Суббота, 17 января 2015 12:51

Стамбул

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

...Мне б машинку купить, хорошо – «белошвейку»,– 
я бы сшил для тебя сарафанчик со шлейкой.
Полежать-помечтать, снова к порту пройтись ли,
может, вспомнится вдруг, как Россию любили?
Но закрою глаза – в небе коршун-охотник
и качаясь в седле, стонет раненный сотник...
Пробирается свет сквозь немытые стёкла,
сонно муха жужжит, да лепешка намокла.   
Воет где-то зурна, минареты и фески,
тараканий уют, да окно с занавеской.
Жалко, нет табака, чтоб свернуть самокрутку,
жаль, убили вчера в кабаке проститутку.
Водку пили опять, а сегодня – все снова.
...Не видать англичан, не слыхать Милюкова. 

* на фото: портрет неизвестного из коллекции А.Редлиха. Я дал портрету имя «В плену». Неизвестный художник, пастель. Предположительно между 1914-1920 г.г. Фото Ю.Берга.

Из переписки с Б.И. по поводу написания стихотворения «Константинополь, год 1920-й»:

...Сегодня я готов более подробно рассказать о причинах и следствиях написания стихотворения. Мы вчера с Андреем Редлихом в «Посеве» обсуждали мои версии относительно портрета. Я перед этим здорово увлёкся поисками. Начал с формы одежды – папахи и шинели. Оказалось, что это рядовой казачьих частей, но тут вышла заминка: такую же папаху (с длинным мехом) носили казаки сибирских полков, но, когда я в «Фотошопе» увеличил и рассмотрел донышко папахи, то оказалось – она алого цвета, а папахи с алым верхом носили казаки южных областей России. Смутила и шинелька – она явно не русского образца (у русских шинелек образца Первой мировой пуговицы в один ряд и расположены посредине). Всё стало на свои места после исследования матерчатой нашивки: такие нашивки делали военнопленным в австрийском или немецком плену. Скорее всего, художник, будучи в плену, сделал карандашный набросок (условия содержания русских в плену были ужасными и нельзя предположить, что художник имел в тех условиях возможность нарисовать портреты пастелью). Как картины попали во Францию, остаётся загадкой. Скорее всего, автор картины эмигрировал во Францию и спустя какое-то время нарисовал, пользуясь эскизами, эти три портрета. Из рассказа Андрея: портреты из собрания «Посева» приобретены его родителями, бывшими в 60-х годах во Франции, у одного продавца-старьевщика. На одном из трёх портретов, с обратной стороны, есть запись на русском, с «ятями», подтверждающее факт написания их во Франции. Моя первоначальная версия, что человек, изображённый на картине был галлиполийцем, не подтвердилась, но казаков, осевших в Константинополе и в Галлиполи после прихода их туда с войсками Врангеля, было десятки тысяч. Их судьба подробно описана во втором томе сборника, выпущенного Институтом Военной Истории Министерства Обороны, Федеральной Службой Безопасности и Службой Внешней Разведки Российской Федерации «Русская военная эмиграция 20-х-40-х rодов. Документы и материалы». Брошенные странами Антанты на произвол судьбы, они, не имея иных средств к существованию, были вынуждены зарабатывать на пропитание подённым трудом. Многие организовывались в трудовые артели. Были случаи, когда роты и взводы в полном составе работали на строительстве и ремонте дорог, в сельском хозяйстве, плотничали. Имеющие какую-нибудь специальность искали себе применение по этим специальностям, например – умеющие шить искали возможность приобрести швейную машинку. Отсюда возник герой моего стихотворения, мечтающий о швейной машинке. О быте не стоит говорить – для тех, кто сумел поселиться в городе, он был чудовищен. Люди селились в грязных лачугах на окраинах и вели унизительно нищенский образ жизни – очень точно об этом пишет Михаил Булгаков в романе «Белая гвардия».
   
Примечателен следующий факт, тоже нашедший отражение в стихотворении:

Показания А.С. Потаnова сотруднику 00 ВЧК А.А. Щеnкину.
Алексей Степанович Потапов. В Особый Отдел В.Ч.К.                  тов.А.А.Щепкину

Москва 2 декабря 1920 г.

«По слухам, Милюков пользуется поддержкою Британских властей через организованные им благотворительные общества, но свободных сумм не имеет и до сих пор не был в состоянии открыть газету, хотя штат сотрудников в наличии имеется. Британское правительство считает Милюкова германофилом. Керенский в Лондоне не популярен и, по словам его друзей, материально очень стеснен. Русская аристократия в Англии участия в политике не принимает и разбросана».

ЦА ФСБ  РФ. Ф1. On. 4. Д. 323. Л. 83-85 об. Коnия.

Так что «не видать англичан, не слыхать Милюкова».

Юрий Берг, 26.01.2015
Прочитано 615 раз
Другие материалы в этой категории: « И балаклавы становятся белыми Брат Каина »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru