Суббота, 17 марта 2018 07:15

Пекарь Кютинен и его совесть

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

 


В наши дни стало модно порассуждать о воспитании патриотизма у современной молодёжи. Согласен, дело это нужное и важное. А посему, пожалуй, и я внесу в эту работу свою малую толику.

***

В далёком 1972 году ваш покорный слуга заканчивал десятый класс одной краснодарской средней школы. Передо мной как, наверное, и перед каждым выпускником остро встал вопрос: а дальше-то куда? Любимыми моими предметами были химия и история. По тогдашним понятиям прозябание в пыльных архивах считалось явно не мужским делом. А вот работа на современных химических заводах, это самое то. Тем более, что в нашем Политехе имелась подходящая специальность, с красивым и манящим названием «Технология пластических масс». Однако моя матушка, чудом выжившая в голодомор второй половины тридцатых годов, рассуждала иначе.

— Сынок, — убеждала меня она. — Держись поближе к хлебу. В нашей стране может случиться всё, что угодно. А тебе наш казачий род дальше продолжать надобно. Поэтому выбери себе такую профессию, чтобы рядом с тобой, было зерно, мука или хлеб. И она поведала о том, как опухали от голода её ещё неокрепшие детские ножки. Как она ходила за несколько вёрст, чтобы выпросить у дальних родственников хотя бы миску кукурузной крупы. Как разбавляли кашу сваренную из крупы лебедой и диким щавелем. И все эти события происходили на нашей благодатной кубанской земле.


***

На факультете «Технология хлебопродуктов» и предметов связанных с моей любимой химией было предостаточно и различного зерна, конечно, тоже. Я закончил ВУЗ. Стал дипломированным мельником. Полюбил эту удивительную профессию, объездил пол мира.

Но в этом небольшом рассказе я хочу поведать тебе, дорогой мой читатель, не о своих заморских впечатлениях, красивых странах и благоустроенных городах, о а людях моей профессии, волею судьбы оказавшихся в блокадном Ленинграде.

Информации о них дошло до наших дней ничтожно мало, буквально крохи.

«Работали как все, то есть денно и нощно. Делали общее дело, как могли приближали нашу общую Победу, что тут ещё говорить» — вот и весь сказ малочисленных стариков ветеранов.


Огромный по тем временам Ленинградский комбинат хлебопродуктов выдал первую муку за два года до начала войны.

В военное лихолетье его мельница не только обеспечивала город и близлежащий фронт мукой, но и в самом прямом смысле спасала жизни обитателей блокадного Ленинграда.

В качестве поощрения, за хороший труд на других предприятиях города, истощённым от голода людям позволяли поработать день другой разнорабочими на комбинате. После чего им дозволялось тщательно очистить от муки одежду, собрав с неё крупицы мучной пыли, добавить немного отрубей или чего-то подобного, испечь какое-то подобие лепёшки.

На огромное элеваторе предприятия практически не осталось запасов пшеницы. Новейшая мельница была вынуждена работать на самых малых мощностях. Сырьё для помола почти каждый день менялось. Мне удалось отыскать в архивах следующее постановление тех лет.

№507 содержит гриф "секретно". Об изменении состава ржаной муки. Приказывалось добавлять в неё от 5% отрубей и от 10% ячменя. Затем стали измельчать, то, что находили на городских складах — рис-сырец, древесную целлюлозу, пальмовый жмых. Однако и эти скудные запасы подошли к концу. В январе 1942 года мельница была остановлена и законсервирована. Но территория мельницы не опустела. Её высотные здания представляли собой хорошую огневую позицию. На них установили оборонительные огневые точки — 15 пушек и пулемётов. Там же находились и снайперы. Было оборудовано бомбоубежище. Отмечу, что оно благополучно дожило до нашего времени. И сейчас оно готово принять до 600 человек, имея полезную площадь 861 квадратный метр. В помещениях комбината медики разместили военный госпиталь на 30 коек. В основном спасали горожан от голодной смерти и лечили от дистрофии.

На заводе создали отряды местной противовоздушной обороны. Тушили пожары, возникающие от разрывов зажигательных бомб. Тем не менее иногда мельничные станки всё же запускали в работу. Делали муку из неведомо каким способом добытых остатков зерна, а также из шелухи, мелких частичек и пыли, которые палками выбивали из старых мешков.

***

В заключении хочу рассказать вам ещё об одном ленинградце. Этническом финне. О нём практически нет никаких сведений. Только пара скудных записей.

Кютинен Даниил Иванович, 1883 года рождения, житель Ленинграда. По профессии — пекарь. Несмотря на то, что Финляндия была союзником фашистской Германии и воевала с нашей страной, этому человеку доверили самое главное. В годы блокады он выпекал хлеб из той самой муки, которую поставляла городская мельница.

Даниил Иванович умер на своём рабочем месте, у горячей печи, от истощения, 3 февраля 1942 года 59 лет от роду. Совесть не позволила этому человеку съесть хотя бы грамм выпекаемого хлеба. Работника хлебопекарни наскоро похоронили на Шуваловском кладбище. Спустя много лет, уже в наши дни, внесли имя этого человека в книгу памяти блокады Ленинграда.

Прочитано 235 раз
Другие материалы в этой категории: « АЛЛА Старый мельник »

2 комментарии

  • Комментировать Александр Ралот Суббота, 17 марта 2018 12:45 написал Александр Ралот

    Спасибо вам за добрые слова

  • Комментировать Светлана Тишкина Суббота, 17 марта 2018 11:10 написал Светлана Тишкина

    Ваши исторические экскурсы в недавнее прошлое - это та правда, которой так не хватает сегодня буквально всем возрастным категориям жителей "ушедшей на пенсию" страны. Спаси Бог, что Вы с нами! Рассказ уже в нашей ленте Яндекса.
    С поклоном...

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru