутырскую тюрьму. Начальник вошёл в камеру преступника вместе с ней. На пороге женщина на секунду задержалась: правильно ли я делаю? И будто голос был ей, голос мужа, желавший прощения убийце.
Преступник с горячечным блеском в глазах поднялся к ней навстречу и с вызовом крикнул:
- Вы кто?
- Я его вдова. Почему вы его убили?
- Я не хотел убивать вас, я видел его несколько раз в то время, когда имел бомбу наготове, но вы были с ним, и я не решился его тронуть.
- И вы не поняли того, что убили меня вместе с ним?
Убийца не ответил...
Отче, отпусти им, не ведают бо что творят» (Лк. 23:34). Эти слова стали последними и в её жизни — агенты новой безбожной власти бросили нашу героиню ещё живой в шахту. Не став монахиней в собственном смысле этого слова, она не побоялась быть не похожей на других, без остатка, служению людям и Богу…
По рассказам свидетеля, тела убитых пролежали в шахте, а потом некий монах сумел извлечь их оттуда, уложил в наскоро сколоченные гробы и через всю Сибирь, охваченную Гражданской войной, раскалённую страшной жарой, три недели вёз в Харбин. По прибытии в город тела совершенно разложились, и только её оказалось нетленным.
В 1990 году на территории обители, основанной нашей героиней патриарх Алексий II открыл памятник, созданный скульптором Вячеславом Клыковым.
Двадцатый век... Еще бездомней,
Ещё страшнее жизни мгла
(Ещё чернее и огромней
Тень Люциферова крыла), - писал Александр Блок.
Но двадцатый век освящён и образами новых мучеников за веру, искупивших наши грехи перед вечностью.
Дорогой мой читатель, я думаю, ты уже давно догадался, о какой великой женщине я тебе здесь пытался рассказать. А вот почему в нашем городе есть улица имени убийцы её мужа, но нет улицы, названной в её честь, мне уж точно не понять.
А подсказки? Их, традиционно две.
Первая − фото. Вон там, вверху.
Вторая − кулинарный рецепт от русских монахинь.
sup
Монастырский хлебный суп

Готовим: «монастырский хлебный суп».

(по материалам интернета)
ЕГО лучше всего подать к столу в керамических мисочках.
Хлеб можно брать не ржаной, а цельнозерновой или отрубной. Или взять часть хлеба и часть ржаных сухариков. По желанию в готовый суп можно добавить 1-2 ст. ложки хлебного кваса или растворить в нём кусочек плавленого сыра.
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
1) Ржаной хлеб — 400 грамм.
2) Лук репчатый — три головки.
3) Зелёный лук — один пучок.
4) Яйцо — одно.
5) Тмина или кориандр – на ваш вкус.
ГОТОВИМ:

Для начала нарезаем ржаной хлеб маленькими ломтиками, репчатый и зелёный лук –брусочками.
Затем выкладываем хлеб и лук на сковороду и обжариваем вместе пять минут на подсолнечном масле.
После чего перекладываем в кастрюлю, заливаем кипячёной водой, добавляем тмин или кориандр (в зависимости от сорта используемого хлеба), доводим до кипения и вливаем яйцо.
Ставим таймер на двадцать минут. Оставляя суп под плотно закрытой крышкой.
 
Прочитано 57 раз

Последнее от Александр Ралот

Другие материалы в этой категории: « На всю жизнь Манекенка »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru