Понедельник, 29 мая 2017 21:47

ПсевдоСОВЕСТЬ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)



Дата написания: 2010 год.

 

ПсевдоСОВЕСТЬ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

 

Автор: Светлана Тишкина

 

ОТ АВТОРА: НЕУЖЕЛИ, НЕ КО ВРЕМЕНИ «СОВЕСТЬ НАШЕГО ВРЕМЕНИ»?

 

Действующие лица:

  1. Женщина – домработница Анна;
  2. Адвокат А. Д. Выкат;
  3. Дочь Настя с младенцем;
  4. Батюшка;
  5. Совесть;
  6. Псевдосовесть;
  7. Шофёр – Иван Петрович;
  8. Георгий – бывший работник завода;
  9. Франк – служащий банка;
  10. Ева – вульгарная девица;
  11. Марго – вульгарная девица;
  12. Венера – жена Франка;
  13. Клавдия Петровна – клиент адвоката;
  14. Зять.

 

             

Сцена 1

 

Действующие лица:

  1. Адвокат А. Д. Выкат;
  2. Женщина – домработница Анна;
  3. Шофёр – Иван Петрович;
  4. Две девицы – Ева и Марго.

 

              Двухэтажный современный особняк. Посреди зала стоит ведро со шваброй.

Женщина лет сорока пяти в фартуке, поливает цветы и протирает пыль. Поёт.

 

Земляница

1

За деревней, за речкой

Есть полянка сердечком,

Травы в пояс густые

Прячут листья резные.

Пр.

А у самой земли – ниц

Спелая земляница,

Ягода земляница

Ото всех хоронится.

2

Для кого наливалась

Краснощёкая сладость?

Чьё наполнишь лукошко,

Подсластишь чью дорожку?

Пр.

А у самой земли – ниц

Сочная земляница,

Ждёт-пождёт земляница

Кто ей ниц поклонится.

3

Поспешу я за речку,

На полянку сердечком.

Милый сплёл мне лукошко,

Целовал на дорожку.

Пр.

Поклонюсь я земле – ниц,

Ягоде землянице:

«Дай влюблённой девице

Твоих вкусных гостинцев».

 

             Она не заметила, как вернулся с работы хозяин особняка А. Д. Выкат. Он, смеясь в кулак, дослушивает песню. А дослушав, не без сарказма шутит:

 

А.Д. Выкат:

– Вот уж точно небылица,

Сорок пять, а всё девица!

Если дальше так пойдёт,

Старой девой и помрёт.

 

                Женщина вздрагивает от неожиданности. Невысокий адвокат смеётся. Смакуя, повторяет собственную остроту.

 

Женщина: 

– Ох, простите, увлеклась!

А какой, скажите, час?

Пол помыть я не успела,

И ещё четыре дела…

 

А.Д. Выкат:

Не трещи, я на обед.

Приготовь-ка мне омлет!

Да по-царски! Как умеешь.

А полы помыть успеешь,

Не приеду допоздна,

Есть «клубничка» там одна… (многозначительно)

 

Женщина:

Как всегда, вас дожидаться?..

 

А.Д. Выкат:

Да, конечно. Может статься

Пригодишься в чём-то мне.

Мы потом приедем с ней.

 

Женщина:

Хорошо, дождусь, хозяин,

Всем, чем можно, помогу…

А зарплату дать нельзя ли?

Я ж без денег не могу!

 

А.Д. Выкат:

Деньги портят человека!

И зачем тебе они?

В этом доме нет лишь снега,

Ешь да пей, гуляй все дни!

 

Женщина:

Это так, но дети дома,

И за них душа болит.

Не минуешь гастронома,

Чтоб хоть чем-то накормить.

 

А.Д. Выкат:

Так они уже большие!

Прокормить могли бы мать,

Нет, сидят на этой шее            (бьёт ребром ладони по своей шее)

Дочка с внуком, сын и зять!

 

Женщина:

А квартплата, а услуги?

Грабят все, кому не лень,

У одной моей подруги

Суд квартиру съел взамен…

 

            Женщина опомнилась. Прикрыла рот ладонью.

 

А.Д. Выкат:

Без мозгов совсем, смотрю я?!

Думай, что кому несёшь!

Власть и суд наш критикуя,

Ты ещё зарплаты ждёшь!?

 

Женщина:

Ох, простите, ради Бога!

Всё, молчу, молчу, молчу!

Чтобы не было такого,        (заискивающе улыбаясь)

Можно часть хоть получу?

                                            

              Адвокат достаёт из кармана брюк мятую денежную купюру и небрежно бросает на диван.

    

А.Д. Выкат: (раздражённо)

Что разнылася, старуха!

Как тебя ещё терплю?

Ты хоть знатная стряпуха,

Я молоденьких люблю…

Вот уволю, будешь знать,

Пасть на власть как разевать!

 

              Женщина (расстроенная), адвокат (довольный) расходятся в разные стороны. Затем хозяин возвращается, ложится на диван,  

достает мобильник. Слышится телефонный разговор с банкиром*.

Через время женщина привозит уставленный едой и питьём сервировочный столик. Подкатывает вплотную к дивану. Она слышит разговор, но старается делать вид, что её это не касается.

Слышны только слова адвоката. Об ответах банкира можно только догадываться.

*

А.Д. Выкат:

Франк, дружище! Как дела?

Всё банкуешь, за оклад?

Да шучу я, не серчай.

Завтра в девять жди на чай.

Мы с тобой ещё споём!..

Приготовь там весь объём.

Мне ваш кризис до ежа!

Не зарежет без ножа.

У меня свои резоны –

Свой закон для ВИП-персоны.

И проценты скинешь тоже!

Для меня они негожи.

Я завод хочу купить,

А не куст в лесу срубить!

Деньги? Тоже мне проблема!

Для тебя это дилемма.

Я ж не просто адвокат,

Я ещё и депутат.

Так что всё пройдёт в ажуре

На народном «Абажуре».

А банкротили зачем?

Сам я автор этих схем!

Я на этом и поднялся…

Что-то я разволновался.

 

Всё, до встречи. Жрать хочу!..

Жизни я тебя учу!!!

 

Слушайся советов старших,

И богатым станешь раньше!

Совесть? с теми, кто ей платит:

Так подкинь и ей на платье.

 

            Адвокат бросает мобильник рядом с собой, садится, потягивается и принимается за еду. По всему видно, он доволен положением дел.

                                Поздний вечер. Уставшая женщина сидит за столом и борется со сном. Смотрит на настенные часы: они показывают одиннадцать часов ночи (23-00). Комнату освещают фары въехавшей во двор машины. Женщина идёт открывать дверь. Заходят две вульгарно одетые девицы, а за ними… водитель в форменной фуражке почти вносит пьяного адвоката. Они валят бесформенный «куль» на мягкий диван. Девицы танцуют перед шефом. Тот протягивает к ним руки, но это всё, на что он способен. Шофёр смотрит на это безобразие, плюёт в их сторону и отворачивается. Обращается к женщине.

 

Шофёр:

Всё, своё я отгорбатил.

Сколько времени потратил!

Ненормированный день

Тень наводит на плетень:

Всюду чудится жене

Мой роман на стороне.

Завтра что у нас, суббота?

Буду я искать работу.

Жаль мне, Аннушка, тебя!..

Пожалей и ты себя,

Ноги в руки – и беги!

(Оборачивается)

«Ну а ты, нечистый, сгинь!

 

Женщина

Тише, тише, как услышит –

Мы останемся без крыши!

Вот найдёшь себе работу,

Предъявляй тогда и ноту.

А пока, прости, прощай,

Бедокурить прекращай.

 

                Женщина настойчиво подталкивает водителя к выходу. У самой двери она достает приготовленный заранее свёрток и суёт в руки мужчине.

 

Женщина (полушёпотом)

Слышь, Петрович, на, возьми

Премиальный витамин.

От него жене гостинец…      (Кивает в сторону хозяина)                                                                                                           

Спрячь пока… Вот лихоимец!

 

          Шофер оглядывается, но махнув рукой, спешит удалиться. Женщина идёт поднимать упавшего с дивана адвоката. Тот вовсю храпит лежа на полу. Девицы сидят за столом и спокойно едят виноград. У женщины не сразу получается поднять шефа. Но ей так и не помогают. Уложив его, она снимает с него обувь, носки, брюки, пиджак, галстук. Рубашку решает пока оставить. Вещи уносит, приносит пушистый плед. Им и накрывает храпящего хозяина. Обращается к девицам:

 

Женщина:

Очень даже всё наглядно:

Отработали и ладно.

Ну, езжайте по домам,

До своих родимых мам!

 

Ева:

Ну, какая мать у Евы?

Ева – первая!.. А стерва –

Не прогонишь, не сотрёшь,

Если Франклин не найдёшь.

 

Марго:

И Марго ничуть не хуже,

Дядя Франклин тоже нужен.

Так что ты меня не зли…

Есть ещё тут кобели?

 

Женщина:

Нет здесь больше никого!

Франклин? – фантик… дорогой.

Для таких, как вы работниц,

Такса в день – один червонец!

Надоел мне беспредел,

Каждый вечер тут бордель!

И прошу: меня! – не злите,

Шваброй бью и по элите!

Вызывайте-ка такси –

Здесь терпеть вас – нету сил.

С ним же всё решите завтра.

Будь вы даже Клеопатры,

Вам его не разбудить,

И с оплатой не решить.

 

            Девицы решают не спорить, понимая правду слов женщины. Звонят, вызывают такси:

 

Ева:

Эй, ты там! Давай такси!

Супермаркет… «Нью-Максим».

 

             Встают и уходят не прощаясь. Их изрядно пошатывает от выпитого алкоголя. Всё. На сегодня рабочий день закончен. Анна устало смотрит на часы. Они показывают половину первого ночи.  

Вздохнув, надевает простенький пиджачок, поправляет волосы, берёт сумку и выходит в ночь. По ходу запирает двери, ещё одни двери, ворота. Прячет ключи и идёт тёмным, слабоосвещённым переулком к себе домой. По дороге несколько раз приходится останавливаться, пропуская подгулявшие компании молодёжи. Каждая группа со своими «трансовыми» и «репоидными» мелодиями, со своими «роками» и завываниями. Но, на этот раз, доходит до дома без происшествий. Перекрестившись, заходит в небольшой флигель.

 

Сцена 2.

 

Действующие лица:

  1. Женщина – домработница Анна.
  2. Дочь – Настя с младенцем.

 

 

 

               Ночь. Слышится плач грудного ребёнка. Женщина приподнимает голову. Ей так хочется спать. К ребёнку встает молоденькая мамочка – дочь женщины.

 

Дочь:

Господи! Ну что опять?!

Как же мне тебя унять?

 

           Берёт ребёнка на руки, укачивает. Поет:

 

Мой сыночек дорогой,

Ночью должен быть покой!

А-а, а-а, а-а, а,

Разболелась голова…

От такого капризули

Улетели даже гули…

А-а, а-а, а-а, а,

А-а, а-а, а-а, а.

 

           Ей на помощь приходит мать. Она встает, берёт ребенка, своего внучка, на руки. Дочь обнимает мать, здороваясь.

 

Дочь:

Мама, ты пришла, родная!

Что с ним делать? Я не знаю.

День и ночь вот так кричит,

Были здесь уж и врачи…

 

Женщина:

В этом ты и виновата,

Ситуация чревата.

Нервы нужно убирать.

Он же чувствует, как мать:

Ты спокойна – он спокоен,

Мир был наш вот так устроен…

Ладно, доченька, ложись,

Облегчу обоим жизнь.

 

 

Женщина: (запевает колыбельную)

1

Звёзды светят не напрасно,

В них печали наши гаснут,

Посмотри на млечный путь

Он поможет нам уснуть.

П-в.

А-а-а-а, а-а-а-а –

Спит усталая земля-а!

А-а-а-а, а-а-а-а –

В небе месяц у руля-а.

2

По дороге звёздной, сонной

По сияющей, бездонной

В сказку добрую пойдём,

Сон красивый там найдём.

3

Добрым людям доброй ночи

Святый вечер напророчил!

Слышишь, звёздочка поёт?

Спи же дитятко моё!

 

            Внук засыпает. Женщина кладёт его в кроватку. Ложится спать. С рассветом ребёнок снова просыпается. Дочь встаёт, меняет пелёнки, садится кормить грудью. Малыш замолкает. Женщина встаёт тоже. Ей пора собираться на работу.

 

Женщина:

С добрым утром, дорогие!

Дочь и внучек золотые!

Где же всё-таки мой зять?

Мне хотелось бы понять.

 

Дочь:

С добрым утром!.. Только, мама,

От вопросов я устала. 

Новостей нет никаких…

Хоть бы не было плохих!

Где да как, да с кем – не знаю,

Видишь, как переживаю.

Оттого и сын не спит,

Что душа моя болит…

 

Женщина:

Что тут скажешь? Понимаю…

Не послушались вы мать.

На чужбине, в волчьем крае

Легче лёгкого пропасть.

Гастарбайтеры бесправны,

Тьма их тьмущая кругом,

Деньги – бог и враг коварный,

Жизнь – не стоит ничего.

Знаю, тяжко это слушать,

Жаль, что вырвалось наружу!

Настенька, прости меня,

Разворчалась что-то я…

Ты держись, живи надеждой,

Сыну будь опорой нежной.

Бог даст, выживем втроём.

Хлеба край всегда найдём.

С армии придёт Серёжка,

Станет легче нам немножко.

Всё, Настёна, я ушла,

Жаль, ничем не помогла.

Вот, Балда, чуть не забыла,

Денег я для вас добыла!

Купишь хлеба, молока.

Всё, любимые, пока!

             Целует обоих и уходит.

 

Сцена 3

 

Действующие лица:

  1. Адвокат А. Д. Выкат;
  2. Женщина – домработница Анна.

 

                Адвокат ещё не просыпался. Анна заходит и идёт на кухню. Приносит на подносе чашку кофе и блинчики. Будит хозяина.

 

Женщина:

Эй, хозяин! Ровно восемь.

Завтрак стынет, скушать просит.

Не забыли? Ждёт вас Франк.

К девяти вам ехать в банк.

 

А.Д. Выкат:

Вон пошла! Я спать хочу!..

Я когда вас научу?

Не будите во мне лихо!

По утрам должно быть ти-хо…

 

             Поворачивается на другой бок и спит дальше.

 

Женщина:

Ну, Давыдыч, что вы, право?

Алкоголь для вас – отрава.

Вам бы с этим завязать…

Хошь, ни хошь, пора вставать!

 

А.Д. Выкат:

Ладно, Анна, не бухти!

В банк не мне, тебе идти.

Позвоню, что приболел…

Где коньяк на опохмел?!

 

            Анна приносит рюмку коньяка. Адвокат спускает ноги, садится. Вид его до смешного ужасен. Он держится за больную голову. Дрожащими руками хватает рюмку, выпивает. С трудом поднимается на ноги. Суёт ноги в тапочки, шлёпает в туалет. Анна прибирает за ним постель. Хозяин приходит умытый, в халате.

 

А.Д. Выкат:

Эк вчера я перебрал!

Завязал бы, кабы знал…

 

           Делает глоток кофе.

 

В банк я дам свой «дирижабль»…

Без бумаг – не приезжай!

 

Женщина:

Так Петрович выходной…

 

А.Д. Выкат:

Выходной – за проходной!!!

Вызывай! Не то уволю!

Отдохнёт тогда он вволю.

 

             Женщина больше не спорит. Она звонит шофёру.

 

 

Женщина:

Леночка, а где Петрович?

Очень нужен мне твой родич.

Отменяется суббота!

Да, нашлась уже работа. 

…                                       (Смеётся)

 

                     Анна снимает фартук, подправляет причёску, надевает пиджак, берёт сумочку и идёт на выход.

 

Сцена 4

 

Действующие лица:

  1. Женщина – домработница Анна;
  2. Шофёр – Иван Петрович;
  3. Георгий – бывший рабочий завода.
  4. Отряд спецназа.

 

           Анна выходит из машины. Слышно, как хлопает дверь. Останавливается на первых ступенях зашитого в стекло новомодного банка. Вход пикетируют возмущённые люди, выкрикивая: «Совсем обнаглели!», «Нет на них никакой управы!», «Вот и храните деньги в банках!», «Сволочи!», «Грабители!».

Обернувшийся мужчина узнаёт Анну, подходит к ней.

 

Георгий:

 – Аннушка, да ты ли это?

Тоже жертва их процентов?

Как завод закрыли наш,

В жизни – полный ералаш!

 

Женщина:

Здравствуй, старый друг Георгий!

Заводчан я знаю многих,

Кто серьёзно пострадал.

Вопиющий был финал!

 

Георгий:

Более всего обидно –

Преступленье очевидно!

Кто всех больше воровал,

У руля системы встал.

Судьи тоже не с народом,

А с зарвавшимся уродом.

Ты прости, что о больном…

 

Вот, хотел построить дом,

Да влетел на их афёру.          (Кивает на банк)

Эх, взорвал бы всю их свору!

 

             Анна, подняв руки к щекам, отрицательно качает головой.

 

Женщина: 

Всю систему не взорвёшь,

Невиновных лишь убьёшь. 

 

Георгий:

Ну а ты-то, как и где?

По каким вопросам здесь?

 

Женщина:

Я – простая поломойка

У богатого дельца.

Вот такая перестройка

Поджидала у крыльца.

 

Георгий:

Это ты-то поломойка?

С дважды высшим? Ну, амбец!

Кто считает неустойку

За потерянных овец?    (смеются)

 

Женщина:

В банк иду по порученью.

Всюду этот беспредел…

Не к добру вина броженье,

Грянет новый передел!

 

              Георгий согласно кивает головой.

 

Георгий:

Неужели Бог не видит,

Что творится на Земле?

Мир завшивел, всюду гниды…

Извини за параллель.

 

Женщина:

Ладно, будет извиняться…

Ну а Бога не суди!

Что он видит? Наше пьянство,

Лень, злословье, бандитизм?

Соблюдали б гигиену –

Не завшивела б страна…

 

Георгий:

Кабы не было гангрены!

Козни строит С…

 

           Громкие крики заглушают слова мужчины. Люди бегут врассыпную. Вызванный банком спецназ наводит порядок. Людей разгоняют при помощи дубинок, слезоточивого газа, кто-то бросил дымовую шашку. Георгию заламывают руки и уводят. Анну грубо

толкают, она падает. Ей помогает подняться водитель. Он за руку выводит её из оцепления. Скорее всего, он объяснил, что женщина не с пикетчиками. Дым рассеивается. Вход в банк разблокирован. Порядок восстановлен. Пошли посетители. Заходит в банк и Анна.

Водитель ждёт её у входа, предупреждая всякие неожиданности. Он наклоняется и поднимает оброненную кем-то открытку. Открывает, чтобы понять, что это такое. Это оказалось звуковое многоголосое обращение:

 

Кризис:

 

Амбиции – в сторону!

На всех горя – поровну!

Над ржавою бездною

Покорно-любезные

Парим по инерции

В коварной инфекции.

Враньём заражённые

Молчим удручённые.

Нищаем от кризиса,

Кредитного бизнеса.

Системою банковской

Надуты мы АХовски 

Валютой зелёною,

Для нас – инородною.

Стоят предприятия –

Пришла «демократия»!

Хватает терпения?

Живи в унижении!

А дети – голодные

Чужие и рОдные…

Один путь – на панщину,

Наймитом в кабальщину.

Шевченковским гением

Стенают в забвении

Уроки истории –

Не впрок аллегории…

В защиту Отечества

Восстань человечество!

Зелёные, – в сторону,

Убавьте-ка гонору!

 

               Женщина выходит из здания. Видит, что Петрович в каком-то оцепенении. Берёт из рук у него открытку, машинально вкладывает в папку с бумагами, надеясь разобраться по пути, что это такое. Водитель опомнился, ведёт Анну к машине.

 

Сцена 5

 

Действующие лица:

  1. Адвокат А. Д. Выкат;
  2. Женщина – домработница Анна;
  3. Клавдия Петровна – клиентка адвоката.

 

             Адвокат сидит за письменным столом, закопавшись в бумагах. К нему в кабинет заходит посетительница – чопорная дама средних лет. Он с сожалением отрывается от работы, но тут же натягивает на себя дежурную улыбающуюся маску.

 

А.Д. Выкат

Что же, Клавдия Петровна,

Зная интерес ваш кровный,

Я берусь за это дело,

И, причём, довольно смело

Заявляю: будет ваш

Брато-мужевый гараж.

 

Клавдия Петровна:

Ах, Андрей Давыдыч! Рада,

Что уверены вы в том.

Вы – волшебник! Правда-правда!

Может быть ещё и дом

Нам удастся отсудить

Муж в тюрьме пока сидит?

 

А.Д. Выкат

Ну, у вас и аппетиты!..

Что тут скажешь? Вы – платите.

По деньгам и результат.

Волшебство – не чудо – факт!

Ваш вопрос я изучаю.

Дайте время, полагаю,

Разрешится ваш вопрос…

Брат не выдержит допрос!

Ну да это всё детали!           (Многозначительно)

О которых вы! – не знали.

 

Клавдия Петровна:

Да, так лучше. Всё понятно.

Обещаю быть не жадной.

До свиданья, буду ждать

Справедливого суда.

 

А.Д. Выкат

До свиданья, дорогая,

Не тревожьтесь, дело знаю.

 

              Посетительница уходит. Приезжает Анна. Заходит в кабинет. Отдаёт папку. Теперь в адвокате читается настоящая заинтересованность к делу.

 

Женщина:

Франк сказал, что там всё в сборе.

Сам приедет в гости вскоре.

            

А.Д. Выкат

Молодец! А что так долго?

Весела была дорога?

Впрочем, ладно, не беда,

Если только иногда.

 

Женщина:

Да какое там веселье!

Забастовки не хотели?

Был пикет на входе в банк.

Бледным вышел ко мне Франк.

 

А.Д. Выкат

Вот так новости! Ну что же…

От войны спаси нас, Боже!   (Женщина морщится)

Капитал не любит всплесков –

Потечёт на запад резко.

Чтобы курс стабильным был,

Нужно, чтобы пыл ос-тыл.

Ну, тебе-то всё равно.

Спишь себе спокойным сном.

Ничего не потеряешь,

И хлопот таких не знаешь.

 

Женщина:

Хлопоты всегда одни –

Перелистываем дни.

Ну а кто за что дерётся,

На том свете разберёмся.

 

А.Д. Выкат

Ну, философ… Твою мать!

Меру в сказках нужно знать!

 

             Меняет тон.

 

Ты сегодня мне нужна.

Есть идейка тут одна.

Пригласил друзей на вечер.

Понимаешь, в этом свете

Как «поляну» не накрыть?

В общем, думай, что купить.

Поезжайте в супермаркет.

Мне отчёт дашь об оплате.

Денег только не жалей:

Мясо, рыбу – всё в филе,

Всё по высшему разряду!

Мне для дела – очень надо!

В помощь дочь свою возьми.

Покомандуй там людьми.

 

             Анна тяжело вздыхает. Она так мечтала об отдыхе. Берёт деньги, уходит. Адвокат вновь погружается в чтение бумаг.

 

Сцена 6

 

Действующие лица:

  1. Адвокат А. Д. Выкат;
  2. Женщина – домработница Анна;
  3. Дочь – Настя;
  4. Франк – служащий банка;
  5. Венера – жена Франка;
  6. Две вульгарные девицы – Ева и Марго;
  7. Гости – 2 женщины и 6 мужчин бизнесменов.

 

               Звучит модная танцевальная музыка. Ева и Марго, бойко выплясывают на столе, стоящем по центру зала. Их ловят за пятки два подвыпивших бизнесмена. Ещё одна пара стоит возле фуршетного стола и, обнявшись, выпивают за своё благополучие. За другим столом компания преферансистов расписывает пульку. Среди них одна женщина. Заходит Анна. Приносит новые блюда, рюмки, забирает пустые. Прибыл ещё один мужчина с женой. Встречать его бежит сам адвокат.

 

А.Д. Выкат:

Франк, Венера! Рад вам очень!

Припозднились? – не беда.

Наш союз делами прочен:

Я – закон, ты – капитал.

Ну а выпить, закусить…

Тему запросто развить.

 

Венера:

Я люблю бывать у вас,

Кормят лучше, чем в «Старплаз».

 

Франк:

Вот ещё б тебе жениться,

Так сказать, остепениться.

Для доверия полезно

И для дела, если честно.

 

А.Д. Выкат:

Я уж думал, и не раз:

Где найти такой алмаз,

Чтоб при бабках и с умом,

При фигуре и с лицом?..

 

Франк:

Размечтался ты, однако,

Не дождаться так и брака.

Деньги вычеркни из списка

И женись, хоть на артистке.

С ней умножишь капитал.

Сам решай, совет я дал.

 

До того, как выпивать,

Дело б нужно порешать.

 

А.Д. Выкат:

Так пойдёмте в кабинет.     

Просмотрел я весь пакет.

Договор составлен ловко,

Есть и «вилка» и «страховка»,

Справедливо по долям,

По процентам, векселям.

Остаётся подписать

Да по правилам играть.

 

             Уводит пару в кабинет. Через какое-то время со стороны кабинета вдруг слышится музыкальный привет от пикетчиков. Все в зале оборачиваются, не понимая, откуда это. Из кабинета, как ошпаренный вылетает адвокат, следом выходит банкир.

 

А.Д. Выкат:

Анна! Это что такое?!

Что за мерзость, паранойя?

Кто свинью мне подложил?

Кто войну здесь объявил?

 

Женщина:

Я… не знаю… Вспоминаю…

Лист какой-то был в руках,

Положила не читая.

Ох, нагнали же вы страх!

 

Франк:

Это утра отголоски.

Запоздал твой гневный крик.

У ментов, на нарах жёстких

Отдыхают бунтари.

 

А.Д. Выкат:

Неприятно, очень даже,

Что скрепили договор

Под дурацкий гомон вражий.

Дрожь в коленках… до сих пор.

 

Франк:

Успокойся, всё в порядке,

Ну, подумаешь – фольклор.

Ты скажи на этой грядке

Есть солёный помидор?

Всё, пора ослабить вожжи,

Я с утра ещё не ел.

Где тут водки выпить можно?

Отдохнуть пора от дел.

 

А.Д. Выкат:

Да, пошёл я за Венерой,

Столик нам уже накрыт.

Успокоим водкой нервы,

Потеряем всякий стыд!  (смеётся)

 

Анна, ты держись подальше,

На тебя я слишком зол.

Дочь пусть тряпочкою машет,

Подаёт еду на стол.

 

           Анна пугается услышанного. Она понимает, почему хозяин уже второй раз за сегодня вспоминает её дочь. Уходит. Адвокат приводит Венеру. Садятся за столик. На заднем плане люди развлекаются вовсю. Андрей Давыдыч с удовольствием наблюдает за резвящимися девицами. Приходит в зал Настя. Она старается не попадаться на глаза адвокату, обходя столик разными путями, какое-то время это ей удаётся, но адвокат, опьянев, идёт к девицам танцевать и в это время увидел Настю с горой грязной посуды на подносе.

 

А.Д. Выкат:

Оп-паньки, какая встреча!

Вид твой, Настя, безупречен.

Относи и приходи,

Есть вопрос к тебе один.

 

            Настя спешит уйти. За этим разговором наблюдает мать у входа в зал. Она предчувствует развитие событий. Несмотря на сильную усталость, она полна решимости предотвратить домогания бессовестного адвоката к дочери. Настя подходит к матери. Отдаёт ей поднос с посудой.

 

Дочь:

Кажется, всё так и есть.

Звал к столу. Какая честь! (Кривляется)

Делать нечего. Пойду я.

Не волнуйся так, мамуля.

Как бы ни был лис хитёр –

Обломается старпёр!

 

Женщина:

Дело не в тебе, а в нём.

На его гроши живём.

Заработанные, да,

Но без них – совсем беда.

У него чуть что: – «Уволю»!

И гуляй, как ветер в поле.

Так что ты там аккуратно,

Если даже неприятно.

Опьянел бы он быстрее,

Чтоб не помнил о постели.

Как увидишь, что поплыл,

Уходи домой с малым.

Я тогда сама управлюсь.

Очень рада, что не нравлюсь.

 

Дочь:

Мама, всё я поняла:

В общем, обману козла.

 

              Дочь уходит, женщина идёт на кухню мыть посуду. Настя подходит к адвокату. Он показывает на место рядом с собой.

 

 А.Д. Выкат:

Ну-ка фартучек сними,

За одним столом сидим. 

 

              Настя выполняет просьбу.

 

Вот смотрите: всё при ней.

Если б не было детей…

В жёны – точно не годится,

А вот мыть полы, хоть принцу.

 

                Фраза брошена для Франка.

                Поясняет Насте:

 

Мать твою хочу прогнать,            

А тебя работать взять.

Пусть сидит бабуля с внуком,

Воспитает – по науке.

Дам зарплаты вдвое больше,

Лишь за то, что вдвое тоньше.

Так что ты подумай, крошка,

Посиди средь НАС немножко.

 

               Адвокат разливает сам, Насте наливает полнёхонькую рюмку.

 

За красивых, умных дам!

А ни тех, что пляшут там…  (Кивает в сторону Евы и Марго)

Настенька, давай до дна!

Будет жизнь тогда полна.   

 

              Он заставляет Настю выпить. От входа мать наблюдает за происходящим.

 

Женщина:

Как же быть? Нельзя ей пить.

Ей дитё пора кормить.

Помоги же, Боже правый!

Этой избежать отравы.

 

Дочь:

Мне пора дитё кормить,

Слышит сердце, что кричит.

Отлучусь минут на десять,

Вы отпустите, надеюсь.

 

А.Д. Выкат:

Поцелуешь – отпущу,

А не то я загрущу.

И скажи там маме Анне,

Что останешься здесь с нами.

Пусть домой несёт ребёнка.

Кухня вся уже в пелёнках.

 

             Он наклоняется к Насте, пытаясь поцеловать, вскользь это у него получается. Рука продолжает блуждать по плечам, по груди. Насте больно. Она вырывается из его цепких объятий, с мольбой глядя на адвоката, удаляется. Он махнул рукой и показал на часы, мол, время пошло. В это время Франк разливает водку по рюмкам. Они выпивают. Мать встречает дочь.

 

Женщина:

Всё, домой! Пришла пора,

Это вовсе не игра.

Насмотрелась я на ад.

Каждый вечер тут разврат.

Я тебя не дам в обиду!

Успокою эту гниду.

 

Дочь:

Мама, ты не понимаешь.

Ты сама с огнём играешь!

Выгнал он тебя с работы,

Мы с тобою – идиоты!

Он меня к себе берёт,

Вдвое больше мне даёт.

За какие буги-вуги?

За постельные услуги?!

Денег мне таких не надо,

Вот и вся за труд награда!

Так что собирайся, мама,

А не то тут будет драма.

 

Женщина:

Выгнал всё-таки с работы?!

Неверны его расчёты.

Под собой срубил он сук!

От паденья будет стук.

Всё, уходим, пусть посуду

Сам и моет, я – не буду.

Мстить не стоит, сам поймёт,

Что под ним сплошной помёт.

 

           Анна с дочерью уходят.

 

Сцена 7

 

Действующие лица:

  1. Женщина – домработница Анна;
  2. Батюшка;
  3. Несколько прихожан церкви.

 

                 Анна ищет работу. С погодой не повезло – идёт сильный дождь, но она, не обращая на него внимания, стоит около здания офиса, из которого только что вышла. Поёт.

 

Надрыв

1

Стою под проливным дождем...

Холодный ветер обжигает,

Но я не прячусь под зонтом –

Стихия боль мою снимает!

 2

Не опущусь до жалоб я,

Приму, что выпало судьбою,

Боль сердца, волею обняв,

Не поделюсь своей бедою!

3

Не время слабость проявлять,

Минута обернется годом,

Слезам, коль буду потакать...

Пока живём – хранимы Богом!

4

Промозглый ветер мир сковал,

Пробрался в душу леденея...

Так пусть же новый, сильный шквал

Прорвёт броню оцепененья!

 

             Она заходит в следующий офис и снова выходит ни с чем.

 

Женщина:

Сговорились все как будто:

Сокращенья, кризис, страх.

Возраст мне мешает люто,

Сорок пять – уже в летах.

Никому никто не нужен…

Что ж, пойду в «купи-продай».

Пласт промышленный разрушен,

Ждём, что сделает Китай.

 

Как бы ни было противно,

Без работы мне – никак.

Униженье – не обидно,

Если так попал впросак.

Ради дочки, ради внука

Всё сумею, всё смогу.

Раз не помогла наука,

Дай-ка в церковь я зайду!

 

               Женщина сняла с шеи промокшую косынку, надела на голову и заходит в церковь. Слышится негромкая молитва, исполняемая церковным хором. Женщина подходит к изображению распятого Христа.

 

Женщина: (песня)

 

О, Господи! Дай силы промолчать,

Когда слова все – только бесполезность.

Сомкни уста в безмолвную печать –

В духовную не дай скатиться бедность.

 

Не дай войти во зло кричащий свод,

Каким бы ангельским он не был с виду.

От пустословия храни, Господь!

От высказанной лести, лжи, обиды…

 

Не дай вовлечься нам в пустой скандал,

Оклеветать друзей случайной сплетней.

В молчании быстрей спадет накал

Страстей и драк, ворчливости столетней.

 

Но, Господи! Дай силы не смолчать,

Когда слова несут святую правду!

Сорви же с уст трусливую печать –

Дай быть услышанным людьми в награду!

 

Дай вовремя найти слова любви,

Приободрить, отведавшего горя,

Предупредить, душой не покривив,

Упавшего поднять, молитву вторя.

 

Пусть в каждом слове, вырвавшемся в свет,

Живет добро распахнутой душою!

Твоей заботой грешный мир согрет

В надежде нас возвысить красотою.

 

            Она продолжает стоять там же, но, вспомнив о своих проблемах, разрыдалась. Сквозь всхлипы слышны её слова:

 

Женщина:

О, Господи! Спаси и сохрани!

И совесть продаётся в наши дни!

Мы бедные, но Богу не враги.

И бедным тоже выжить помоги!

 

              К ней подходит батюшка. Он видит в каком состоянии пришедшая женщина: промокшая, продрогшая. Он ведёт её к лавочке у стены, усаживает. Уходит и тут же возвращается со своим чёрным пальто, накидывает его на плечи женщины.

 

Батюшка:

Не побрезгуйте, наденьте.

Тело бренное согрейте.

Душу вот согреть сложнее,

А проблемы, видно, с нею.

 

Женщина:

Душу лечат добрым словом!

Вам спасибо за заботу.

Вот, пришла просить у Бога

Помощи – найти работу.

 

Батюшка:

С этим многие приходят,

Безработица повсюду.

Не стояли бы заводы,

Было б легче выжить люду.

 

Слышал я, как вы сказали,

Что нет совести над нами…

Разобрались вы едва ли

В этой судьбоносной драме.

 

Женщина:

Вывод сделан – априори,

Совесть – Божий инструмент!

Атрофировалась, что ли,

Как ненужный рудимент?

 

Батюшка:

Что же всё-таки случилось?

От чего надрыв душевный?

 

Женщина:

Оттого, что Божья милость

Миновала нас, наверно.

 

               Батюшка хмурится и качает головой. Но слушает дальше, не перебивая.

 

Чтоб спасти родную дочь,

Я ушла с работы прочь.

Ну а дочь с грудным ребёнком,

Крошечным совсем, в пелёнках.

Сына в армию забрали,

Но помочь бы смог едва ли.

Зять – пропал, а я – вдова.

Вот и кругом голова.

Помощи ищу повсюду,

Но поможет разве чудо!

 

Батюшка:

Больно слышать, плохо дело.

Жизнь учила полной мерой.

Но одно скажу я смело:

С теми Бог, кто с Ним, кто с Верой.

Если веришь – будет чудо

То, которого ты ждёшь.

Бог во всём, Он с нами всюду,

Даже в этот слёзный дождь.

Ты иди домой, голуба,

За тебя я помолюсь.

Не снимай пальто покуда,

Без него я обойдусь.

 

            Анна благодарно кланяется. Батюшка благословляет её. Она целует крест и уходит, запахнув не по росту и не по размеру шитое, да ещё и мужское пальто.

 

Сцена 8

 

Действующие лица:

  1. Адвокат – А. Д. Выкат;
  2. Ева;
  3. Шофёр – Иван Петрович.

 

            Адвокат сидит у себя в кабинете. Заглядывает, а затем и заходит Ева.

 

Ева:

Ну! Папусик! Дай мне денег! (Адвокат молчит)

 

Там объедки взялись цвелью.

Просто жуть – не продохнуть!

Нанял бы кого-нибудь…

 

А.Д. Выкат:

А тебя зачем держу я?

Ты ж не ценная статУя!

И придёшь ещё с таким,

Стану папиком плохим!

Иди мой, давай без драк!

 

Выгнал Анну, вот дурак!..

 

             Ева уходит.

 

А.Д. Выкат: (рассуждает)

С дочкой Анны был прокол.

Кой чего я не учёл.

Анне верил на все сто.

Без неё и дом пустой.

Как довериться чужому?

Или пить одно боржоми?

Надо б как-то разрулить

Затянувшийся конфликт.

 

               Звонит телефон. Берет трубку.

 

А.Д. Выкат:

Да, Андрей Давыдыч Выкат.

Да, известный адвокат.

Нет, не врёт в инете ссылка,

Окружной я депутат.

Не себе, а для народа!

Для его рабочих мест.

Подниму с руин банкрота,

«Абажур» ваш ждёт прогресс!

Проплачу тиви рекламу,

В моду он опять войдёт.

Ноу хау есть, программа.

Будет лучшим через год!

Коллективу? Не под силу.

Да, хозяин нужен. Я!

Вот как? Поздно. Половину

Отдала его семья.

У меня пакет контрольный!

В полцены ещё возьму.

Добрый я, все мной довольны… (кладёт трубку)

Сам не знаю почему.

 

               Тут же перезванивает Франку.

 

А.Д. Выкат:

Франк? Пошла волна! В натуре!

Заглотил наживку люд.

Блеф прошёл, дешевле будет.

Задарма всё принесут.

Сколько-сколько? Просто праздник!

Всё срастается тип-топ.

Компаньон аля напарник,

Знаю, верю – будет толк!

А зачем нам производство?

Ты смеёшься надо мной?

Им же сдам в аренду просто.

И ещё куплю другой.

А налоги, сбыт, зарплата,

Штрафы – головная боль!

Недосыпы, взятки, траты?

Нет, от этого уволь.

Рад, что понял! Да, я умный.

Планы строить – не впервой.

Резонансом бахнет шумно,

Да окупится с лихвой!

 

              Конец разговора.

              Адвокат радуется, как ребёнок. Встал из-за стола и сплясал Комаринского. Подошёл к зеркалу, смешно покривлялся, начал надевать на себя разные личины: от нищего попрошайки до надменного диктатора.

 

А.Д. Выкат:

Рано, рано!.. Будь скромнее (подмигивает себе)

Будет город мой! Я верю.

 

             Он выходит в соседний с его кабинетом зал. Настроение его сразу портится от вида беспорядка. После вечеринки его так никто и не убрал. Зато Ева лежит на диване, задрав ноги, слушает музыку и лузгает семечки, сплёвывая прямо на пол. При этом ещё умудряется делать какие-то движения в такт музыки, смешно дёргаясь. Адвокат приходит от этого в ярость. Он просто выкидывает наглую девицу на улицу. Вслед ей летят её личные вещи. Хватается за телефон. Звонит.

 

А.Д. Выкат:

Ты, Петрович? Да, зайди.  (Заходит шофёр).

На счёт Анны убедил.

Поезжай-ка ты за ней.

Привези её скорей.

Ей скажи, что за зарплатой

И свезёшь потом обратно.

С ней я сам поговорю.

Может быть, уговорю…

Что стоишь? Бегом в машину!

Не тяни мне тут резину.

 

            Петрович уходит, раздражённо махнув рукой, адвокат уходит к себе в кабинет.

 

Сцена 9

 

Действующие лица:

  1. Женщина – домработница Анна;
  2. Дочь Настя;
  3. Совесть – женщина в белых одеждах;
  4. Шофёр – Иван Петрович.

 

                                               СОН

      Ночь. Женщина в ситцевой ночной рубашке идёт вдоль кирпичной стены. Ей очень страшно. Она убегает от преследующих её огней. Огни повсюду, но от них не становится светлее. Они окружают и постепенно приближаются к Анне. Вдруг женщина обнаруживает хлипкую лестницу, ведущую куда-то наверх. Надеясь на спасение, поднимается по ней. Но на самом верху её хватают чьи-то руки, какие-то тёмные силуэты, и, скрутив, держат над пропастью. Огни внизу, они ждут падения. Если её сбросят, то она упадёт прямо на них. Но тут в небе одна из звёзд становится всё ярче и ярче. Она разгорается до такой степени, что освещает тёмные силуэты, которые держат женщину. Они корчатся от её света, как от нестерпимой боли. Ставят женщину на ноги и, извиваясь, пригибаются всё ниже и ниже, пока не исчезают совсем. Руки женщины остаются связанными, но ей уже не так страшно. Подняв голову, она во все глаза смотрит на спасшую её звезду. Лестница вместе с женщиной опускается на землю. Огней там уже нет. Исчезает и кирпичная стена. Анна дома. Вот же её дочь и внук. Они спокойно спят. Но свет не пропадает. Он высвечивает женщину в белых развевающихся одеждах. Анна пугается, но, вспомнив, что этот свет её спас, успокаивается и спрашивает незнакомку:

 

Женщина:

Кто ты? Сплю я иль не сплю?..

 

            Женщина в белых одеждах не отвечает. Она подходит к Анне, выпутывает её из верёвок лестницы, развязывает руки. Верёвка воспламеняется в её руках, она отбрасывает её подальше на пол. Пламя постепенно тухнет. Незнакомка, гладя по голове, укладывает Анну спать. Анна засыпает. Гостья исчезает.

             Рассвет. Как всегда, малыш, заплакав, будит всех. Настя идёт к нему. Перепелёнывает и садится кормить крикуна. Он сразу замолкает. Анна с удивлением смотрит на свои руки. На них красные и тёмные следы от верёвок. Она понимает, что это был не просто сон. Мать решается рассказать об этом дочери.

 

Женщина:

Настя, выслушай меня.

Заболела, может, я?

Видела кошмарный сон…

Не пойму, что значит он.

                                 

Сон (песня)

Смеялась Тьма, заглядывая в душу,

Во сне сковала безотчетным страхом.

Я понимала, что постыдно трушу –

Вся жизнь грозила обернуться крахом.

 

Прервался сон счастливым пробужденьем,

Душа, дрожа, глотнула радость Света…

Страх отпускал, не сразу, тряс сомненьем:

Могла ведь не увидеть я рассвета.

 

Драматизировать кошмар не буду.

Забыть? Не даст униженная гордость.

Кто разбудил меня?.. Подобно чуду,

Вдруг, избежала я паденья в пропасть.

 

Дочь:

Господи, спаси! Помилуй!

 

Женщина:

От верёвки след горелый!..   (удивлённо восклицает)

              Говорит севшим голосом, рассматривая след на полу.

Да!.. понять нам не под силу,

Кто был в чёрном, а кто в белом.  

               После паузы.

Раз спасли, то будем жить!

До сих пор трясёт немножко…

Ну да некогда тужить,

Я пошла сажать картошку.

 

               Женщина одевается, берёт лопату, ведро с проросшей картошкой и выходит из дома в огород. Через время к ней приходит и дочь с коляской. Помогает. Анна разгибается, потирая заболевшую поясницу и, вдруг видит, что за ней наблюдает та женщина в белом из сна. Она довольно пристально смотрит, строго, что-то ей не нравится. Анна пугается. Она толкает дочь, показывая рукой в сторону видения, но дочь ничего не видит.

 

Женщина:

Вон та женщина из сна,

Возле яблони она.

 

Дочь:

Мама, нет там никого!

Ты у нас тут… ни того?..

Может, правда, заболела?

Яблонька там в цвете белом.

 

             Но мать уже не слушает дочь. Она вглядывается в лик женщины.  

 

Женщина: (тихо, сама себе)

С чем пришла? С добром. Со злом?

Страх я чувствую нутром

И за внука и за дочь,

Если что, то как помочь?

Господи! Спаси же нас!

Кто она? Спрошу сейчас…

                  (Громко, почти кричит)

Отзовись же, гостья в белом!

Кто ты? К нам какое дело?

 

Совесть:

Совесть я. Меня хотела

Видеть ты? Я – только «за».

Рассуждала очень смело,

Так не прячь свои глаза.

 

Женщина:

Совесть?! Боже! Вот и чудо!..

Отзывалась о ней грубо…

Знать обиделась… Что делать?

Будь что будет… Буду смелой!

 

(к совести)

Прятать я глаза не стану!

Вылью всё, что наболело!

Твой приход, как соль на рану.

А к тебе такое дело:

 

         Женщина преображается в лице, гордо распрямляется, срывает косынку с головы, на плечи падают её густые длинные волосы. Во всём виде читается благородная решимость к предстоящему судьбоносному разговору.

 

Женщина:

(монолог)

 

Зачем пронзаешь леденящим взглядом

Оценивающе, бесцеремонно?

Не нравлюсь? Совесть, будь добра, встань рядом –

Решенье разобраться – непреклонно.

 

Ты где была, когда звала в сомненьях?

Глаза закрыв, ты не желала правды…

Душа моя взросла в немых гоненьях

Нужды извечной – вовсе без отрады.

 

Купаясь в роскоши продажной девкой,

Ты в кутежах погрязла… было дело!

Теперь пришла в наш мир с улыбкой дерзкой,

Назваться СОВЕСТЬЮ людской посмела?

 

Мое богатство – выросшие дети!

Терпели вместе бедность и лишенья.

Заступники мои на этом свете.

Их жизнь – награда Божьего знаменья!

 

Я – Мать! И этим я горда по праву!

Ты не тушуйся – сохранила в тайне

Грехопадение твое. Мне не по нраву

Бессовестного ЭГО процветанье.

 

Гуляла ты, а я хранила СОВЕСТЬ,

Растила уваженье в детских душах.

Не жмет ли незаслуженная почесть?

По-совести ответь меня дослушав.

 

Я не безгрешна, каюсь пред тобою…

Удивлена? Умерь и ты гордыню!

От скверны, СОВЕСТЬ, отрекись Судьбою,

Чтоб сохранить в веках души Святыню!

 

              Повисает тишина. Женщина ждёт ответа. Рядом стоит дочь и очень волнуется за состояние матери.

 

СОВЕСТЬ:

(ответ)

 

Ох, Женщина! Твоя похвальна смелость:

Так от Бессмертных требовать ответа?..

Достигла цели пламенная дерзость –

Отвечу я, раз честь моя задета.

 

На время встану в ряд один с тобою,

Но не кичись излишне материнством.

Отчасти ты права, беду не скрою:

Бежала я, гонимая Бесчинством.

 

Коварно оказалось ваше время,

На трон взошла, жируя, ПСЕВДО-СОВЕСТЬ,

Она судить взялась, низвергнув бремя,

Закрыв глаза, мою унизив доблесть.

 

От вседозволенности все напасти.

Меня отвергло ваше поколенье!

Несправедливостью рвало на части

Мои устои, в них плодя растленье.

 

Но я не так проста, как ИМ хотелось,

С мечтой вернуться разбросала зерна…

В тебе нашла проросших всходов крепость,

Ты МНОЙ была… Беда не иллюзорна.

 

Извечна битва между Тьмой и Светом…

Но избежав Судьбы злой приговора,

Не всем готова стать апологетом:

Достоин грех сурового укора.

 

Ты испытанье выдержала с честью,

Хотя и не в ладах со мною ныне,

Не запятнала СОВЕСТЬ гнусной лестью

К Нечистой Тьме, не стала ей рабыней.

 

Благодарю за смелость и терпенье,

Детьми гордись, но помни, не одна ты

В душе растила Света возвращенье.

Я – здесь! Готовлю к бою Постулаты!

 

               Женщина в белом вновь исчезает. Анну всю трясёт от волнения. Дочь слышала только слова матери. Она очень за неё

испугалась. Побежала в дом, принесла ей успокаивающее лекарство. Мать выпила и, бросив работу, ушла в дом. Она ложится в постель. У неё нет больше сил ни на что. Дочь, посуетившись вокруг матери, берётся за лопату. Пока малыш спит, она может сажать картошку. Но тут видит подъехавшую машину адвоката. Во двор заходит шофёр Петрович. Настя подходит к нему.

 

Дочь:

Здравствуйте, Иван Петрович!

Что сюда вас привело?

День сегодня странный… с ночи,

Дел по горло, как назло.

 

Шофёр:

Здравствуй, Настя, а где мама?

Без неё у шефа драма.

Не икалось вам сегодня?

Вспоминал её наш шкодник.

 

Дочь:

Заболела что-то мама.

Всё за деньги горевала:

Где их взять, да жить на что?

Что-то с ней теперь не то.

 

Шофёр:

Бедная, а я с известьем:

Шеф зовёт зарплату дать.

Поступил он с ней бесчестно,

Да одумался, видать.

Дом с той самой вечеринки –

Завонявшийся бардак,

Не снимаются ботинки,

Потому что грязно так.

Нанимать хотел другую,

Только кто заменит мать?

Если в дом пустить чужую,

Брать придётся – целый штат.

Оценил, да видно поздно…

Заболела, говоришь?

Больно был сегодня грозным,

Да в ответ получит – шиш.

 

Что ж поеду восвояси…

Передам слова твои.

 

Дочь:

Подождите, может статься,

Мне вниманье уделит?

 

Я поеду с вами вместе.

Быть чему – не миновать.

Пусть от злости он хоть треснет, –

Деньги МНЕ отдаст за мать!

                                  Петрович разводит руками, показывая, что не

                                  возражает. Настя снимает люльку с коляски и

                                  берёт её как сумку за лямки. Они уже

                                  разворачиваются в сторону машины, но вдруг

                                  слышат голос Анны. Она появляется уже    

                                  переодетой на пороге дома.

 

Женщина:

Настя, дочь! А ну-ка стой!

Дружбу водишь с головой?

Нечего тебе там делать,

Ни к чему такая смелость.

Слышала я разговор,

Мне мести из хаты сор!

Ну а ты сажай картошку

И расти родную крошку.

За деньгами я поеду,

Вряд ли обернусь к обеду.

 

Дочь:

Мама, но тебе же плохо!..

 

Женщина: (махнув рукой)

Некогда лежать да охать.

 

               Анна, пошатываясь, идёт первой к машине. За ней идёт обрадованный шофёр. Дочь стоит расстроенная до тех пор, пока её не отвлекает проснувшийся малыш. Она склоняется над ним. Везёт коляску в дом. Но никто не заметил, как женщина в белом последовала за Анной.

 

Сцена 10.                                               

 

Действующие лица:

  1. Адвокат – А. Д. Выкат;
  2. Женщина – домработница Анна;
  3. Шофёр – Иван Петрович;
  4. Совесть;
  5. Псевдо-совесть.

 

                 В дом заходят шофёр и Анна. Он поддерживает её под руку.

 

Шофёр:

Вот, хозяин, ваша Анна,

Всё исполнено точь в точь.

Ей воды бы полстакана,

Плохо ей. Нельзя помочь?

 

А.Д. Выкат:

Да, сейчас. Найду ли чистый

В этом чёртовом котле?

Не найти, пожалуй, быстро.

Чистых нету на столе.

 

Женщина:

Успокойтесь, не из слабых,

Я сама стакан найду.

Всё преодолеют бабы,

Если чувствуют нужду.

Обещал отдать зарплату?

Так давай, затем пришла.

А пропавшие салаты

Уберу, хотя и зла…

 

А.Д. Выкат:

Узнаю крутую Анну.

Ну, прости, я виноват.

Знаешь же, что был я пьяный,

Дурь взяла тогда в захват.

Вот возьми – во искупленье!         (подает приготовленный                                                               

Втрое больше я даю.                                      заранее конверт)

Понял цену нашим треньям:

При тебе жил, как в Раю.

 

                Совесть стоит чуть в стороне, за спиной Анны. Она одобрительно кивает, слыша извинения адвоката. Женщина берет из рук хозяина конверт с деньгами, кладёт в сумочку и приступает к уборке. Первым делом она моет один из стаканов и наливает себе минеральной воды. Адвокат ещё здесь. Он облегчённо вздыхает, увидев, что Анна нагружает сервировочный столик грязной посудой и везёт на кухню. Только никто опять-таки не заметил, что за спиной адвоката, чуть в стороне от него появляется другая женщина в белых одеждах. Но её наряд очень сильно отличается от той, что стоит на стороне Анны. Другая – в современном вечернем

платье глубоким декольте и оголённой спиной, но с чёрными кантами на оборках блузы и с приколотым красным огромным цветком. Туфли на шпильке, пышная причёска, яркий макияж. Она чем-то напоминает вульгарных Еву и Марго, хотя и в белом.

 

А.Д. Выкат:

Вот и славно, всё в порядке,

Разрулилось всё само.

Без работы ей не сладко?

Вот и пусть скребёт дерьмо.

 

             Женщина за его спиной самодовольно потирает руки. Грубые слова – её заслуга. Он решил не уходить пока из зала,

садится на диван. Звонит телефон. Адвокат берёт трубку.

 

А.Д. Выкат:

Франк? Конечно, ждал звонка.

Волновался, прям, как школьник.

Ситуация тонка,

Всё решает этот вторник.

Завтра? Нет, я занят. Суд.

Помнишь Клавдию Петровну?

Дело, прямо скажем, жуть!!!

Голову сую в жаровню.

Суд – понять бы всем пора,

Не бывает без причины.

Плаха – ноль без топора

Или там, без гильотины.

Что-то ты темнишь, мой друг,

Ну, зачем такие пассы?

Расширять не стоит круг –

Уши лишние опасны.

Ошибаюсь? Что ж… не в счёт.

Хорошо, договорились.

Если что – обоих ждёт

За решёткой вонь и сырость.

Верю, верю я тебе!

Это так, дурные мысли.

Видно, нас попутал бес,

Надувать меня – нет смысла.

 

              Адвокат кладёт трубку. Задумывается, но отмахнувшись от возникших мыслей, уходит в кабинет. Анна возится с уборкой на

дальнем плане. А две женщины в белом оказываются лицом к лицу.

 

Псевдосовесть:

Зачем явилась, падшая, сюда?

Границ моих владений как посмела

Переступить порог?! Ты, как всегда,

Не вовремя, всерьёз и не по делу.

 

Совесть:

Я тёплого приёма не ждала.

На счёт твоих владений, не спешила б

Ты подводить итог. И в самом сердце Зла

Способна выжить праведная сила.

 

С тобою мы на разных полюсах,

Но, суть скрывая, белые одежды,

Мне подражая, носишь. Неспроста!

Твоя наружность – дань моим надеждам.

 

Обман живуч, но только поры.

Всё тайное однажды станет явным.

И с пьедестала собственной горы

Ты кубарем слетишь в помои ямы.

 

Псевдосовесть:

Да как ты смеешь? Ты – никто, ничто!

Твой Бог забыт! Помянут разве всуе.

Грядёт и окончательный итог:

Вы – сами Зло! Свободу – мы даруем!

 

И потому мы с каждым днём сильней.

Заветы ваши не нужны народу.

Законы Хаоса жестоки, но честней!

Они сегодня делают погоду.

 

Так что уйди! Сама. Пока жива!

Как видишь, я добра к тебе чрезмерно.

Гаси свой Свет и не качай права.

Иди и мучай совестливых – бедных.

 

Совесть:

Не ты решаешь жить мне или нет.

Решают это в общей массе люди.

Пусть Псевдосовесть в наглости сильней,

Но много тех, с кем Истина пребудет.

 

Сюда пришла, как видишь, не одна.

Дождусь вдову и с ней уйду обратно.

И что бедна, то не её вина,

Богаче духом Анна многократно.

 

Псевдосовесть:

Ты слишком осмелела! Не к добру!

А, значит, мне бояться не пристало.   (Усмехается)

Но всё же вызов твой – не по нутру!

Что ж, время силу предъявить настало.

 

Ты белый цвет мне ставила в укор?

Так цветом же прими и наказанье.

Измажьте дёгтем сволочь, и весь спор!

Нашла себе поддержку в слабой Анне.   (Хохочет)

 

                В пространство врываются те самые тёмные силуэты с огнями. Они устраивают вакханалию в танце. Один за другим срывают с Совести, будто перья, лоскуты её струящихся одежд, а затем набрасывают на неё гадкий тёмный балахон. На голову ей надевают терновый колючий венец.

                Совесть не выдерживает этой «тяжести», падает на колени, пригибается к полу, распластывается на нём совсем. Но как только стихает буйство тёмных сил, она, пусть тяжело, но поднимается на ноги. Псевдосовесть злорадствует, не скрывая восторга от вида поверженного антипода.

                Совесть выдерживает паузу и, гордо распрямившись, отвечает:

 

Совесть:

Хотела доказать, что ты сильна?

Твой дёготь смог мне выпачкать наружность,

Но истина внутри, и тем ценна!

Страшит тебя не зря моя разумность.

 

Подменою понятий жив твой трон!

Нашла для равновесия лазейку?

Мой! антипод ты, так что урезонь

Амбиции. Пред Богом все в ответе!

 

                 Псевдосовесть всю затрясло от негодования и злости, но слов нужных она не нашла. Взяв себя в руки, она стала в позу царицы, изобразив надменное презрение. Но Совесть продолжила:

 

Совесть:

Как обещала, с Анной ухожу.

Убрала вашу вонь она и отскребла посуду.

Прочувствовала битвы нашей жуть,

Пока придёт в себя, при ней я буду.

 

                  Уставшая Анна собирается домой. Пришёл Петрович, чтобы отвезти её. Они выходят. За ними следует невидимая для них поруганная Совесть. В противовес Псевдосовести она абсолютно спокойна.

 

Сцена 11

 

Действующие лица:

  1. Женщина – домработница Анна;
  2. Дочь – Настя;
  3. Адвокат – А. Д. Выкат;
  4. Шофёр – Иван Петрович;
  5. Георгий – бывший рабочий завода;
  6. Зять.

 

              Прошло какое-то время. Одежды героев из весенних перешли в летние. Солнечный день. Воскресенье. Настя гуляет с ребёнком во дворе. К калитке дома Анны подходит Георгий.

 

Георгий:

Девушка, дом Анны этот?

Память что-то подвела.

Был он с переулка третьим…

Что ли улица росла?

 

Дочь:

Понастроили соседи,

Не поймёшь теперь, где что.

Гаражей мешают клети…

Я – дочь Анны. А вы кто?

 

Георгий:

Мы работали, вообще-то

На заводе «Абажур»,

Где по маминым проектам,    

Серии сходили люстр.

 

Вот пришёл её проведать,

Где она, коль не секрет?

 

Дочь:

Мама в церкви. Жду к обеду.

Никаких секретов нет.

 

Проходите, будьте гостем!

Рады мы всегда друзьям.

                Подходит к калитке и Анна.

Женщина:

Прежней жизни добрый мостик?!

Здравствуй, друг! А вот и я.

 

Хорошо, что на свободе.

Испугалась я тогда.

Проходи! Что на пороге?

Вспомним славные года.

 

Настенька, накрой в беседке,

Солнце, воздух – красота!

 

Гости в нашем доме редки,

Жизнь сложилась как-то так...

 

             Георгий проходит, садится на лавочку в беседке. Анна отдаёт дочке сумки с продуктами, она уносит их и начинает накрывать на стол. Анна моет руки и склоняется над коляской.

 

Женщина:

Вот и главное богатство,

Спит мой внучек дорогой.

Расскажи хотя бы вкратце:

Приключилось что с тобой?

 

Гергий:

Дух свободы мой – причина

Многих пережитых бед.

До сих пор болит бочина.

Били так, что меркнул свет.

А на утро отпустили,

Не нужна им голытьба.

Проучили и забыли,

Значусь в списках, как смутьян.

Вот теперь уже не знаю,

Правду стоит ли искать?

Иль на Бога уповая

Головой не рисковать?

Снова бьёт набатом тема.

Может, слышала сама?

«Абажур» и «Автоклеммы»

Продаются задарма.

Тот же банк скупает всюду

Паевой сертификат.

За копейки сносят люди,

Да ещё благодарят.

 

Женщина:

Знаю я о скупке этой.

Мой хозяин – главный там.

Песня спета до рассвета –

Ты немного опоздал.

 

Сердце кровью обливалось,

Слыша, что завод наш ждёт.

Победил обман да наглость,

Он в аренду всё сдаёт.

 

Георгий:

Как в аренду? Он рабочим

Обещал поднять завод…

 

Женщина:

Этим он не озабочен.

Уж поверь…

 

Георгий:

Каков урод!!!

Да, час от часу не легче!

Новость острая, как гвоздь

О который покалечен

Ваш незваный шумный гость.

 

Женщина:

Как нам быть и что нам делать?

Вечный каверзный вопрос.

Не поможет только смелость…

Что ж, ответ к нему не прост.

 

Георгий:

Думал, думал! я над этим,

По-привычке хая власть.

Все мы той системы дети,

Что разбаловала пласт.

Сменим шило мы на мыло,

Легче станет? Вовсе нет.

Честных больше кабы было,

Так забрезжил бы рассвет.

Воровство – больная тема –

Воспитательный процесс

Породить должна система:

Жить захочет – даст прогресс!

 

Женщина:

Одного прогресса мало…

Нечисть гнать пора бы вон!

Чтоб страну поднять с обвала,

Нужно Совесть звать на трон.

 

           Георгий согласно кивает.

 

Георгий:

О делах ни слова больше!

Хватит хмурить ими лоб.

Нравится у вас мне, очень,

А как вкусно пахнет плов!

 

Дочь:

Кушайте, а не смотрите,

Время есть – наговоритесь.

Вам компотика подлить?

Веселее станет жить.

Алкоголь не держим в доме,

Он у нас в семье не в моде.

 

Ой, проснулся капризуля,

Ну, не плачь, к тебе иду я.

 

                     Настя идёт к малышу. Анна с Георгием обедают.

 

Георгий:

Почему-то за обедом

Так вдруг захотелось жить!

Растворились будто беды

И тревог пропала нить.

 

Женщина:

То же чувство испытала!

Если хочешь – расскажу,

Как недавно я упала

И лежу себе, лежу…

 

Георгий:

Расскажи. Сам постеснялся

Расспросить, что на душе,

Не для всех душестенанья

Предназначены ушей.

 

                 Анна улыбнулась, кивнула, и продолжила рассказ:

 

Женщина:

Распростерлось небо надо мною,

Подо мной - земной обычный грунт...

И не смею двинуть головою,

Чтобы миг блаженства не вспугнуть!

 

Много вех по жизни пробежала,

Суетясь, под ноги не смотря,

Но споткнулась, просто, и упала,

Больно было, честно говоря.

 

Вся в пыли, в овраге придорожном,

Слава Богу, скрыта от людей,

Я лежала в месте невозможном –

Окружил со всех сторон пырей.

 

Боль ушла, волна оцепененья

И усталости свалилась вдруг,

Неба синь до головокруженья

Очертила горизонтом круг.

 

Суета, волнения, тревоги,

Масса нерешаемых проблем,

Где-то там остались, на дороге,

Их в овраге не было совсем.

 

Не небесный Рай – земной до боли,

С ароматом придорожных трав,

Приобнял меня, лишивши воли,

Отдыхать заставил, был он прав!

 

Я не понимала, как устала

Слыть по жизни силой пробивной,

Слабость чисто женского начала,

Пряча за железною стеной.

 

Долго я лежала, отдыхала,

Наблюдая мир забытый мной.

Каждая травиночка вливала

Силы и здоровье чередой!

 

Маленький, зелененький кузнечик

Где-то надо мною стрекотал,

Желторотый оперённый птенчик

Прыгая, уже чуть-чуть взлетал...

 

Оказалось, Рай вполне доступен,

Всё зависит только от тебя:

Путь к себе разнообразен, труден,

Но возможен только жизнь любя!

 

                Только Анна рассказала свою историю, как приехал адвокат с Петровичем. Петрович был расстроен и бледен. Адвокат же был весь на нервах, перепуганный, издёрганный.

 

А.Д. Выкат:

Анна, спрячь меня быстрее!!!

Здесь меня им не найти.

Пусть Петрович дальше едет,

Чтоб на след не навести.

Приютишь меня до завтра?

Очень я тебя прошу!

Жизнь зависит – правда-правда –

От того, как поспешу!

 

                                   Петрович уходит.

 

Женщина:

Что случилось-то, хозяин?

От чего такой испуг?

Хоть и не были друзьями,

Помощь окажу не вдруг.

 

А.Д. Выкат:

Всё потом, скрутила жаба,

Отдышаться дай сперва…

 

Анна, ты у нас ведь баба,

Думаю, не на словах.

Дай-ка мне свою одежду.

Морду мне загримируй.

Бабой сделай. Вся надежда! –

Не узнают, что буржуй.

 

Женщина:

Проходите к нам в беседку,

Скроет вас мой виноград.

Вот, как раз вели беседу,

Что живём мы невпопад…

 

Настя, принеси тарелку,

Честь по чести обслужи.

Ну а я займусь подделкой:

Бабой станет наш мужик.

 

              Адвокат проходит в беседку. Георгий пристально изучает пришедшего. Адвокат – Георгия. Появляется Совесть в ослепительно-белых одеждах. Она тихонько стоит в стороне и вслушивается в молчаливый диалог взглядов мужчин. Анна уходит в дом за одеждой и косметикой. Настя приносит тарелку, презрительно смотрит на дрожащего хозяина, но выполняет просьбу матери. Наливает компот из кувшина, подаёт плов. Адвокат с жадностью выпивает компот.

              Приходит Анна, начинает перевоплощение. Тем временем беседа продолжается.

 

А.Д. Выкат:

Вот такая Перестройка

Поджидала молодца…

На заводе – перестрелка!

Завязалась у крыльца.

 

Женщина:

Перестрелка? На заводе?!

Этого не может быть!

 

А.Д. Выкат:

До сих пор сижу на взводе!

Удирали во всю прыть!

 

Франк – Иуда! Предал всё же!

На два фронта доносил.

Документы – липа тоже!!!

Жизни я его учил!!!

Оказался он хитрее,

Всё под простачка канал!

Планы я ему доверил,

Он другому их продал.

А другой – намного круче,

Он при власти на верхах,

Громко свой вердикт озвучил –

Потому теперь в бегах.

Автоматчиков нагнали,

Чтоб свершить переворот.

Постреляли, постращали,

Страхом мне заткнули рот!

Я для них, так, мелочишка –

Адвокатишка, холуй.

Вот попался, как мальчишка!

Щиплет, Анна! Ой, подуй…

 

Женщина:

Потерпите, вы, немножко!

Расстаралась я для вас.

И куда теперь дорожка?

Страшно слушать ваш рассказ!

 

А.Д. Выкат:

Улетаю за границу,

Там немного отсижусь,

Буду жрать чужую пиццу,

Раз такая злая Русь.

 

А как здесь дела утихнут,

Я наведаюсь опять,

Но прошу, пока не сгину

Особняк мой охранять.

 

Деньги я тебе оставлю,

Буду дальше присылать.

Вот столкнулся с дикой явью:

Лишь к тебе доверье, мать.

 

Женщина:

Вы за дом свой не волнуйтесь,

Сохраню его уклад.

Больше в деле не рискуйте,

И пойдут дела на лад…

 

Вот и всё, теперь вы – баба.

Я закончила раскрас.

 

А.Д. Выкат:

Не узнали меня, кабы,

Пока в городе у нас.

 

            Анна приносит ему зеркало. Он с удивлением смотрит на результат работы. Смеётся. Усмехаются и Анна с дочерью. Не смеётся только Георгий. Адвокат доволен своим видом. Он и сам не узнаёт себя.

 

А.Д. Выкат:

Анна, ты и впрямь, волшебник!

Всё, теперь спокоен я.

Улечу я в понедельник,

Не найдут они меня.

 

Георгий:

Если выжить вы хотите,

Поездом езжайте, так.

С самолёта, уж простите,

Снимут запросто... Де-ла-а-а!

 

Тот, кого повесить мало,

Бабой ноет предо мной,

Помогать бы не пристало,

Да главнее враг другой.

 

Ценный ты теперь свидетель,

Так что, милая, колись…

Справедливость есть на свете!

Что? Попался, хитрый лис?!

 

Ну-ка, в дом пройдём, девица,

По-мужски поговорим,

Коль не будешь там телиться,

Выйдешь девкой, невредим.

 

 

              Георгий сграбастывает адвоката за грудки и тащит в дом. Анна не мешает. Она поняла, чего добивается Георгий. Настя склоняется к проснувшемуся сыну. Берёт его на руки. Даёт ему компотик из бутылочки. Затем пустышку. Он замолкает, но тут откуда-то слышится задорная легкая песенка:

 

Половиночки (песня)

Половинка грустит без целого,

Не дождаться ей благоверного.

Заблудился в пути.

Как же счастье найти?

Белый свет стал оттенка серого.

 

В быстрой реченьке тучи хмурые

Отражениями угрюмыми.

Хватит плакать, грустить,

Ты печаль отпусти,

Мысли пусть уплывут понурые.

 

Половинке нельзя без целого,

Ясна-солнышка благоверного.

Пусть придет новый день,

Потеснит серу тень,

Станет облачность переменною.

 

Половиночка к половиночке

Ищет путь, не щадя ботиночки.

Ты ему помоги,

В ясный день убеги,

И сойдутся любви тропиночки.

 

Дочь:

Мама, что это такое?

Отчего так сердце стонет?!

По дороге кто идёт?

Нашу песню кто поёт?

 

Женщина:

Так беги, встречай пропажу! (Забирает внука у дочери, она убегает)

Зять вернулся! Узнаю!

Раз нашёл тропинку нашу,

Обними же дочь мою!

                Заходит счастливый молодой парень с большой дорожной сумкой в руке, другой рукой обнимает Настю. К ним подходит с малышом на руках Анна. Сумка брошена. Все друг друга обнимают, плачут от счастья.

 

Дочь:

Вот и счастье на пороге,

Все сошлись у нас дороги!

 

Зять:

Настя, сын у нас с тобой?!

Зря я рисковал судьбой.

Заработал – потерял,

Там, вдали, в беду попал.

Вот, вернулся, да ни с чем,

Кроме собственных проблем…

 

Дочь:

Как же я тебя ждала!

Без тебя и жизнь в разлад.

Сын и ты – вот наше счастье!

Как ты долго возвращался!..

 

                 Отец забирает у Анны сына. Рассматривает, знакомится. Тут из дома вываливается адвокат, а за ним выходит Георгий.

                           

Женщина:

А у нас большая радость!

Зять вернулся, Настин муж.

Урезоньте-ка вы ярость –

Солнца луч пробился в глушь!

 

Георгий:

Вот как? Что же, поздравляю!

Мы к консенсусу пришли:

Что мне делать дальше – знаю!

Дуст насыплю – взвоют вши!

Заберу её с собою,

Чтобы вам тут не мешал.

В поезд запихну с «любовью»…

Заграницу только жаль!

 

Георгий грубо толкает адвоката, гонит прочь от дома Анны. Они оба уходят. Остаётся счастливая семья. К Анне подходит Совесть, женщина, увидев, улыбается ей. Теперь и Совесть смотрит на нее по-доброму.

 

Женщина:

Верю, вижу, точно знаю

Совесть есть, есть Божий суд!

Если есть вина какая,

То и вас они найдут.

 

Дочь удивленно смотрит на мать. Анна, опомнившись, продолжает.

 

Вот и праздник в нашем доме,

До него дошёл черёд.

А тому, кто плачет в горе,

Счастье, Дай-то Бог! придёт.

 

Конец.

Прочитано 165 раз

Последнее от Светлана Тишкина

1 Комментарий

  • Комментировать Вячеслав Плескач Пятница, 09 июня 2017 09:43 написал Вячеслав Плескач

    Отворяем счастью двери! Прочь с души окон решётки! Совесть - светоч, не темница.

    p/s В этом году исполнилось 220 лет возведения первой тюрьмы в Донбассе. Возведённая в восточном направлении от пуповины Луганска, она заслонила солнце Петропавловскому храму, который до сих пор находится в ее тени. Даже официальный возраст общины Луганска более походит на возраст тюрьмы, чем на возраст православного храма с общиной при нём. Символично: у казаков, живших на Лугани около ста лет до тюрьмы, по свидетельству священников Храма, тюрьмы не существовало, как не существовало и необходимости в ней. Если вспомнить недавнюю историю решёток на окнах первых этажей, то осознаёшь, что было время, когда их в Луганске не было, как нет и замков на входных дверях в изначальной истории русского народа и в некоторых селах русской глубинки, где смеются над хохмой комедии Дантовского мироустройства с его замками и тюрьмами. Луганску суждено быть Святоградом. Согласные, ау

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru