Среда, 14 марта 2018 12:35

КРЕЩЕНИЕ

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

     Немцы ушли.

     Пробуждалась первая послевоенная весна.  Наклонив голову навстречу зябкому ранневесеннему ветру,  по степной просёлочной дороге шла женщина. В руках у неё был, завёрнутый в одеяло, худенький,  почти двухлетний ребёнок.  Ноги вдавливали в землю только что проклюнувшиеся зелёные иголки. Земля была холодная и сырая, так что  присесть  или положить ребёнка на землю было невозможно.  Женщина устала, но упрямо шла к намеченной цели, - в ближайшую Церковь, находящуюся более чем в 10 километрах от их заброшенного Богом в донецкой степи хуторка.

     Исхудавший ребёнок не ел, не пил и даже не плакал.   Не понять было, чем душа теплилась. Оставалась последняя надежда - на  крещение. Может крещёную малютку Бог спасёт. Или примет…

  Сейчас можно крестить ребёнка и без крёстного отца. А тогда батюшка сказал, что без крёстного - нельзя.  Мужчин  не было.  От усталости и бессилия, женщина опустилась на небольшой чуть подсохший пригорок  у церковной ограды, чтобы дать отдых утомлённым  ногам. Солёные слёзы скатывались в уголочки рта, будто напоминая о том, что жизнь – вовсе не мёд.  Сколько времени она так просидела, но Бог послал мужчину. Это был военный, после госпиталя догонявший свою часть. Он был православный, армянин  и с пониманием отнёсся к просьбе. После обряда крещения  крёстные вместе понесли  ребёнка  домой. Как  оказалась, эта молодая женщина - не мать  крещёной девочки, а тётка. Мать же – ждала их дома, она была учительницей и за участие в обряде крещения могла поплатиться работой.  Женщины быстренько выставили на стол всё, что было, чтобы накормить солдата. Они сидели за столом, когда, вдруг, услышали невнятный лепет. Втроём бросились к детской кроватке: щёчки девочки порозовели, она тянула руки, улыбалась, и что-то пыталась сказать.  Впервые за долгое время  поела, и с этого дня  пошла на поправку.

     А её крёстный отец пошёл дальше, очищать землю от коричневой нечисти. Он не подал весточки о себе, хотя обещал.  Интересно – вернулся ли он живым с войны и жив ли сейчас? Ведь столько времени и воды утекло.

      А может быть обратиться в передачу «Жди меня» и поискать его,  моего крёстного отца?

     Не раз испытывала моя семья силу Божьего Храма.

     Мой  организм с двух месяцев находившийся в условиях войны и ослабленный ею, нередко давал сбой, так что даже не очень серьёзные детские болезни становились подчас почти неразрешимой  проблемой. По-моему, все дети, пережившие ужасы войны, имеют право на статус Участника Великой Отечественной, потому что они участвовали в этих страшных событиях.

          Однажды в канун Пасхи обыкновенный паротит, что в народе называют свинкой, свалил меня с ног.  Соседки, зная, что  болею, приходили  проведать и на гостинец приносили крашеные яйца. Я не очень знала церковные праздники. Но Пасха – это был праздник моих глаз и души, он припадал на день моего рождения. Я любила  этот праздник праздников, любила крашенки. Может  быть,  с тех самых  пор -  так  люблю разноцветье.  Яркие, разноцветные яйца  лежали у моей кровати, поддерживая праздничное настроение. Но  «свинка» жёсткими копытами так придавила,  что я стала задыхаться.  Начался бред, -  казалось, что на меня положили гору крашеных яиц, их столько, что уже нечем  дышать.   Я металась по кровати и просила убрать их, пока не потеряла сознание.

     Было светлое солнечное пасхальное утро. Мимо нашего дома верующие шли с Церкви.  Испугавшись, что я умру, мой неверующий в Бога отец выбежал на дорогу и попросил  у прохожих   свячёного. С трудом затолкнули мне в рот кусочек  пасхального кулича. Я проглотила и…  пришла в себя, задышала. Так  с божьей помощью я осталась жить. Конечно, моему излечению нашли научное обоснование – кулич прорвал нарыв,   и я выросла атеисткой, как и мои родители.

     А жизнь продолжалась. Я вышла замуж, родились дети. И когда вновь оказалась на грани между жизнью и смертью, пережила клиническую смерть и уже там поговорила с Богом, мои взрослые уже дочери, не сговариваясь, каждая сама по себе, приобрели,  освятили  в божьем Храме по крестику и привезли мне в больницу.  С тех пор эти кресты  всегда со мной. А я, как только пришла в себя, попросила принести тетрадь, ручку и написала стихи, сразу, безо всяких правок. И позже, когда рука дёргалась поправить, одёргивала себя, и оставила в первоначальном виде:

 ВСТРЕЧА НА КРАЮ

Аж свист в ушах,  лечу своей дорогой,

Бросая жизнь случайностям под ноги.

И, вдруг, остановилась на краю.

С вопросом впереди Учитель строгий:

- Как прожила? Достойно ли? Убого? –

А я в недоумении стою.

            Не ведала о том я, что крадётся

           Смерть по пятам и надо мной смеётся.

           Во сне летала,  думала - расту.

           Но подытожить, видимо, придётся.

           Сурово смотрит Он, не улыбнётся:

           - Кого крылом скосила на лету?

 Поведать надо жизнь, лгать нету прока:

- Не думая, что уходить до срока,

Жила-была, не причиняла зла.

Возможно, поцарапала немного

Кого-то, но жила довольно строго.

Других ценила. Счастлива была.

            Задумался и задержал у края,

           Не голосом – глазами вопрошая:

           - Ответь, но только искренне, прошу.

           Коль погожу – как будешь жить? – Не знаю.

           Бесцельно над  степями полетаю,

           Наверно. И, возможно, нагрешу.

 Паду на землю, вжавшись каждой клеткой

В траву, в цветок, в листок зелёной ветки,

Урча, как кошка, вылижу детей,

И сердцем высеку на ком-то метку:

«Я здесь была!» И комплиментов сетку

Сплету я для любимых мной людей.

            Прошу, у края задержи немного.

           Будь милосерден, не гляди так строго,

           И мне покуролесить разреши.

           И, дав отсрочку, сделав край пологим,

           Отверз меня и современным слогом

           Ответил он: «Ну, что ж? Добро. Греши».

Не знаю – правильно ли, но я решила, что Господь даровал мне вторую жизнь для того, чтобы писать.

     Позже, будучи  взрослыми, но в более раннем возрасте, чем Иисус,  дочери  приняли крещение. А я, прожив не одно десятилетие с мужем в законном браке, вдруг задумалась, что мы не венчаны, и потому - дети наши рождены во грехе.  В  моей душе затеплился  свет: потихоньку поднималось и разгоняло мглу солнце  мечты, - что Бог освятит наш брак и снимет  греховность  рождения с наших девочек.

     Я верю, что так оно и будет, потому что спасение Храмом - в традиции моей семьи.

 

 

Прочитано 290 раз
Другие материалы в этой категории: « МОЛИТВЫ МОЕГО СЕРДЦА Бастард »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru