Версия для печати
Четверг, 18 июля 2019 15:43

«Генеральша». Заметки из прошлого

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

 

Леонтьева, директриса Института благородных девиц поправив малый крест, ордена Святой Екатерины, поманила к себе, запыхавшуюся от танцев, воспитанницу. — Оленька, здравствуйте. Девушка облачённая, по случаю выпускного бала, в дорогое нарядное платье исполнила безупречный книксен и потупив от стеснения глаза пробормотала: -И вам здравствовать, многие лета, Мария Павловна.

— Вот и закончились годы твоего пребывания в этих стенах. Чем думаешь заниматься далее? Как обычно, во фрейлины?

— Простите великодушно, но нет. Светские балы, уж точно, не для меня. С детства мечтаю посвятить себя делу помощи больным и раненым.

 — Ну, что же. Это занятие праведное, богоугодное. Я могу тебе чем-то помочь? Похлопотать. Может замолвить словечко министру двора?

— Нет. Мария Павловна. Не надо.

— А что так? Или уже имеется mécènem (фр.меценат) — Сосватана я. Папенька, решили выдать замуж за господина Дмитрия Ивановича Скобелева.

— В таком случае, прими мои искренние поздравления. Николай Петрович своей дочери плохого не пожелает. Поверь моему опыту, офицер армии его императорского высочества, совсем неплохая партия.

***

Спустя год у четы Скобелевых появился первенец. Наречённый Михаилом, а затем бог послал им ещё трёх дочерей.

 1877 год

— Неужто оба отправляетесь на Балканы? — Бывшая смолянка окинула строгим взглядом своих мужчин.

Отец и сын синхронно, по-военному чётко кивнули. — Такова воля государя императора и наш долг. Мы же присягу давали! Освободить от турецкого гнёта братьев-болгар святая честь каждого русского воина!

— В таком случае, я еду с вами!

— Воевать? — В глазах сына заиграли озорные чертенята. — Мне приказано командовать отрядом под Плевной, отец со своей кавказской казачьей дивизией наверняка будет сражаться в другом месте. Кого наша «маман» соблаговолит сопровождать?

— Не паясничай! Ответ тебе известен. Я всегда поддерживала твой взгляд на политику в славянском вопросе. У меня уже есть некоторые подвижки в решении проблемы помощи больным и раненым. Болгарский отдел Общества Красный Крест обещал оказать твоей матери всестороннее содействие.

— Это конечно замечательно. Однако позволю себе напомнить. На Балканах не танцуют. Пока. Там воюют. Опасно. Очень!

 — Я же жена и мать российских офицеров. И то, что ты говоришь никогда ранее меня, не останавливало. А теперь тем более! Хочу основать в тех местах приют, для сирот. Кто, по-твоему, должен воспитывать детей родители которых были замучены и убиты турками. Где их учить? Прекрасно же знаешь, какая там обстановка со школами, обучающими учеников на местных языках.

— Это нелёгкая задача. Она потребует невероятных усилий и не дюжих организаторских способностей. — Вмешался в разговор старший Скобелев. — Однако должен заметить, что всеми этими способностями всевышний наделил нашу Ольгу Николаевну, в полной мере. Да и мужества у неё, пожалуй, по более нашего с тобой, будет. С богом дорогая моя, раз ты уже всё решила, значит так тому и быть. От судьбы не убережёшься! Но давай с тобой условимся. Твоя благородная миссия в те земли начнётся только после того, как наша доблестная армия станет одерживать весомые победы. Согласись, что заниматься школами и приютами подле театра военных действий, абсурдное занятие!

***

Дмитрий Иванович Скобелев внезапно скончался, на пятьдесят девятом году жизни, в последние дни 1879 года.

После похорон супруга вдова не мешкая, отправилась на Балканы. Претворять в жизнь свои грандиозные планы. Да и к любимому сыну, Михаилу поближе.

6 июля 1880 года

Глава болгарского отдела Общества Красного Креста Ольга Николаевна Скобелева не желала слушать никакие увещевания.

 — Что значит опасно! Здесь кругом война. Жизнь вообще весьма непредсказуемая. Я сюда прибыла, чтобы помогать братьям по вере нашей!

Приют в Филиппополе для двухсот пятидесяти сирот, родители которых приняли мученическую смерть от башибузуков функционирует! Вот и образцовая сельскохозяйственная школа, с церковью, в память моего покойного мужа, даст бог, будут возведены. Извольте запрягать экипажи. Едем осматривать окрестности. С собой беру прислугу. Да не переживайте вы так! Далее селения Чирпак не поедем. Пять километров всего лишь. Ничего дурного с нами приключиться не может. Все же знают, что поблизости располагается штаб моего сына. Генерала Скобелева!

***

Бандитский посвист вынудил коляску остановится. Главарь разбойников и «по совместительству» поручик русской армии и капитан румелийской полиции Узатис выхватил шашку. Первой погибла Ольга Николаевна. За ней мученическую смерть приняли горничная и кучер. Сбежать удалось лишь сопровождающему их унтер-офицеру. Убийц окружили. Главарь уже давно догадался, кого он ограбил и лишил жизни. Боясь праведного гнева, застрелился.

Боевой генерал Михаил Дмитриевич, рыдал, как младенец. Сутки не выходил из походной палатки. Его мать тихо похоронили в родовом имении, в церкви.

Июль 1882

После смерти бывшей смолянки, почитаемый всем народом и обласканный властями, генерал неоднократно твердил о своей скорой кончине. Утверждал, на полном серьёзе, что отдал распоряжение изготовить для себя склеп, родовом имении, в селе Спасское-Заборовское. И предчувствие не обмануло.

***

Его бездыханное тело нашла в своём номере, гостиницы «Англия» никому не известная Шарлотта Альтенроз. Вызвала полицию и врачей. Согласно вскрытию, произведённому прозектором Московского университета, причинами смерти, признаны одновременные параличи сердца и лёгких. Этому в России не поверил никто. От таких болезней, в тридцать восемь лет, заслуженные генералы не умирают!

***

На месте гибели бывшей смолянки благодарные селяне установили мраморный трёхметровой памятник, увенчанный православным крестом. После дат рождения и смерти начертаны слова: «С высокой целью пришла ты к нам. Но рука ужасная сократила дни твои. Святая прости! Убита злодеем шестого июля 1880. Вечно признателен ей город Пловдив»

Прочитано 96 раз
Александр Ралот

Последнее от Александр Ралот

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии