Пятница, 13 мая 2022 11:08

Пасхальное возвращение

Автор
Оцените материал
(5 голосов)



Пасхальное возвращение (эпилог)

Отец Арсений готовился к всенощной. Так в народе называют ночное Пасхальное богослужение, которое начинается глубоким вечером, а заканчивается ранним утром. После этого происходит освящение куличей, пасок, яиц и всего того, что приносят люди к храму в нарядных корзинках. А приносят не только на рассвете, но и поздним утром, и после обеда.

Конечно, радостно, но и трудно одному столь длительное и насыщенное по содержанию и священнодействиям богослужение совершать. Сын Александр — тоже священник, но не придёт на помощь отцу, потому как в городском храме теперь настоятелем служит. Слава Богу, новый архиерей благословил принять на приход молодого клирика. Иерей Василий не подкачал, очень даже гармонично вписался в приходские хлопоты, мощно спелся с церковным хором, нашёл общий язык с прихожанами. Вдвоём служить и легче, и торжественнее.

Дом священника весь пропитался ванильной сдобой множества пасхальных куличей. Завтра их отвезут беженцам из Рубежного и других освобождённых территорий республики, а сегодня — к ним никто не притронется, потому что время разговления ещё не настало. Матушка Вера, как преданный и верный помощник, проверяла, что из облачения батюшки нужно подгладить, что куда положить, чтобы в ответственный момент не искать.

Итак, отец Арсений готовился к всенощной. Воспользовавшись перерывом между утренними и вечерними службами, приказал не беспокоить по мелочам и ушёл в свою уютную спаленку подремать пару часов. Пока он отдыхал, много чего случиться успело, но матушка, помня о том, что у мужа сердце не каменное, а очень даже человеческое, никому его беспокоить не позволяла. Даже входные двери открыла настежь, чтобы в колокольчик не звонили, а сразу заходили и спрашивали.

— Нет его, — отвечала она всем, кому хотелось увидеть батюшку. — Приходите вечером в храм, там и увидитесь.

 

Событие схождения Благодатного огня в Иерусалиме, как предвестие праздника Воскресения Христова, благовествовало, настраивало сердце христианина на сретение Светлой Пасхи! Природа радовала ясной и тёплой погодой, благоухала пышным цветением абрикосов и вишен, расстилала одуванчиковые и тюльпановые ковры по дороге к храму. Но отец Арсений шёл на ночное бдение со скорбным выражением лица. Он не давал себе забыть о том, что Сын Божий был предан и отдан на суд Понтию Пилату, что одержимая злобой толпа ещё вчера кричала «Распни его, распни!»… И распяли Христа, как разбойника. И умер вочеловечившийся Бог в молитвах за нас и за тех, кто так радовался Его смерти… Плащаница, в которую он был облачён, ещё лежала по центру храма.

— Прости нас, неразумных, — молитвенно воздыхая, обратился настоятель к сошедшему во ад Спасителю.

Он шёл и смотрел, как в лучах заходящего солнца сверкали купола родного храма. Где-то далеко прогремел взрыв. Восемь лет прошло, а война всё никак не сдавалась, а, наоборот, становилась всё более ожесточённой и кровопролитной.

— Спаси людей Твоих! — взмолился он всем сердцем, перекрестился и вошёл в ворота трёхпрестольного богатыря, освящённого во имя Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных.

Первым делом отец Арсений заглянул в просфорню.

— Всё готово? — спросил он.

— Батюшка, не переживайте, — склоняя голову под благословение, ответила просфорница Елена, — всё готово и разложено.

Настоятель преподал Божие благословение верной помощнице и пошёл в храм.

Внук Кирилл в новом стихаре (из старого вырос), помогал Ольге, внучке Елены, украсить цветами икону Воскресения Христова.

Как закончишь, — обратился он к внуку, — позвони «Милости Бога», скажи, что жду его на крестный ход.

— Кому? — не понял Кирилл.

— Цыгану Янко из «Пикника». Тому, что переполох на прошлую Пасху со своим «святым мясом» устроил.

— А-а-а, а причём здесь Милость Бога?

— Имя его так переводится. Янко — «Милость Бога».

— А-а, понял.

— Мужчин не хватает, просто беда, — пожаловался дед внуку. — Все мобилизованы. Не женщинам же хоругви нести.

— Не могу представить крестный ход без деда Ефима. Сколько себя помню, он впереди с Пасхальным фонарём шёл.

— Не трави душу. Самому Ефима Михайловича, как воздуха не хватает… Как уехал Киево-Печерскую лавру от томоса защищать, так и забыл сюда дорогу. Но «свято место пусто не бывает». Кого-то надо ставить вместо него.

Благословив любимое духовное чадо Ольгу и внука Кирилла, пошёл к царским вратам. В это время в алтаре отец Василий развешивал белые, зелёные, красные облачения на плечики. Увидев настоятеля, поспешил уведомить:

— Елизавета просила передать, что Руслан, который в доме деда Ефима поселился, не придёт. Прячется, боится, что в армию с улицы заберут.

— Этот детинушка из Киева к нам сбежал, чтобы не служить, и тут бегать приходится. Не переделаешь уже. Увы, минус один в нашем строю получается.

В алтарь зашёл Кирилл.

— Батюшка, не будет цыгана. На войне он.

— Как на войне?! Он же приезжий. Паспорт ещё не сделал.

— Жена сказала, что сам пошёл, добровольцем. Не привык, говорит, за спины других прятаться.

— Мда-а-а, кто бы подумал? Героем оказался наш шашлычник. — Удивился настоятель. — Так это что, минус два уже получается? Хотя, время ещё есть. Посмотрим, кого Господь на крестный ход пришлёт.

— Не один вы. Трое нас! — напомнил ему отец Василий. — Справимся как-нибудь.

— Как-нибудь? На Пасху? Не годится. Надо бы не как-нибудь… но да-а-а, война… — рассудил отец Арсений.

 

Иконописец иеромонах Иоанн с родной сестрой-подмастерьем, недавно принявшей постриг с именем Пелагия, по прибытии в посёлок сразу пошли в храм. Увидев молодого батюшку во дворе, забеспокоились. Отец Василий тоже немало удивился, увидев, что в ворота входят монах и монахиня:

— Кто такие? Откуда? — мысленно вопрошал он.

— В здравии ли отец Арсений? — спросил монашествующий.

— Слава Богу, всё хорошо. В алтаре он, — ответил священник.

— Давно звал настоятель, да только теперь, с военной оказией, довелось в Луганске оказаться. Мы из Дивеево в свой монастырь добираемся. Теперь, говорят, уже пускают. А у вас мы при храме жили, когда Архистратига Михаила писали... — пояснил отец Иоанн.

— Так это вы?!

— Мы.

— Настоятель рассказывал о вас. Проходите, будьте как дома.

— Спаси Бог! Мы дома, — колокольчиковым голоском ответила молодая монахиня. — Если благословение отца Арсения будет, то и на второй стене, для симметрии, возьмёмся Архистратига Гавриила написать. Светлый у вас настоятель, до донышка души Божий!

— Да, он у нас такой, — согласился отец Василий.

— Не говорите ему, что мы приехали. Устроим небольшой сюрприз, — попросил иеромонах.

Отец Василий не возражал.

 

«Деяния святых апостолов» первой начала читать Вероника, мама маленькой Роксоланочки, которую чуть не удочерила Елизавета.

— Хорошо читает. Научилась, — с умилением подумал настоятель.

Второй читала Надежда. Та, которая «первый блин комом». У неё не всё гладко получалось, но было видно, что она очень старалась не делать ошибки в непривычных для светских людей ударениях.

— Где твой маленький Максимка? — мысленно спросил её настоятель и сам же себе с удовольствием ответил. — А Максимка твой в тепле, сытый и ухоженный. И Роксоланочка там. И другие спасённые Господом детки-конфетки — в приходском центре матери и ребёнка. Не ошибся я в Елизавете. Настоящей защитой им стала.

 

И тут на всю высоту собора разлился знакомый колокольчиковый голос.

— Показалось… или?.. Неужели?! — воскликнул про себя настоятель и выглянул из алтаря.

Возле иконы Архистратига Михаила стояли его любимые монашествующие иконописцы.

— Три плюс два! — обрадовался он. — Да какие «плюс два»! Вот и прислал Господь подмогу.

Когда сестра-подмастерье дочитала канон, отец Арсений вышел поприветствовать дорогих гостей. Плащаницу в алтарь они заносили уже вместе с иеромонахом Иоанном.

 

К началу Пасхальной полунощницы к храму подъехали две легковые машины.

Из серой «Audi» вышел Богдан с женой и двумя детьми (тот самый, который на Троицу верующим стал), а из чёрного «Ford Focus» вышел Алексей (пропавший муж Елизаветы). На этот раз любимой дочери с ним не было, но, не смотря на это, мир по-прежнему был тесен, а православный — ещё теснее. Его непреодолимо тянуло именно в этот поселковый храм. Здесь работала Елизавета, перед которой он был очень сильно виноват. Прибывшие поспешили в храм.

 

Отец Арсений слышал, что по храму пошло волнение, какие-то возгласы удивления, но, поглощённый священнодействием, не придал этому особого значения.

Пришло время формировать крестный ход. Пасхальный фонарь настоятель благословил нести иеромонаху. Лучшей замены старосте прихода найти было трудно. Он вышел на амвон посмотреть, кого ещё можно поставить во главе шествия. Вышел и обомлел!

В храм один за другим входили военные — уставшие, помятые, бородатые, но, поразительно, взгляды их светились любовью к Богу, верой и надеждой. Входили без оружия, крестились и рассредоточивались по храму. На руках и ногах — белые клейкие ленты, у многих шевроны с буквой «Z». Значит свои. Можно было не бояться. Командир подразделения подошёл к священнику, отдал честь и сказал:

— Со мной пятьдесят человек. Не спрашивайте откуда и куда едем. Не отвечу. Но вот увидели храм, и мимо проехать не смогли. Знаем, что крестный ход вот-вот начнётся. Разрешите поучаствовать?

— Господь даже врагов не прогонял. А здесь — свои, родные, богатыри земли русской! Вовремя прибыли, — ответил ему отец Арсений и прослезился.

Хоругви и крест отец Арсений отдал нести военным. Икону Святого Воскресения взял отец Василий. Пономарю Кириллу доверили кадило. Монахиня Пелагия взяла в руки Евангелие. А Иеромонах Иоанн встал впереди с Пасхальным фонарём. Настоятель не мог нарадоваться. Такого мощного, многолюдного крестного хода ещё не видел посёлок!

Когда военные выстроились в колонну, отец Арсений смог рассмотреть всех, кто пришёл на Пасхальное бдение. Он поздоровался с семьёй Богдана, с одиноко стоящим Алексеем, другими прихожанами, а когда обернулся, то — глазам не поверил! Во главе крестного хода с Пасхальным фонарём стоял не высоченный иеромонах Иоанн в рясе и клобуке, а щупленький, в стареньком ватнике, но очень даже живой и здоровый дед Ефим.

— Как? — воскликнул удивлённый отец Арсений.

— Вот так, — смущённо ответил староста прихода, — не могу без вас. Я тут нежданно-негаданно ещё и большой семьёй обзавёлся. Вон, стоят мои голубки и голубоньки.

Там, куда показал дед Ефим, стояли детинушка Руслан (который прятался от призыва), полноватая старушка (сестра деда Ефима — Мария), видная молодая женщина (Наталья), вихрастый мальчишка лет пяти (Марочка) и девочка лет семи в инвалидной коляске (Лилия).

— И что, все твои? — уточнил настоятель

— Мои. — Развёл руками дед. — Так получилось.

— А что с девочкой?

— Не уберёг. Осколочно-взрывная травма. Косточки на ножке раздробило. Две операции перенесло дитё. Но, не переживай, скоро уже бегать будет. Потом расскажу.

— Договорились. Ну, веди нас, бессменный наш староста прихода, как всегда водил — сказал он деду Ефиму.

Настоятель улыбнулся сестре Пелагии, когда понял, что она отдала брату Иоанну святое Евангелие, а сама встала с церковным хором рядом с матушкой Верой. Елизавета со своими мамочками, которые не пели в хоре, встала за военными.

— Мироносицы наши дорогие, — с умилением произнёс настоятель — а ведь не мы главные здесь, а именно они — тихие, верные, надёжные спутницы наши.  Как в I веке шли к пещере, чтобы в последний раз оплакать распятого Христа, так и сейчас идут.

 

Наступало время Пасхальной заутрени.

— Пора, — подсказал отец Василий.

Настоятель кивнул и взял в руки украшенный цветами трисвечник с распятием.

Около полуночи торжественная процессия под стихиру «Воскресение Твое, Христе Спасе, ангели поют на небесех…» устремилась в событие непревзойдённой важности для всего человечества — из Великой Субботы в Великое Воскресение Христово!

Сделав круг вокруг собора, крестный ход возвратился в храм, открылись его двери, и великая радость наполнила тропарём Праздника Праздников ночную округу: — «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав»!

— Христос Воскресе! — провозгласил отец Арсений

— Воистину Воскресе! — согласились с ним участники крестного хода.




Прочитано 50 раз

Последнее от Светлана Тишкина

Другие материалы в этой категории: « Фалеристы. Часть первая Фалеристы. Часть вторая »

2 комментарии

  • Комментировать Светлана Тишкина Пятница, 13 мая 2022 20:42 написал Светлана Тишкина

    Спасибо, что читаешь.

  • Комментировать Артём Миронов Пятница, 13 мая 2022 15:36 написал Артём Миронов

    Замечательный рассказ! Светлый, радостный, Пасхальный. Спаси Бог, Светлана Этвиговна, за Ваше Православное творчество. Читать, как всегда, интересно. В общем, благодарю. С уважением, Артемий.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru