Пятница, 07 февраля 2014 03:51

Алёнкин зов

Автор
Оцените материал
(3 голосов)
Алёнкин зов с И-нета
 (Из жизни В. Ш.-Л.)


     Яркие лучи солнца искрились, играя на блестящей, пёстрой обёртке шоколада, Машиного подарка, словно радуясь вместе со  мной возвращению дочери из далёкого путешествия. Хотелось смеяться и плакать сразу: ведь мы так долго, целый месяц не виделись; и уезжала-то она за тридевять земель, на край света - в далёкую Россию. Дозвалась её, знать, Алёнка!
     Русская Алёнушка... С обёртки шоколада на меня смотрело давно знакомое и бесконечно милое личико девочки лет трёх четырёх: румянец во всю щёку; её синие глаза, ясные, как майское небо, глядели прямо в душу; казалось, можно бы и не подписывать шоколад её именем - как родную берёзку, каждый сейчас же узнает в ней близкую русскому сердцу «Алёнку».
     Устав с дороги, Маша задремала на диване. Не в силах отвести глаз от картинки, я тихонько присела рядом. Нахлынувшие воспоминания вернули меня более, чем на тридцать лет назад; снова ожили в моей памяти давно ушедшие лица, промелькнули события, словно вчера всё это было...
     Мы встречали приехавшую из Челябинска сестру Олю. Она собиралась гостить у нас месяцев шесть. После 13-летней разлуки мы не могли наговориться: Россия и люди казались нам какими-то особенными, далёкими, недосягаемыми. Сестра привезла нам всем подарки. Среди них была плитка шоколада «Алёнка», с картинкой маленькой русской девочки на обёрточной бумаге.
     Я была поражена, и долго не выпускала плитку из рук: шоколад пускай берёт, кто хочет, но портрет Алёнки - мой! Я не могла на девчушку насмотреться, до того она мне понравилась: покоряло её очаровательное, румяное, по-детски чистое личико; умные голубые, почти что синие глаза Алёнки доверчиво смотрели на мир. «Вот бы мне такую!» - невольно подумала я тогда...
     Ну, может быть, и не совсем «невольно»... Нам с мужем очень хотелось, чтобы у нас родилась дочь. Именно тогда мне и запала эта мечта: я решила, что наша девочка непременно должна быть точь-в-точь такая же, как Алёнка. Я поставила картинку в спальне на ночной столик. Утром мой первый взгляд падал на неё, я глядела на заветное личико и не могла насмотреться...
     Время пролетало незаметно: не успели мы оглянуться, как пришла пора с Олей прощаться. А через два года после её отъезда у нас родилась дочь... Вышло так, как я мечтала: девочка родилась точно такая же, как на картинке! Только назвали мы её не сказочной Алёнушкой, а Машей, и глаза у неё были не голубые, а серо-зелёные...
     Стала наша дочка подрастать, скоро её смех стал бисером рассыпаться по дому и звонко раздаваться во всех уголках сада. Маша всё больше и больше начинала походить на изображение в рамке. Я даже поместила картинку Алёнки в детском фото альбоме - рядом с Машиной фотографией. Так два портрета и остались там красоваться.
     Маша росла настоящей русской девочкой - с толстой косой до пояса, с бабушкиными сказками по вечерам. Она с детства хорошо говорила по-русски. Бывало, сядет на низенькой скамеечке, положит голову на колени бабке и слушает подолгу, затаив дыхание про бурого медведя, про лису, и бесконечно милую Алёнку, что плакала у ручья, потеряв братца...
     Не тогда ли в Машином воображении начал складываться образ этой необыкновенной девочки? Только увы, вокруг неё не было заколдованного леса, знакомые русские девочки вовсе не походили на сказочную Алёнку, и австралийская среда оказала своё влияние: по мере того, как Маша подрастала, у неё стал появляться лёгкий акцент. Для нас же с мужем, Маша вытеснила всех «Алёнушек»: она была центром нашего внимания, единственной радостью и заботой. Но детство пролетело. Дочь выросла, вышла замуж, и уехала в другой город.
     Давно уж нет у Маши косы, и о «русском» думать она почти перестала. Жизнь такая: друзья вокруг - австралийцы, к нам она приезжала редко, и с русскими общения мало. Я уговаривала Машу съездить в Россию, но долгое время дочь и слушать об этом не хотела.
     Зато у Маши на работе стали ездить в Россию подруги-австралийки. Потом с восторгом о приключениях рассказывали, с гордостью показывали сувениры. Маша на это никак не реагировала. В лучшем случае - молча, вежливо их выслушивала. Как же случилось, что у неё неожиданно проснулось непреодолимое желание съездить на родину наших предков? Этого никто не знал. Тем более, сама Маша. Её подруги думали, гадали, а потом решили, что всё как-то само собой получилось. Но мне кажется, что, под впечатлением их рассказов, в её воображении то и дело вставало удивительно знакомое девичье лицо с сине-голубыми глазами и длинной русой косой - точно такое, что когда-то стояло на моем столике, и потом в альбоме, такое, как ей виделось, слушая в детстве бабушкины сказки...
     Как бы там ни было, Маша отправилась в Россию. Сначала к родственникам в Петербург, потом - путешествовать по необъятной стране. Домой звонила нечасто; иногда жаловалась, что в столице русские девушки ничем не отличаются от иностранок, что они такие же, как и везде, что это даже скучно... Маша была явно чем-то неудовлетворена, или разочарована. Может быть, она, против воли, присматриваясь к лицам русских девушек, искала в них отражения далёкой сказочной Алёнки?
     Путешествие пролетело незаметно и вот, Маша опять в родительском доме. Почти что сразу, едва переступив порог, она начала доставать сувениры, подарки... Она накупила русских книг, собиралась заняться изучением русской истории. Кстати сказать, вернувшись из поездки, Маша утратила так огорчавший меня акцент - теперь она совершенно чисто говорила по-русски.
     Яркие лучи солнца искрились и вспыхивали от чего-то очень блестящего, когда с лукавой улыбкой Маша протягивала мне маленький свёрток. Я не верила своим глазам: с обёрточной бумаги глядело знакомое лицо очаровательной голубоглазой девочки! Маша увидела в магазине этот шоколад и сразу вспомнила про мою Алёнку в альбоме...
     С нежностью посмотрела я на спящую на диване дочь, потом перевела взгляд на картинку с лицом бесконечно милой русской девочки. Мне хотелось и смеяться, и плакать - всё сразу... Ведь мы так долго не виделись! Или это было оттого, что, 30 лет спустя, я снова увидела дорогую сердцу Алёнку? На какую-то минуту мне показалось, что звонкий смех моей прежней маленькой Маши снова рассыпается бисером по дому...

                   © Тамара МАЛЕЕВСКАЯ.
Прочитано 598 раз

Последнее от Тамара Малеевская

2 комментарии

  • Комментировать Тамара Малеевская Суббота, 08 февраля 2014 07:05 написал Тамара Малеевская

    Спасибо, дорогая Оля. Я знала эту Машеньку, очень славная девочка, и выросла - такой же осталась хорошей.

  • Комментировать Ольга  Цвиркун Пятница, 07 февраля 2014 21:44 написал Ольга Цвиркун

    Дорогая Тамара,
    Спаси, Господи! До чего же милый и такой трогательный рассказ, от которого так светло на душе становится!

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru