Вторник, 08 сентября 2015 22:06

Страницы жития святого благоверного князя Александра Невского

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Родился Святой благоверный великий князь Александр Ярославич в 1219 г. в городе Преяславле. Отец его – великий князь Ярослав Всеволодович, страдалец за русскую землю, вел благочестивую жизнь, был кроткий и милостивый, душу свою положил за вверенную ему Богом в управление страну. Мать – благоверная княгиня Феодосия: своим благочестием и подвижничеством еще при жизни приобрела имя святой княгини. Под надзором благочестивых, любящих родителей и проходили детские годы жизни князя Александра. Господь с детских дней готовил в нем светильник веры, горящий добродетелями. Очень рано пришлось ему вступить на самостоятельный жизненный путь.

Богатый и «вольный» Великий Новгород, владевший почти всем теперешним севером Руси, после ссор с новгородцами город был оставлен князем Ярославом на управление двух малолетних своих сыновей Феодора и Александра. В 1233 году неожиданно скончался старший из княжичей, и князь Александр остался один в чужом для него городе. Нелегко было его положение здесь. С одной стороны, свободолюбивые новгородцы хотели, чтобы молодой князь послушно исполнял их желания, считался с их вольностями и обычаями. С другой стороны, отец Ярослав Всеволодович требовал от сына заботиться о возвышении в Новгороде княжеской власти, не считаясь с недовольством новгородцев. От юного князя потребовались немалые твердость воли, осторожность и уменье обращаться с людьми, чтобы, выполняя план отца, привлечь к себе доверие новгородцев. Он жил здесь как бы между двух огней, всегда настороже, успешно обходя все трудности. Им доволен был отец, его полюбили новгородцы.

  

Но не одним умом и мудрым управлением привлекал к себе умы и сердца новгородцев благородный князь Александр. Привлекали их к святому князю и его редкие душевные качества, а также, наряду с духовною красотою, необычайная красота телесная, которая поражала всех, кто хоть раз видел благоверного князя.

Богатые новгородцы считали, что не дело князя вмешиваться во внутренние дела города. Постановления народных собраний Новгорода под их влиянием часто были несправедливыми и вызывали ропот и недовольство у бедных людей. Обиженные не могли найти защиту у власти, так как власть принадлежала тем же богатым. Недовольство нередко переходило в открытое возмущение. Враждующие стороны жестоко расправлялись с теми, кто казался им главным виновником. Новгородский князь не мог с этим справиться и вынужден был оставаться сторонним зрителем, так как его вмешательство вместо успокоения могло бы вызвать еще большее раздражение. Много заботился князь Александр о том, чтобы его бояре и дружинники в своих отношениях к населению не подавали никаких поводов к недовольству.

Но и среди князей шли раздоры, которые еще более ослабляли Русь. Одно за другим терпели поражение русские князья от татар. Их предводитель Батый, переправившись с своими ордами через Каму и Волгу, опустошал одно за другим русские княжества. Рязань, Москва и стольный град тогдашней северо-восточной Руси Владимир представляли собою одни развалины. Татары подвигались и к Новгороду, но молитвами новгородских святителей, князей и преподобных отцов Господь защитил Великий Новгород и новгородского князя: не дойдя 100 верст до Новгорода, татары поворотили на юг, пошли разрушать матерь русских городов — стольный град Киев.

Князь Ярослав вынужден был заключить с татарами унизительный мир. Татары потребовали от русских поголовной, очень тяжелой дани и беспрекословного исполнения всех их требований, но они больше не беспокоили их своими набегами. Одновременно с тем, как северо-восточной Руси грозила гибель от татар, северо-западным русским городам Великому Новгороду и Пскову угрожал не менее опасный враг — шведы, немцы и литовцы. Пользуясь разгромом Руси татарами, они усилили свой натиск на пограничные русские города и надеялись без особых усилий завоевать их и подчинить папе, то есть католической церкви.    

Благоверный князь Александр предвидел неизбежность борьбы и готовился к ней. На реке Шелони был построен ряд крепостей. Но неприятель не дал закончить эти подготовительные работы по укреплению новгородско-псковских границ. С большим отрядом войска, в состав которого входили, кроме шведов, норвежцы и финны, сопровождаемый католическими епископами, Биргер в 1240 г. неожиданно для русских появился на устье реки Ижоры и послал в Новгород дерзкий вызов благоверному князю Александру: «Я уже в твоей земле, опустошаю ее и хочу взять в плен и тебя. Если можешь мне сопротивляться — сопротивляйся».

Биргер был убежден в невозможности сопротивления со стороны князя Александра и заранее торжествовал победу. Тогда и прозвучала знаменитая фраза князя Александра «Не в силе Бог, а в правде», — такими словами ободрил благоверный вождь своих сподвижников. Затем с этой горстью храбрецов он быстро направился навстречу врагу, и здесь, на берегу реки Невы, в знаменательный для Руси день блаженной памяти ее просветителя, благоверного князя Владимира (15 июля) произошла знаменитая битва, за которую Александр Ярославич получил название Невского. Шведы были разбиты и поспешили удалиться.

Но новгородцы, которые особенно должны бы были дорожить этим подвигом своего князя, скоро о нем забыли. Прошла опасность, и они рассорились с князем. Александр оставил Новгород и ушел в Переяславль.

Скоро новгородцам пришлось раскаяться в своем неблагодарном поступке. Услышав о неладах в Новгороде и об отъезде из города Александра, Ливонские немцы воспользовались этим. Они завоевали Псков и пошли на Новгород. Тогда новгородцы и вспомнили о своем знаменитом князе, раскаялись в нанесенной ими князю Александру обиде и решили во что бы то ни стало упросить его вернуться в Новгород. С этою целью во Владимир было отправлено новгородцами к великому князю Ярославу Всеволодовичу посольство, чтобы он отпустил в Новгород князя Александра. Милостивый князь не вспомнил нанесенной ему новгородцами обиды, поспешил туда, где так нуждались в нем. Закончив приготовления к войне, Александр Ярославич с новгородскими и низовскими полками направился освобождать Псков. Немцы были изгнаны из Пскова, и псковичи радостно встретили своего избавителя.    

Но князь не ограничился лишь изгнанием немцев из Пскова. Нужно было упрочить покой на северо-западе Руси, проучить врага и предупредить возможность новых нападений. Александр Ярославич направился со своими полками в Ливонию. Немцы не ожидали такого быстрого нападения и не смогли оказать сопротивления. На обратном пути из Ливонии в Псков Александр остановился на берегу Чудского озера, где 5 апреля 1242 г. произошла знаменитая битва с немецкими рыцарями, известная в истории, как Ледовое побоище.

Многочисленное войско рыцарей было уверено в победе. «Пойдем, возьмем в плен русского князя Александра; славяне должны быть нашими рабами», — хвастливо говорили рыцари. Но, надеясь на помощь Божию и веря в святость и правоту защищаемого им дела, благоверный князь не убоялся этих хвастливых слов. Не смутила его и первая неудача в столкновении с рыцарями. Легкие передовые отряды, посланные благоверным князем следить за движением неприятеля, наткнулись на главные немецкие силы и были разбиты.

Тогда благоверный князь остановил свои войска на льду Чудского озера возле урочища Воронья камня на Узмени и начал готовиться к решительной битве. Число его воинов пополнилось свежими силами из новгородцев, но и теперь, по сравнению с рыцарским войском, оно было слишком мало. Зато эта малочисленность возмещалась воодушевлением воинов, их безбоязненною готовностью положить свои головы за правое дело и за любимого князя.

Рыцари первыми начали сражение. Закованные с головы до ног в железные латы, двинулись они на русское войско, чтобы раздавить его своею многочисленностью. Но здесь они встретили такой мужественный отпор, что были поражены. Вместо ожидаемого бегства врага, они с ужасом увидели, как ряды русских плотнее смыкались, образуя собою как бы живую стену. Рыцари были смущены и остановились. Тогда благоверный князь Александр с частью своих полков искусно совершил обходной маневр и напал с той стороны, откуда рыцари совершенно не ожидали нападения.  

Произошла ужасная сеча. Лед на озере покрылся кровью и во многих местах не выдерживал, проваливался, увлекая за собою бойцов и их оружие. До позднего вечера продолжалась битва. Много рыцарей было взято в плен, еще более погибло. От недавно столь грозного и многочисленного немецкого войска не осталось почти ничего.    

Торжественно возвращались в Псков победители во главе со своим вождем. Близ коня благоверного князя шло пятьдесят знатнейших рыцарей, позади русского войска — множество пленных. Радостно встретили псковичи своего избавителя.

В то время, как на Руси торжественно праздновали победу, в Ливонии весть о разгроме рыцарского ополчения быстро разнеслась и навела на всех ужас. Немцы со дня на день ожидали, что благоверный князь Александр не замедлит со своими полками явиться к столице Ливонии — Риге. Но благоверный князь Александр вовсе не хотел завоеваний. Освободив Новгород и Псков от угрожавшей им беды, он уехал в свой Переяславль.

Немцы, услыхав об отъезде из Новгорода князя, поспешили прислать туда своих послов и просили о заключении мира и о размене пленниками. Они отказывались от всех своих завоеваний, готовы были уступить новгородцам часть своих пограничных к Новгородской земле владений, только бы склонить новгородцев к миру. И мир был заключен «на всей новгородской воле», на условиях, которые предложили сами новгородцы. Так закончилась борьба со шведами и немцами.    

Для русских Невская и Чудская победы имели огромное значение. Сам Бог рассудил вековой спор, оградил наше отечество от козней латинян, указал предел распространению немецкого владычества, мощною рукою Своего угодника, князя Александра, грозно предостерег не вторгаться в чужие пределы и не посягать на русскую святыню — православную веру.

Два сильных западных врага были побеждены и не казались уже столь грозными, как это было раньше. Но появился новый, не столь опасный, зато более свирепый враг — литовцы, от опустошительных набегов которых страдали юго-западные границы Новгородских и Псковских владений. Литовцы боялись князя Александра, но не хотели прекратить своих хищнических набегов, за что и поплатились. В 1245 г. произошла битва под Торопцом. В первый же день осады Торопец был взят войсками благоверного князя. Литовцы бросились бежать из города, но были настигнуты дружиною Александра Ярославича. Восемь предводителей их пало в битве. Оставшиеся в живых, побросав награбленную добычу, спаслись бегством. Чтобы проучить дерзкого врага и обезопасить русские границы от дальнейших литовских набегов и опустошений, он, несмотря на нежелание новгородцев сопровождать его в дальнейший поход, с одною своею маленькою дружиною погнался за врагами. Возле озера Живца он настиг беглецов и истребил их всех до последнего человека. Затем вторгся в их владения и разбил их новое ополчение близ Усвята. Этим навел такой страх на врагов, что они долгое время не осмеливались нападать на русские владения.

Так доблестно охранял свой северо-западный удел князь Александр. Своею необыкновенною храбростью и воинскими дарованиями он сумел даже в такое тяжелое для древней Руси время, как первые годы татарского ига, не только защитить древнерусские северо-западные области, но и в то же время доказать западному врагу, что и сраженная татарами Русь в состоянии защитить свою самостоятельность и свою веру. 

С этих пор начинается подвижническое служение князя Родине, все свои силы посвятившего на то, чтобы облегчить тяжесть татарского ига. Чтобы избавить русские земли от татарского опустошения, Александр Ярославич направился в Орду и не только успел укротить гнев хана и таким образом остановить начавшееся на Руси кровопролитие, но и получил от хана ярлык на великое княжение.  

На обратном пути из Орды в Городце, утомленный трудностью пути и тревогами, какие пришлось ему испытать, благоверный князь Александр Ярославич опасно занемог и тихо отошел ко Господу. Это было 14 ноября 1263 г. Он скончался во цвете лет, не имея еще 45 лет от роду. Неодолимый в битвах, изнемог он под бременем великокняжеского венца, который в то тяжелое для Руси время был поистине венцом терновым, требовал постоянного напряжения сил и взамен этого доставлял великому князю лишь огорчения и тревоги.

Митрополит Кирилл вместе с духовенством встретил тело почившего князя в Боголюбове. Бесчисленное множество народа — богатые и бедные, взрослые и дети заняли все окрестности. Плач народа покрывал все: не слышно было голоса духовенства и певчих. По словам современника, казалось, что от стонов и крика могла потрястись земля.

Господь ниспослал утешение оплакивавшим кончину благоверного князя. 23 ноября во время совершения погребального чина во Владимирском соборе произошло чудо. Когда эконом митрополита Кирилла Севастиан приблизился ко гробу и хотел разнять руку усопшего, чтобы митрополит мог вложить в нее «прощальную грамоту» (разрешительную молитву), то благоверный князь, как бы живой, сам простер свою руку, принял свиток и затем снова сложил свои руки крестообразно на груди. Благоговейный ужас объял всех присутствовавших. Все удивлялись и прославляли Господа, показавшего такое чудесное знамение. Благоговейно взяв раку с телом благоверного князя, его погребли в монастырском храме Рождества Пресвятой Богородицы.

Великую услугу оказал Святой Руси ее защитник, благоверный, «непобедимый» — как назвали его современники — князь Александр Ярославич, и никогда Святая Русь не забывала и не забудет его великого земного подвига.

 

                                                                       Составлено по материалам сайта «Азбука веры» Светланой Тишкиной

Прочитано 807 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Top.Mail.Ru