Среда, 09 января 2013 13:59

Снежинки вернутся

Автор
Оцените материал
(15 голосов)
Снежинки вернутся
 
Разбушевавшаяся накануне метель, наконец, утихла, уступив место солнечному зимнему дню. Лёгкий морозец румянил щёки и солнце, пробегая своими лучами по заснеженным просторам, зажигало искорки на снегу. Он искрился, словно это не снег, а драгоценные камни, ошибочно рассыпанные на землю. Вид был настолько прекрасный, словно попали в волшебное снежное царство. На деревьях и кустах пушистыми хлопьями лежал снег, придавая им причудливые формы: от заснеженных пирамид и замков до... У кого какая фантазия.
 
В этот солнечный, морозный день много детворы вышло на улицу, радуясь, что непогода уступила место хоть и морозному, но солнечному дню и обильный снег, выпавший совсем недавно, хороший материал не только для игр, но и для творчества.
 
Собравшись группками каждый, как мог, старался. Одни лепили снежную бабу, водрузив ей на голову неизвестно откуда взявшееся дырявое ведро, другие пытались сделать снежный замок. Были и такие, кому интереснее было кидать друг в друга снежными шариками. Если они попадали в кого-нибудь, визг разносился по всей улице. Визжали не только те, кто попал, но и те, в кого попали, потому что снег, оказавшись за шиворотом, быстро таял и холодной струйкой спускался от шеи до поясницы. Если комок оказывался на груди, он, рассыпавшись, орошал снежной пылью лицо и шею. Но это не останавливало озорников.
 
Здесь были так же и взрослые со своими маленькими подопечными. Они вывели их подышать свежим, морозным воздухом. Некоторых везли бабушки или мамы на санках и они, укутанные по самые глаза, пытались вертеть неуклюжей головкой в разные стороны. Пыхтя, удивлёнными глазками озирали хоть и холодный, но по-своему прекрасный мир. Ведь для некоторых из них это был первый снег в их жизни; такой искрящийся, хрустящий...
 
– Цяця! – защебетал один малыш, показывая бабушке ручонкой в варежке на пушистый куст на их пути, такой белоснежный и воздушный.
 
Она нагнулась над ним, и что-то зашептала, целуя в розовые щёчки.
 
Жизнь кипела вокруг, восторгу не было предела, и мороз был не помехой.
 
Из-за угла пятиэтажного дома появилась пожилая женщина, рядом с ней семенила маленькая девочка лет шести. Глаза девчушки искрились восторгом, она крутила головой во все стороны, периодически дергая спутницу за рукав пальто.
 
– Бабушка! Они же не камушки прозрачные, а светятся, и они мягкие, снежинки... как вата, или не вата? Ну почему бабушка, почему? – спросила она.
 
– Что тебе сказать на это внученька!? Во-первых, снежинки не светятся, а искрятся, – ответила женщина. – Лучик солнца их касается, и от этого они искрятся как камушки драгоценные, а во-вторых...
 
– Но он же белый, снег, и не твёрдый – перебила девочка бабушку, – камушки же твёрдые, как лучик может снег заискрить, и почему снежинки и снег по-разному называются, они что разные.
 
– Глазки твои хоть и не камушки, а тоже искрятся, потому, что живые, озорные. Если по воде солнышко или луна пробегутся, она переливается. Когда подрастёшь, ещё немного, в школу пойдёшь, там много узнаешь, а снежинки и снег почему...
 
– Опять Оля – приставучка бабушку донимает! – сказал мальчик, вынырнувший неожиданно из-за спины Елены Андреевны, весь усыпанный снегом. – Лучше в снежки поиграй, или помоги замок строить, или как я, прыгни в сугроб... Ух! – Он с разбега, расставив руки, упал спиной на самый большой сугроб снега. Некоторые снежинки от падения его тела, взметнулись вверх, а потом, опадая, усыпали удальца белым ковром. Отфыркиваясь, он залился весёлым смехом. – Здорово!
 
– Ты же вымокнешь и замёрзнешь Лёша. Снег за шиворот попал и лицо всё в снегу, можешь простынуть, – сказала женщина.
 
– Баба Лена, не простыну, мне нравится, я не девчонка какая-нибудь, чтобы бояться. Пока, приставучка, подходи к нам, если захочешь, мы же соседи. – Отряхнувшись, Алексей побежал к группке детворы возводящей снежную крепость.
 
– Бабушка, почему Лёша приставучкой зовёт? – надула губки девочка. – Маме его расскажу, что он дразнится.
 
– Ябедничать нехорошо, детка, тем более он тебя и не обидел. Ему меня очень жалко стало. Он хотел сказать, что ты своими вопросами меня донимаешь.
 
– Донимаю это как, тебе больно? Я нехорошая наверно бабушка? – девочке жалко стало бабушку. – Больше, честное слово, не буду донимать...
 
– Ты хорошая, внученька, только очень любопытная, но от твоих вопросов мне не больно. Просто когда ты их мне задаёшь, я не на все могу тебе ответить, не хватает знаний.
 
– Но ведь ты же бабушка! Папа сказал, что ты всё знаешь, даже больше чем дедушка, а он ведь тоже много знает, только не всегда хочет отвечать. – Оленька с удивлением посмотрела на растерянную бабушку.
 
– Всё человек не может знать, солнышко, – пришла в себя Елена Андреевна. – Ведь оттого, что твоя бабушка не на все твои вопросы может ответить, ты же не будешь меня меньше любить?
 
– Нет, бабушка, любить меньше не буду. Я потом, когда вырасту, сама тебе буду отвечать. Буду знать много, много, – серьёзно ответила внучка.
 
– Спасибо ласточка моя, за любовь твою. Пойдём дальше голубка, а то топчемся на одном месте. День сегодня замечательный, смотри, сколько снега вокруг, мягкого, пушистого. Пойдём в скверик!
 
Оленька взяла бабушку за руку, и они счастливые пошли к скверику, который был недалеко. Снег засыпал дорожки и лавочки, которые под грудой снега казались барханами или холмами. Они шли по узенькой тропинке, протоптанной людьми, и о чём-то весело беседовали.
 
– Ой! – воскликнула Оля, когда с ветки дерева скатился ком снега и осыпал её мелкими снежинками. Они заискрились и словно блёстки осели на одежду. – Бабушка, красиво как!
 
– Красиво! – ответила та. – Ты на снегурочку сейчас похожа. – Она хотела стряхнуть с одежды внучки снег, но та отстранилась.
 
– Не надо, пусть лежат на мне, они такие... хорошие, – сказала девочка.
 
– Не надо, так не надо, пусть лежат, – согласилась, улыбнувшись, бабушка, – действительно удивительные снежинки и все разные, посмотри.
 
– Разные, почему разные? Они такие маленькие, беленькие и... почему разные? – Оля забыла, что несколько минут назад дала слово не донимать бабушку вопросами.
 
– А ты посмотри повнимательней на них. Они хоть и крохотные, а не похожи друг на друга, посмотри внученька.
 
Девочка посмотрела на левую руку в варежке, на которой лежало несколько снежинок, и чтобы получше рассмотреть, поднесла её поближе к глазам. Маленькие, беленькие снежные звёздочки были на удивление действительно не похожи друг на друга и поражали своей утончённой формой.
 
– Бабушка, они разные, как ты сказала! – восторженно закричала Оленька. Она сняла зубами с правой руки варежку и пальчиком прикоснулась к одной из них. Но снежинка от прикосновения её тёплого тела тут же растаяла, и растаяли рядом с ней лежащие снежинки. – Бабушка! – голос девочки задрожал.
 
– Солнышко, ты же знаешь, что снег всегда тает, когда его коснётся тепло. От твоего тёплого пальчика снежинки превратились в капельку влаги. Они создания холода, а ты излучаешь тепло, оно всегда превращает лёд и снег в воду и наоборот, холод превращает воду в лёд и снег...
htmlimage
– Я знаю бабушка, что он, снег, весной тает, а потом приходит, когда зима, но зачем их больше не будет, я не хотела, чтобы их не было, хочу, чтобы вернулись. – Девочка прижалась к бабушке, готовая расплакаться.
 
– Раз знаешь, что снег тает, зачем расстраиваешься? – Елена Андреевна погладила её по головке. – Посмотри сколько снежинок вокруг. Зима ещё не прошла и ещё много снежинок упадёт на землю, деревья... и даже на твою варежку.
 
– А эти снежинки, они растаяли, и больше они не вернутся! – сказала Оля. – Я плохо сделала, они ушли.
 
– Не плохо, они, когда наступит весна, превратятся в воду, которая оросит землю и вокруг всё зазеленеет и зацветёт, побегут весёлые ручейки. Природа в благодарность принесёт плоды, и всё благодаря влаге, часть которой и эти снежинки. А эти снежинки, что растаяли у тебя на варежке и не обиделись на тебя. Холод опять превратит их в снежинки, и ты сможешь к ним прикоснуться опять. – Бабушка отстранила от себя внучку и внимательно посмотрела ей в глаза. – Каждая снежинка, как и ты, это большой мир... об этом мы с тобой поговорим когда-нибудь, а теперь пошли мой любознательный воробышек домой.
 
Опять, взявшись за руки, они вышли из скверика, подошли к уже почти законченному снежному замку, где трудилась вся детвора.
 
– Бабушка, можно и я буду строить замок с ними. Пожалуйста. У них так весело, я не вымокну, – просительно посмотрела Оля на бабушку.
 
– Можно, иди, только не долго, а я с Егоровной немного поговорю. Она внучка вывезла на санках погулять. Ну, что стоишь, иди! – подтолкнула легонько в спину Олю.
 
Счастливая, что бабушка разрешила, девочка подбежала к соседу Лёше, старательно водружавшему очередной ком снега на верхнюю часть стены замка.
 
– Лёш, а Лёш! – услышала бабушка. – Можно я буду вам помогать строить стену. Я не буду приставать...
 
– А не боишься снега, – спросил мальчик, – вдруг попадёт за шиворот и потом растает. Мокро будет и холодно.
 
– Не боюсь, мне бабушка про снежинки рассказывала, они...
 
Елена Андреевна с улыбкой наблюдала, как её раскрасневшаяся внучка, помогая озорному соседу, поведала историю про снежинки... О Егоровне она забыла.
 
– Снежинки... вернуться!
 
1 июня 2009 г.
 
Прочитано 1181 раз

Последнее от Лариса Даншина

Другие материалы в этой категории: « Счастье не купишь Милость Божья »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru