Воскресенье, 07 марта 2021 08:53

Верующий в Меня оживёт. (Глава 11: Тайна Сына Человеческого) Избранное

Автор
Оцените материал
(3 голосов)
               Часть 2: Мессия
Глава 11: Тайна Сына Человеческого
           (лето - осень 29 г.н.э.)

Ушёл из земли Израильской с Апостолами Иисус,

В соседней жил Финикии, на сердце скорби груз[1].

 

Проповеди не тронули уст, не настал час язычников,

Пошёл в Декаполис в сопровождении учеников.

 

В тетрархию Филиппа возвратился Иисус, наконец.

Что ждёт Его: признание или мученический венец?

 

У Вифсаиды давно в нетерпении народ поджидал,

Вынужден обойти стороной, показываться не стал.

 

За Учителем следовали всюду, безропотно, ученики.

Небо было безоблачным, хорошие стояли деньки.

 

Были они в Голане, близ Ермонской горы прошли,

По окрестностям Кесарии так же Апостолы шли.

 

Минуло несколько месяцев, твёрдо решили они:

Не оставят Учителя, какие б не наступили дни.

 

«Почитают за кого Меня люди?» – Иисус к ним обратился.

«За Иоанна Крестителя», – ответил Симон, и смутился.

 

«Принимают Тебя за Илию, – отозвался следом Иаков. –

Другие за Иеремию, иные принимают за пророков».

 

«За кого вы, Меня почитаете?» – Апостолов спросил.

Вопрос не застал их врасплох, и даже, не удивил.

 

«Ты Мессия, Сын Бога Живого!» – за всех ответил Симон.

«Блажен ты Симон бар-Иона, – торжественно сказал Он. –

 

Не плоть и кровь это открыли тебе, а Отец Мой.

Говорю: ты – Скала[2], построю церковь на скале той.

 

Врата адовы не одолеют её, к ним дам Я тебе ключи

Царства Небесного, – звонко голос звучал в ночи. –

 

Что свяжешь на земле, будет связано на небесах,

Что разрешишь на земле, разрешено будет на небесах».

 

Растерянно слушал Симон: «Ты, Сын Бога Живого», – шептал.

Впереди ждёт свет или тьма? Об этом Апостол не знал.

 

Вера! Искрятся глаза, Филипп руку дружески жмёт,

И каждый из Двенадцати в жизни свой путь найдёт.

 

Задумавшись, молча сидели, были слова ни к чему,

Печально лицо Учителя, как им обратиться к Нему.

 

Небо светлеет, и звёзды гаснут одна за другой,

Облака проплывают низко, манят: «достань рукой».

 

В этой предрассветной тиши, голос Его звучал,

О смерти и страдании, опечалено Пётр отвечал:

 

«Милостив Бог к Тебе! – ободрить постарался Его. –

Этого не будет с Тобой, не случится с Тобой ничего».

 

Разве не хотел бы сам, чтоб сия чаша мимо прошла,

Не к такому стремился. Сверкнув, луна на покой ушла.

 

Добровольно предстояло искупления чашу испить,

Час испытаний пришёл, ещё много нужно решить.

 

«Отойди от Меня, Сатана[3], – на учеников оглянулся, –

Думаешь о человеческом, не Божьем, – содрогнулся. –

 

Кто хочет за Мной пойти, отречётся от самого себя,

Свой крест возьмёт и последует, не оглядываясь, любя».

 

Несколько дней прошло, близился праздник Кущей[4],

Отпраздновать в Иерусалиме собралось много людей.

 

Иисус не пошёл с богомольцами, за Иорданом остался,

Трёх Апостолов взяв с собой, с ними на гору поднялся.

 

Иаков, Пётр и Иоанн – они выбраны Учителем были –

Остальные отдыхали внизу, трое за Ним поспешили.

 

Рядом расположились у камня, пока молился Он,

Незаметно, трёх учеников, странный сморил сон.

 

Закончил молитву Иисус, ученики пробудились,

Дыхание перехватило, увиденному поразились.

 

Учителя сияет лицо, ярким светом неземным,

В ослепительно белой одежде – выглядит иным.

 

Увидели двух незнакомцев, беседу вели с Ним они,

Испугались, кто эти люди, откуда сюда пришли?

 

Неожиданно осенило, это древние пророки к Нему

Из другого мира явились, бояться им ни к чему.

 

Ощущение покоя наступило, страх отпустил сердца,

Рядом близость Божья… Счастью не видно конца.

 

«Равви! – Пётр обратился, когда пророки ушли. –

Хорошо нам здесь быть, хорошо, что сюда пришли.

 

Моисею, Илии и Тебе, давайте сделаем три шатра».

Защебетали в небе птицы, желая доброго утра.

 

Это Слава Предвечного, над всем прозвучали слова:

«Это – Сын Мой возлюбленный, – кружилась голова. –

 

Слушайте Его». Стало тихо, вокруг всё смолкло.

Перед ними прежний Учитель, сиянье померкло.

 

На вершине горы стоял, о чём думал в мгновения эти,

О себе, о своих учениках, которые в душе ещё дети?

 

Может, думал о том, что уже час испытаний настал,

Что скажет сейчас Апостолам, какие слова искал?

 

К ним подойдя, сказал: «Вставайте, ничего не бойтесь».

Опомнились ученики едва, что же случилось здесь?

 

Стали спускаться вниз, последовали они за Ним,

Были словно во сне. Показалось, может быть, им?

 

Молчанье нарушил Иисус: «Увиденное в тайне храните,

Чтобы со Мной не случилось, до времени вы молчите.

 

Молчите, пока не воскреснет, – продолжал говорить, –

Из мёртвых Сын Человеческий», – духовно надо укрепить.

 

Испытания ждут впереди, не знают пока о том,

Осталось совсем немного, трудно им будет потом.

 

Спрашивали друг у друга, не решаясь спросить у Него:

«Что значит, воскреснуть из мёртвых, сказал для чего?»

 

[1] Близ Тира Христос исцелил дочь финикиянки, хотя вначале ей отказал в просьбе. Дело в том, что религия сирофиникиян была изуверской, стяжала славу массовыми ритуальными убийствами, принесением в жертву детей, чувственными обрядами. Христос произнёс резкие слова, показывая, что не может быть равного отношения к исповедникам единого Бога и к последователям этой демонической религии. Женщина смиренно соглашалась с Ним, но продолжала молить Его. Он совершил исцеление ради её великого доверия к Нему.

[2] Иисус назвал Симона Скалой или «Камень», по-арамейски Кифа, по-гречески Петрос, Пётр.

[3] «Отойди от Меня, Сатана…» – т.е. противник, противящийся.

 [4] Праздник Кущей или палаток. Один из трёх главных праздников, начинался в 15-й день седьмого месяца, т.е. тисри, соответствующего второй половине сентября и первой октября наших месяцев, продолжался семь дней и оканчивался восьмым, называемым святым и великим. Он был установлен в память 40-летнего странствования евреев по пустыне Аравийской на пути из Египта в землю обетованную.

Прочитано 33 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru