×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID 106.
Пятница, 27 декабря 2013 11:45

Белёк

Оцените материал
(0 голосов)

Дмитрий привык к частым командировкам. На этот раз ему пришлось побывать в крупном промышленном городе на востоке страны. Посидев немного с сослуживцами и работниками завода в ресторане гостиницы, Дмитрий решил пойти, подышать свежим воздухом. За столом, даже несмотря на присутствие женщин, было скучно, так что мысль прогуляться по городу показалась ему вполне разумной. На улице трещали крещенские морозы, но его, человека, побывавшего на своём веку в самых разных концах Советского Союза, они не пугали.

Часы пробили шесть вечера, но солнце уже спряталось за горизонт. Никаких сверкающих огнями витрин: рано ложившимся спать труженикам, очевидно, было достаточно света редких фонарей. Зато здесь, в центре города, где фонарей было побольше, а машин − поменьше, искрилась, мигая и переливаясь, девственно-чистая зимняя белизна. Тротуары и дороги были покрыты снежным муаровым полотном, будто сотрудники городской службы благоустройства были большими поклонниками художников-пейзажистов и не хотели, посыпая песком улицы, портить великолепный вид.

Наступил час пик после долгого рабочего дня. Спешившим домой горожанам приходилось шажками продвигаться к автобусной остановке. Некоторым не везло, и они проходили дистанцию с плохими результатами, как начинающие конькобежцы. В эту категорию входили либо люди постарше, либо модницы, которые наотрез отказывались поменять сапоги-чулки на более удобную здешнюю обувь «а-ля валенки»…

Дмитрий настолько увлёкся наблюдениями, что не заметил, как продрог. Застегнув пальто и подняв воротник, он хотел, было, возвратиться в гостиницу, как вдруг краем глаза заметил появление на улице не совсем обычного головастого существа в белом.

«Инопланетянка в скафандре… Нет − Снегурочка из сказки!» — Пришло Дмитрию на ум.

Огромная пушистая шапка и приталенная, отороченная мехом дублёнка слепили глаза белым сиянием на фоне серого монотонного пейзажа городских стен. Снегурочка, разведя руки в стороны, медленно продвигалась к автобусной остановке. Дмитрий, как заворожённый, наблюдал, как она грациозно, плавно переступая ногами, скользит-плывёт по ледяной дорожке. Её безупречные голени, обтянутые тонкой кожей сапог, показались ему до умопомрачения притягательными. Как у лани!.. – восхитился он. Но в какой-то момент каблук правого сапожка Снегурочки подкосился, и она упала в сугроб. Дмитрий не выдержал, выругался с досады и кинулся помогать ей...

— Вы не ушиблись?! С вами всё в порядке? — Вежливо спросил он, подхватывая под руки пытавшуюся встать девушку.

Дмитрий не видел её лица: она в замешательстве стряхивала снег с головы. Длинный ворс её шапки щекотал ему лицо. До него долетел запах духов, который был ему хорошо знаком: «Шанель №5». Их привозили с Запада те счастливчики, кто имел возможность побывать там. Невольно, про себя, он отметил, что терпкий аромат французских духов явно не сочетался с молодостью женщины.

— Спасибо… Огромное! Я не знаю, как бы я управилась сама… без вашей помощи… Вроде, цела! — Услышал он мелодичный, как звон колокольчиков, голос.

Пушистый шар перед лицом мужчины стал медленно подниматься вверх, открывая на обозрение лик обладательницы нежного голоса.

— Белёк! Настоящий белёк! — Непроизвольно сорвалось с его губ.

На её высоком гладком лбу появилась морщинка задумчивости. Густые золотистые ресницы захлопали, как крылышки бабочки, — то полностью раскрывая, то прикрывая большие глаза цвета агата.

Дмитрий, находясь в плену наваждения, не мог собраться с мыслями, но заканчивать знакомство он не желал, поэтому менторским тоном стал поучать девушку:

— Вам нужно быть аккуратнее! Не стоило надевать такую обувь в гололёд!

Девушка улыбнулась, выставив напоказ ровный ряд жемчужных зубов. Дмитрию показалось, что румянец на её щеках зардел ещё больше.

«Как дева русская свежа в пыли снегов!» — Вспомнились ему слова поэта. — Она ещё и скромна! Поистине – русская краса!..»

— Простите, я не знала, что здесь не чистят тротуаров.

— Я так и думал! Вы, конечно, – не местная!

Снегурочка удивлённо подняла брови вверх. Дмитрию пришлось объяснить ей:

— При первом взгляде на вас любой может определить, что такое создание прилетело откуда-то издалека… из сказочного леса… Или с другой планеты!

Комплимент на девушку подействовал, и она засмеялась, захлопав руками в пуховых варежках:

— Вот и не угадали! Вовсе даже не из леса! Я прилетела из столицы.

— Из Москвы?! Так мы, оказывается, ещё и земляки! Позвольте представиться: Дмитрий Александрович Суворов… Дима…

— Татьяна. Таня...

Дмитрий с каждым произнесённым новой знакомой словом всё больше и больше увлекался ею. Нет, он не сможет, вот так, просто, расстаться с ней!

— Разрешите мне, милая Таня, проводить вас до остановки.

Девушка посмотрела на скользкий каток тротуара, вздохнула и взяла кавалера под руку…

— …Саныч! Ты куда пропал? Посмотри на себя – у тебя вся голова мокрая… Мы думали, что тебя уже украли… местные русалки, — засыпала Суворова упрёками изрядно захмелевшая компания.

— Вы это − о чём?!.. Какие в такой мороз могут быть русалки?! Река скована льдом. Снег пошёл. А по улицам гуляют только Деды Морозы и… Снегурочки!

— И снежные бабы! — Поддержал шутку друга Егор Копеев. — У меня есть тост! За наших милых женщин! За здешних красавиц!

Веселье продолжилось. Местный вокально-инструментальный оркестр, ВИА, играл привычный ресторанный репертуар. Солистка с авансцены запела песню из нового кинофильма «Три тополя на Плющихе». После «быстрых» танцев – фокстрота и твиста  – все разделились на пары. Дмитрий был вынужден пригласить на вальс даму Егора: тот был уже не в состоянии твёрдо стоять на ногах. Спутница друга с нескрываемым разочарованием от того, что вечер у неё испорчен, нервно курила за столом сигарету.

— Не расстраивайтесь, Екатерина Валерьевна… Я вас лично посажу на такси. Егор очень устал, — успокаивал её Дмитрий, украдкой поглядывая на часы.

Сотрудница заводской бухгалтерии явно не желала упускать столичных командированных, поэтому сразу решила, что называется, «взять быка за рога»:

— Дмитрий Александрович, а я не спешу! Мы можем с вами посидеть вдвоём в более спокойной обстановке.

— Екатерина Валерьевна, почту за честь!.. Но, увы, ‒ только не сегодня. Мне до завтра надо просмотреть бумаги… Дела… будь они неладны! — Скорчив извиняющуюся мину на лице, протараторил Дмитрий.

Морковные губы искривились, последовал вздох сожаления. Вот и танцам конец!

Как только захлопнулась дверца такси, и были для приличия выданы несколько прощальных взмахов руки, Суворов ринулся в номер. На часах было без десяти восемь!

Дмитрий забежал в ванную и начал быстро приводить себя в порядок. Перед глазами стояла картина встречи с Татьяной.

«Никак не могу поверить, что она – из Москвы! Я в Москве почти всех красавиц с такими ногами знаю! Но её не встречал! Какие ноги!.. И какой божественный голос!»

…За несколько минут Дмитрий узнал, что Татьяна прилетела из Москвы на курсы повышения квалификации администраторов и директоров гостиниц системы «Интурист». Замужем. Детей пока нет. Дмитрий отметил про себя, что Татьяна искренно, хотя и после некоторого раздумья, отвечала на вопросы, которые он привычно легко задавал ей:

— …Ваш муж на Севере работает?

— Нет − в Москве… Но он часто бывает там... А почему вы догадались?

— Ну… — протянул Дмитрий, напуская на себя таинственность, — ну, вас выдал ваш берет. Белёк – очень редкий мех. Его либо на Севере, либо по блату можно приобрести. Вы знаете, что белёк – неродившийся детёныш тюленя?

Татьяна пожала плечами, подняла на него показавшиеся ему бездонными глаза и с грустью произнесла:

— Я что-то слышала об этом… Не люблю думать о бедных малышах!.. Это – подарок… Его привезли моему мужу… с Крайнего Севера.

Вдали показались жёлтые фары ЛАЗа, местного автобуса. До полуночи оставалось совсем немного времени! Татьяна хотела, было, отнять руку, но Дмитрий не дал ей сделать этого. Она удивлённо взглянула ему в глаза…

— Татьяна, не посчитайте мое предложение вульгарным, а меня – невоспитанным человеком, но если я вам этого не предложу, то я буду, а возможно, и мы оба будем жалеть об этом всю жизнь! Прошу вас, не уходите!.. Ну, хорошо!.. Давайте, встретимся попозже… Я буду ждать вас у входа в гостиницу... Через час?.. Через полтора?.. Почему вы молчите? Слышите, я буду ждать вас!..

…Дмитрий не заметил, как задремал. Из полусонного состояния его вывела изрядно ему надоевшая мелодия Поля Мориа. Прогноз погоды завершал вещание вечернего выпуска программы «Время». Новая знакомая так и не пришла!.. Дмитрий, расстегнув верхнюю пуговку рубашки, ослабил узел галстука. Глупо продолжать надеяться на что-то! Надо просто забыть о ней: мало ли красивых женщин встречалось на его пути! Хотя внутри себя мужчина жалел о несостоявшемся свидании… Такая очаровательная женщина – и оказалась на поверку скромницей!

«Она, помнится, говорила, что родом откуда-то из этих мест… Да-да, вот это уж точно: она – не коренная жительница столицы! Уж больно она наивная и стеснительная!»

На журнальном столике – плитка шоколада, два гранёных стакана и бутылка «Советского Шампанского». Дмитрий с разочарованием посмотрел на папку с деловыми бумагами:

— Поделом тебе! Сам сказал всем, что отчётом хочешь заняться… Вот и кукуй теперь один-одинёшенек!

Осторожный стук в дверь совпал с хлопком вылетевшей из бутылки пробки. Или это ему показалось? Дмитрий замер… Нет, он и впрямь ошибся – тишина!

 В бокале пузырился напиток цвета бледного опала, пена напоминала пушистую меховую шапку.

— Белёк!.. — Вздохнул Дмитрий.

Слабый стук в дверь и последовавший за ним осторожный скрип половиц снова вернули мужчине уверенность в себе.

 …Испуг на лице Татьяны исчез в тот самый момент, когда она узнала открывавшего ей дверь Дмитрия. Она облегчённо улыбнулась ему и промолвила:

— Я думала, что ошиблась номером...

На её удивительно белом лице горел румянец: от мороза… или от смущения? Но, какова бы ни была его причина, розовость щёк только подчёркивала красоту девушки и… и восхищала Дмитрия! Снегурочка! Полураспахнутая дублёнка будила интерес к выглядывавшему из-под полы шерстяному платью, которое не скрывало под подолом главного, по мнению Дмитрия, украшения гостьи – её ног.

Дмитрий очень боялся спугнуть Белька и поэтому старался не смотреть на неё пристальным взглядом. Пока ему было достаточно того, что она пришла! Пока – достаточно!

— Татьяна! Я счастлив, что вы приняли моё предложение, — жестом приглашая её пройти в комнату, сказал он. Девушка, не проявляя внешне какого-либо любопытства, вошла и, скинув в руки Дмитрия дублёнку, стала снимать шапку. Её золотистые, с медовым оттенком, волосы рассыпались локонами по плечам, концы прядей свились в восхитительные завитки. Чёрные глаза манили глубиной.

— Просто невероятно, как вы похожи на детёныша тюленя! — Сказал с придыханием Дмитрий, протягивая Татьяне стакан с шампанским. Она бережно взяла его и присела на край кресла. Сейчас она напоминала Дмитрию школьницу: ровная спина, плотно сжатые колени, платье – из дорогой ткани, но довольно простое в покрое. Ну, и белый кружевной воротничок… который никак не сочетался с бриллиантовыми серьгами в ушах.

«Провинциальная простота?» — Задал себе вопрос Дмитрий.

Девушка, заметив изучающий взгляд мужчины, стала поправлять юбку – натягивать её на колени, желая, видно, скрыть стройность своих ног. Или, наоборот, – подчеркнуть? «Наверное, она неправильно истолковала моё внимание», — подумал Дмитрий и отвёл взгляд в сторону. Хотя она пришла к нему сама и сделала это, так сказать, вполне добровольно, он не собирался сразу укладывать её в постель. Тем более, – против её желания!

— Татьяна, смею предположить: вы занимаетесь танцами? — Постарался отвлечь он девушку.

Этот вопрос заинтересовал её: губы, сжатые, было, в тонкую полоску, раскрылись в улыбке. Будто на них села чайка! «Какая прелесть!..» — Подумал он.

— Да, я окончила хореографическое училище.

— При Большом?!

— Откуда вам это известно?! — Округлила глаза Татьяна.

Дмитрий присел в кресло напротив и протянул к ней свой стакан:

— Для начала, Татьяна, я предлагаю выпить… За знакомство! А потом, что ж… — он немного помедлил, прежде чем продолжить, — …потом я, пожалуй, поделюсь с вами моими мыслями и впечатлениями… Я не говорю и не предлагаю ничего вот так: вдруг… И не делаю ничего необдуманного! Поверьте мне!

Бокал был осушён, но Татьяна продолжала покусывать губы, что немного расстроило Дмитрия.

— Татьяна!.. Почему вы так нервничаете?.. — Он не успел закончить фразу, как девушка вскочила, вытянувшись, как струна:

— Дмитрий Александрович!.. Простите, я думаю, что мной допущена ошибка. Мне не стоило приходить к вам!..

Дмитрий не любил иметь дело с недотрогами, поэтому он не стал останавливать Татьяну. Даже помог ей надеть дублёнку. Они не смотрели друг на друга. Но когда Белёк снова предстала перед ним такой, какой он повстречал её на улице, у Дмитрия защемило сердце. Ночь в обнимку с отчётами – какой кошмар!.. Взглянув девушке в глаза, Дмитрий увидел то, что обычно ожидал увидеть в подобных случаях: желание быть остановленной им.

— Татьяна! Как вы, наверное, поняли, мои намерения не сулят вам ничего дурного. Просто в этом городе… слишком холодно и… слишком одиноко! А я чувствую, что и вас никто не ждёт сейчас…

Девушка, чуть помедлив, кивнула головой.

— …Так, давайте, скоротаем этот вечер вместе. Мне будет приятно провести его в компании с землячкой. В любой момент, по вашему желанию, я отвезу вас домой на такси…

 По лицу Татьяны проскользнула тень замешательства, что явилось для Дмитрия сигналом к действию. Жизненный опыт подсказывал мужчине, что им сделан шаг в правильном направлении. Не дожидаясь ответа, он продолжал уговаривать Белька, одновременно расстёгивая на ней дублёнку.

…Дмитрий не считал себя красавцем, но пользовался успехом у представительниц слабого пола. Причина его успешности состояла в том, что он мог почувствовать затаённое желание женщины сблизиться с ним. Как это у него получалось – он и сам не знал. Всё происходило… интуитивно, что ли... Ответы на свои вопросы, в том числе и весьма деликатные, Дмитрий прочитывал в глазах собеседницы. Для него было достаточно нескольких минут, чтобы, поговорив с женщиной, определить дальнейшую тактику своего поведения. И всё же: каждая встретившаяся на его жизненном пути женщина была ему интересна. Была по-своему загадочна. И ему очень нравилось эти загадки разгадывать!

…Сегодня на улице у Татьяны был взгляд, который невозможно было подделать. Он был настолько красноречив, что Дмитрий сразу осмелился попросить её прийти к нему в гостиницу. В русском языке нет слов для обозначения такого взгляда. Французы говорят: appel du regard. Он подобен разряду, который возникает между двумя сблизившимися электрическими полюсами. Мужчина и Женщина. Сила и слабость. Страсть и нежность. Сверкающая нить неудержимо притягивает друг к другу два существа противоположного пола. Непреодолимое влечение. Призыв. Зов. Неосознанный и абсолютно неожиданный – для самого зовущего! Он вырывается из глубины души, из той её глубины, куда был когда-то вложен Богом, – у самых истоков человеческого рода. И во взгляде Белька на него, во внешне безукоризненном взгляде скромницы, Дмитрий увидел, почувствовал этот призыв к нему, почти приказ, – не отпускать её от себя!

Татьяна более не сопротивлялась. При первой же попытке поцеловать её, она послушно увлеклась губами мужчины. Дмитрий, сначала медленно снимая, а потом –  лихорадочно скидывая с неё одежду, с наслаждением изучал её губы и тело, и она, не спрашивая, стала помогать ему – раздеваться…

 Татьяна пыталась представить себя опытной женщиной, потому что она, как ему показалось, боялась разочаровать его. Настояла на приглушённом свете в спальне… И ещё! Когда он возвратился из душа, она аккуратно расстелила на простыни принесённое с собой полотенце. Но её реакция на его действия была прямо противоположной! Когда Дмитрий позволил себе некоторые, довольно привычные для его прошлых женщин, вольности, Татьяна напряглась. Она знала только те приёмы любви, которые доставляли удовольствие мужчине. Ей самой, очевидно, были неведомы тонкости телесного наслаждения. По мнению Дмитрия, Тане доставались от мужа лишь крохи.

Дмитрий был поражен её телом, как ему показалось, – идеальным. Все движения Тани были грациозными — настоящая лань! Он не мог умерить свой пыл, утолить свою жажду и снова и снова припадал к источнику наслаждения. И когда Таня, наконец, издала глухой стон удовлетворения, мужчина почти без сил откинулся на подушки.

…Её взгляд был с поволокой – отрешённый. Она лежала на спине, почти не шевелясь. Одеяло лишь частично прикрывало её тело. Длинные стройные ноги с узкими ступнями продолжали притягивать взор мужчины. Дмитрий, согнув в колене одну из ног, поцеловал её:

— Тебе когда-нибудь кто-нибудь говорил, что ты – восхитительная женщина?.. Твоя фигура!.. И твои ноги!.. Боже мой, какие у тебя ноги!..

Смех Тани зазвенел в ночи. Её взгляд ясно показал ему, что она польщена:

— Всем нравятся мои ноги… И мой муж тоже – в восторге от них! Он мне всегда говорит: «Это твои ноги заставили меня остановиться у балетного класса и взглянуть на тебя. Если б не они, я бы прошёл мимо!»

Последняя фраза была произнесена ею с какой-то привычной гордостью, но её взгляд потускнел…

 И Дмитрию почему-то захотелось выйти из номера и покурить.

 

Прочитано 839 раз

Другие материалы в этой категории: « Зорька златокудрая А иначе бы он замерз… »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru