Воскресенье, 03 марта 2013 10:47

История и выводы 1917- 1919 годы

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)
   История и выводы
1917- 1919 годы 
(Отрывок из книги С. Тишкиной «Тайны Александровска»)
 
*[5] – цитаты из учебного пособия Ефремова А.С., Курило В.С., Бровченко И.Ю., Климова А.А., Красильникова К.И., Семистяги В.Ф., Подова В.И. «История Луганского края», Луганск «Альма-матер» 2003 г., ISBN 966-617-142-2;
 
Начавшаяся в феврале 1917 года вторая революция в России привела в движение широчайшие массы. Недостаточно сплоченные силы рабочих, крестьян, зажиточных слоев населения группировались вокруг различных политических партий, которые вели ожесточенную борьбу за власть. В ней участвовали, как украинские национальные силы различной политической окраски, так и представители основных общероссийских политических лагерей: консерваторы (монархисты), реформаторы-либералы (кадеты), умеренные революционеры-социалисты (эсеры, меньшевики), ультрареволюционеры (большевики, левые эсеры, анархисты) [5]*.
 
После свержения самодержавия 27 февраля 1917 года было образовано переходное Временное правительство, которое должно было обеспечить проведение демократических выборов в Учредительное собрание, призванное стать новой высшей законодательной властью страны. Считая себя правопреемником царского, Временное правительство стремилось сберечь контроль над всеми территориями империи, в том числе и Украиной. Для этого в уездных центрах были созданы «гражданские» и «общественные» комитеты, а также назначены губернские и уездные комиссары – представители Временного правительства на местах [5].
 
1-2 марта 1917 года общественный комитет в составе 25 человек был создан в Луганске. Позиции большевиков на Луганщине постепенно укреплялись, о чем свидетельствовали муниципальные выборы. В городскую думу Луганска из 75 человек было избрано 29 большевиков. Эсеры совместно с еврейской организацией «Серп» получили 18 мандатов, меньшевики и бундовцы получили в 3 раза меньше мест, чем большевики; кадеты – лишь 2 места. Председателем думы был избран К.Е. Ворошилов, днем позже городским головой – большевик А. Червяков [5].
 
В обстановке нарастающего противостояния Временное правительство попыталось установить военную диктатуру, выдвинув в диктаторы Лавра Корнилова. В Украине это вызвало негативную реакцию со стороны Центральной Рады, а большевики предприняли энергичные действия по организации вооруженного отпора корниловскому мятежу [5].
 
29 августа в Луганске из представителей совета рабочих и солдатских депутатов, городской думы, заводских комитетов был создан комитет спасения революции, принявший на себя с согласия совета революционную власть. Комиссар Временного правительства Нестеров вынужден был покинуть город; еще раньше прекратил существование «общественный комитет». Были арестованы прокорниловски настроенные офицеры местного гарнизона, представители крупной буржуазии и высшие чиновники; в банк, почту, телеграф  для пресечения попыток саботажа направлены комиссары комитета; красная гвардия взяла под охрану фабрики, заводы, железную дорогу. Для руководства  отрядами Красной гвардии, созданными на базе боевых рабочих дружин, во главе с А. Пархоменко была образована комиссия по обороне города [5].
 
После провала корниловского путча большевики укрепили свои позиции, изменили политические лозунги, пообещав в случае прихода к власти, немедленно прекратить войну, осуществить ликвидацию помещичьего землевладения и уравнительный раздел земли между крестьянами, превратить Россию в союз свободных республик. В результате началась так называемая большевизация советов. Наиболее быстро этот процесс шел в Донбассе. В дальнейшем это создало серьезные трудности для украинской революции, так как большевики Донбасса подчинялись непосредственно петроградскому ЦК большевиков и были в стороне от украинского национального движения [5].
 
В конце октября – декабре 1917 года противостояние различных политических сил в нашей стране достигло своей кульминационной точки.
 
После успешного большевистского восстания 25 октября (7 ноября) под руководством В.И. Ленина в Петрограде большевики Луганщины, имевшие к тому времени большинство во многих советах, провозгласили переход к советам власти на местах. Сделали они это мирным путем, без вооруженного восстания, однако встретили противодействие и национально-демократических сил, и умеренных социалистов-революционеров (советы, руководимые представителями партий эсеров и меньшевиков, например, Лисичанский, осудили вооруженный захват власти в Петрограде и не объявили о своем единовластии), и российского генералитета, начавшего борьбу за свержение советской власти [5].
 
Успешное большевистское восстание… Кому-то такая оценка Великой Октябрьской Революции согреет сердце, у кого-то вызовет раздражение, кто-то вознесет глаза к Небу и скажет: прости, Господи, народ свой неразумный, не ведал, что творил, не знал, что свергнув царя-батюшку, развязывает самую страшную в мире войну – гражданскую; что брат на брата восстанет и конца края бедам из-за тщеславия и амбиций лидеров различных политических сил не будет, потому как и внуки-правнуки и праправнуки до сих пор общего языка не найдут, и все делят, делят, делят неделимое - Родину, да за кровь убиенных – жертв этой братоубийственной мясорубки, возмездия жаждут.
 
Вот такие водовороты таило в себе до поры до времени коварное море революции:



 «Силы, оппозиционные Николаю II, готовили государственный переворот, начиная с 1915 года. Это были и лидеры различных политических партий, представленные в Думе, и крупные военные, и верхушка буржуазии, и, даже, некоторые члены Императорской фамилии. Предполагалось, что после отречения Николая II, на престол взойдет его несовершеннолетний сын Алексей, а регентом станет младший брат царя Михаил. В ходе Февральской революции этот замысел начал осуществляться».
 
Глава партии октябристов (во время ПМВ также председатель Центрального Военно-промышленного комитета) А. И. Гучков после эмиграции рассказывал, что осенью 1916 «родился замысел о дворцовом перевороте, в результате которого государь был бы вынужден подписать отречение с передачей престола законному наследнику. В этих пределах план очень быстро сложился. К этой группе двух инициаторов (Н. В. Некрасов и Гучков) присоединился по соглашению с Некрасовым М. И. Терещенко, и таким образом образовалась та группа, которая взяла на себя выполнение этого плана… примкнул к нашему кружку и князь Вяземский». Осенью 1916 года А. И. Гучков через свои связи в Военно-промышленных комитетах вовлек в заговор нескольких командующих фронтами (во главе с Н. В. Рузским), а в последние дни перед Февральской революцией и начальник штаба Верховного главнокомандующего генерала М. В. Алексеев. По данным д.и.н. В. И. Старцева, 9 февраля 1917 года на совещании лидеров оппозиционных думских фракций в кабинете председателя IV Государственной думы М. В. Родзянко присутствовали также приглашенные на него генерал Н. В. Рузский и полковник А. М. Крымов — и переворот, согласно сделанным на этом совещании наметкам, должен был произойти не позже апреля 1917 года (на апрель было запланировано согласованное с союзниками по Антанте наступление — которое неизбежно вызвало бы подъем патриотизма и невозможность переворота). План заговорщиков был прост (и воплотился в жизнь 1 марта): во время очередной поездки государя в Ставку в Могилев постараться задержать царский поезд (эта задача возлагалась на главнокомандующего Северным фронтом Н. В. Рузского), а арестовав царя заставить его отречься от престола. По данным С. П. Мельгунова, в феврале 1917 г. с Родзянко встречался также и генерал М. А. Алексеев.
 
В 1983 году, за рубежом было опубликовано признание главного либерального идеолога Февральской революции, министра первого состава Временного правительства П. Н. Милюкова, которое он сделал в узком кругу единомышленников после своей отставки, в мае 1917 г., и затем изложил в одном из писем вскоре после Октябрьского переворота:
 
«…Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войной для производства переворота было принято нами вскоре после начала войны, вы знаете также, что наша армия должна была перейти в наступление (весной 1917 года), результаты коего в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования. Вы понимаете теперь, почему я в последнюю минуту колебался дать свое согласие на производство переворота, понимаете также, каково должно быть мое внутреннее состояние в настоящее время. История проклянет вождей, так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю»...
 
Сложное было время, наисложнейшее! Забурлило оно, это время, создало предпосылки для бунта, да так, что невозможно было пройти мимо. Каждому пришлось выбирать, на чьем куске раскола он спасаться будет, да не все эти куски-суденышки до берега добрались, в буре революционной стихии многие из них потонули, многие выбросило на чужбине.
 
Народ не простил царю Кровавое воскресение 1905 года. Антимонархические настроения проникли во все слои общества, даже в те, которые до 1917 года считались оплотом самодержавия. К сожалению, и духовенство, в большинстве своем, предало царя, посчитав, что нельзя идти против своего народа, но, как оказалось, себе на беду.
Об этих страшных, смутных временах предупреждали святые земли русской Серафим Саровский, Матрона Московская и другие пророки, но никто из них не сказал, что эти события можно было избежать. Случилось то, что должно было случиться. Мероприятие, то есть сама революция, действительно, была успешной… для большевиков, для В.И. Ленина – ее вождя. Но за этим последовали многолетние кровавые войны – кара за бунты и раскол.
 
О причинах отступничества среди духовенства в 1917 году я попросила высказать мнение настоятеля Александровского Свято-Вознесенского храма протоиерея Иакова Лобова. Его ответ заставляет задуматься:
 
«К тому времени, как и сейчас, появилось множество раскольников в церковной среде. Каждая политическая партия поддерживала своих священнослужителей, которые отошли от правильного соблюдения церковных уставов, но не хотели признать это, тем самым предавали друг друга, а властям это было на руку. Они запретили всех раскольников, закрыли захваченные ими храмы, а самих – отправили в ссылку. Нормальных, не предавших веру священников остались единицы. К сожалению, сейчас происходит подобный процесс!»
 
Неужели история ничему не учит? И мы вновь и вновь будем наматывать витки того старого раскола на новые расколы общества, ослабляя тем самым страну, байкотируя ее экономическое и политическое благополучие, препятствуя духовному возрождению народа, его мирному, счастливому сосуществованию?
 
***
Предательства отвесная скала
               Обрушит камни, глыбы вековые,
Непонимания ответная волна
               Поднимет пыль на головы седые,
Злословия оглушит резонанс,
               Сомненья сотрясут умы и души,
Но очищение придет с небес дождем
               И, правду обнажив, прозрением осушит.
 
Эти строки были написаны мной в пору «Оранжевой» революции, но они отражают настроения и Великой Октябрьской социалистической революции. Все повторяется…
 
Но вернемся в 1917 год на Луганщину.
 
Итак, национально-демократические силы поддержали провозглашенную 7 ноября 1917 года Третьим универсалом Центральной Рады Украинскую Народную Республику как автономную государственную единицу Российской республики. В ее состав вошли Славяносербский и Старобельский уезды. Тогда же был создан отряд вольного украинского казачества. Подобные отряды, гайдамацкие куреня, «Просвiты» начали функционировать во многих городах и селах региона [5].
 
Центром антисоветского вооруженного движения стал Дон. Здесь антибольшевистские силы возглавил атаман Донского казачества генерал Алексей Каледин. И хотя Каледин заявил, что казаки «наводят порядок» и не будут вмешиваться в дела «борьбы народа с капиталом», поддержки в рабочей среде он не получил [5].
 
Интересный факт: даже в годы революции и начала гражданской войны довольно интенсивно работали основные предприятия города. Так, завод Гартмана в 1917 – 1918 годах выпускал до 25 паровозов серии Сю. Почти бесперебойно работал патронный завод [3].
 
Стремясь ослабить украинские национально-демократические силы, большевики Донбасса попытались осуществить вычленение экономически более развитого Донецко-Криворожского бассейна из состава Украины. Один из большевистских лидеров Артем (Федор Сергеев), еще в ноябре 1917 года после провозглашения Центральной Радой УНР, требовал создания «независимой от киевских центров самоуправляющейся автономной Донецкой области и добивался для нее власти Советов. В конце января 1918 года четвертый съезд советов Донецко-Криворожского бассейна, несмотря на решительные возражения ленинского ЦК, все же принял решение о выделении Донбасса в самостоятельную Донецко-Криворожскую республику со столицей в Харькове и образовал ее правительство, сразу заявив, что своей задачей оно считает выполнение всех постановлений и распоряжений совнаркома РСФСР. Просуществовала эта республика, куда была включена и Луганщина, недолго, – до конца апреля этого же года.
Центральная Рада 9(22 января) приняла четвертый Универсал, который провозгласил Украину суверенным, независимым государством, субъектом международного права. Это позволило подписать мирный договор с терпевшими поражение в Первой мировой войне странами Четвертого союза – Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией. Они признали УНР самостоятельным государством и, в обмен на поставку украинского продовольствия и сырья, войска Германии и Австро-Венгрии, насчитывающие более 450 тысяч, в качестве союзников Центральной Рады вступили на Украину [5].
 
По этой причине Советской власти не удалось долго просуществовать на Луганщине. Кайзеровская Германия продолжила поход против молодой Советской республики. Большевистские советы пытались остановить продвижение войск. В конце марта была создана Донецкая пролетарская армия, численностью около 13 тыс. бойцов, в том числе в Луганске были сформированы 2 социалистических отряда и 2 бронепоезда, а в апреле – 5-я украинская армия под командованием К.Е. Ворошилова. Они нанесли немецким войскам ряд ощутимых ударов, но этого оказалось недостаточно. Сдержать наступление немцев не удалось. Войска неприятеля вошли в Луганск – последний центр советского сопротивления в Украине [5].
 
В апреле 1918 года Александровку заняли немцы. Германия установила свою власть и свой порядок. Население села было обложено большим налогом. Награбленное добро эшелонами отправляли в Германию. Одновременно немцы вывезли эшелон ценных вещей из дома пана Голубева. Всем членам партии и активистам пришлось перейти на нелегальное положение (в подполье) и начать партизанскую борьбу против немецких оккупантов.
 
В середине ноября, в связи с окончанием Первой Мировой Войны и свержением монархии в Германии, начался вывод немецких войск из Украины. Но на смену Кайзеровской Германии пришла Антанта. Империалисты совместно с русской контрреволюцией, начали поход против большевистской власти. Было организовано 3 похода Антанты (Кулешова Е.И.).
 
Одновременно с уходом немцев, по договору с гетманским правительством, стремящимся консолидироваться с антибольшевистскими силами Дона, для борьбы с большевиками в восточный Донбасс, в том числе и Луганск с его пригородами, были введены казачьи части атамана Войска Донского генерала Петра Красного [5].
 
Воспользовавшись ослаблением гетманской власти на местах в результате ухода немцев, большевики предприняли попытку вновь установить советскую власть в крае. 17 января 1919 года ими был создан Центральный военно-революционный комитет Донбасса...
Это происходило при прямой поддержке и вмешательстве во внутренние дела Украины советской России. Временное рабоче-крестьянское правительство Украины (с января 1919 года Совнарком), объявило о свержении власти гетмана Павла Скоропадского. Созданный Украинский фронт начал масштабное наступление большевистских войск. 19 января фронту удалось овладеть Родаково, а 21 января, совместно с красноармейцами одержать победу в Луганске, в том числе и Александровке, над казачьими частями и провозгласить в городе власть чрезвычайного органа – военно-революционного комитета [5].
 
К этому времени экономическое положение в крае стало катастрофическим. В результате военных действий серьезно пострадали заводы и рудники, многие шахты оказались затопленными, большинство предприятий прекратило работу, спасаясь от голода рабочие уходили в села. Для изменения ситуации и обеспечения рабочих промышленных предприятий губком направлял в села продотряды, изымавшие по продразверстке хлеб у крестьян. Против противников действий большевиков чекистами осуществлялся красный террор [5].
 
Однако положение советской власти было непрочным, так как на смену потерпевшим поражение казакам пришли офицерские дивизии антикоммунистической Добровольческой армии генерала Антона Деникина. В феврале-мае 1919 года на фронте протяженностью в 350 км, от Луганска до Азовского моря, развернулись сражения, в ходе которых Луганск, в том числе  Александровка, по несколько раз переходили из рук в руки [5].
 
На Луганском направлении наступление вели дивизии генерала Владимира Май-Маевского, части конного корпуса генерала Андрея Шкуро. Патронный завод, имевший стратегическое значение, обороняли особенно тщательно, как сформированный из местного населения коммунистический полк, так и части 8-й армии. Им на помощь из России были переброшены 1-я Московская пролетарская дивизия и 15-я Инзенская дивизия, командир которой Ян Лацис стал начальником обороны Луганска. Особенно жестокие бои проходили с 21 по 30 апреля в районе Острой Могилы. Ценой огромных потерь – только 27 апреля погибло около 700 защитников города – части Деникина были остановлены, но уже 4 мая вновь перешли в наступление и заняли Луганск. 15 мая деникинцы были выбиты из него Инзенской дивизией, которая все же 27 мая из города отступила.
 
Отряд александровцев в количестве 200 человек в апреле-мае 1919 года также героически сражался против деникинцев в районе Острой Могилы.
 
К началу июня во власти Деникина, его Добровольческой армии почти на полгода оказался весь Донбасс (центр Донецкой губернии – Луганск – до 24 декабря 1919 года). Несмотря на карательные акции, сопровождавшиеся массовыми расстрелами и экзекуциями, жестокое подавление своих политических противников, деникинцы не смогли наладить производство и нормальную жизнь [5].
 
Из-за близости к Луганску Александровки понятно, что ей доставалось не меньше Луганска. Крестьянству деникинцы обещали создать и укрепить мелкие и средние хозяйства за счет казенных и частнособственнических земель, однако их аграрная программа была построена на принципах отчуждения помещичьих земель за выкуп. Полное разрешение земельного вопроса откладывалось до победы над большевиками, пока же был введен военный сбор хлеба в размере 5 пудов с каждой убираемой десятины и объявлена мобилизация в армию, что крестьянскими массами было воспринято негативно [5].

В октябре-декабре 1919 года главные силы Донской и Добровольческой армий были разбиты Красной Армией и к началу 1920 года покинули Донбасс. С изгнанием казаков из села закончилась гражданская война для Александровки. Советская власть была восстановлена.
 
В связи с продолжавшейся вооруженной борьбой, жители края мобилизовывались в Красную Армию для участия в советско-польской войне и борьбе с войсками генерала Петра Врангеля. Осенью 1920 года в некоторые районы Луганского и Старобельского уездов вошли части армии Нестора Махно.
Банды Каменюки, белополяков врывались в села Луганщины и расправлялись с активистами Советской власти... 

 

 

Прочитано 5349 раз

Последнее от Светлана Тишкина

Другие материалы в этой категории: « Как я понимаю историю. Где же все-таки находится Рай? »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика