Среда, 01 декабря 2021 11:41

Враг будет разбит, Победа будет за нами!

Автор
Оцените материал
(3 голосов)



Враг будет разбит

                    Победа будет за нами

Пьеса о первом дне войны в одном действии.

Автор: Светлана Тишкина

По книге маршала Георгия Константиновича Жукова «Воспоминания и размышления»

Аудиокнига: Слушать онлайн

Действующие лица:

  1. Начальник генерального штаба РККА Генерал армии Георгий Константинович Жуков;
  2. Первый заместитель начальника генштаба РККА генерал-лейтенант Николай Фёдорович Ватутин;
  3. Второй заместитель начальника Генерального штаба РККА по организационно-мобилизационным вопросам генерал-лейтенант Василий Данилович Соколовский;
  4. Первый заместитель начальника Оперативного управления комдив Александр Михайлович Василевский;
  5. Студент;
  6. Часовой.

Голоса за сценой:

  1. Гид;
  2. Премьер-министр, председатель Совнаркома Иосиф Виссарионович Сталин;
  3. Народный комиссар обороны СССР, Маршал Советского Союза Семён Константинович Тимошенко;
  4. Народный комиссар иностранных дел Вячеслав Михайлович Молотов;

Разговоры по телефону и ВЧ связи:

  1. Командующий Черноморским флотом адмирал Филипп Сергеевич Октябрьский;
  2. Командующий Киевским округом генерал-полковник Михаил Петрович Кирпонос;
  3. Командующий Прибалтийским округом генерал Василий Иванович Кузнецов.
  4. Начальник штаба Киевского военного округа генерал-лейтенант Максим Алексеевич Пуркаев;
  5. Начальник штаба Западного округа генерал Владимир Ефимович Климовских.
  • Александра Диевна Жукова — жена.
  • Элла Георгиевна Жукова – дочь, 4 года.

 

Сцена 1.

21 век. Москва. Гид проводит экскурсию.

Гид (слышится голос). Мы находимся около кабинета Начальника Генерального штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии — заместителя Народного комиссара обороны СССР Георгия Константиновича Жукова, в котором Маршал Победы на боевом посту встретил начало Великой Отечественной войны. Позже мы ещё вернёмся сюда, а сейчас прошу пройти всех в актовый зал…

Один из туристов (молодой человек призывного возраста в современной штатской одежде: джинсы, светлая рубашка) отстаёт от удаляющейся группы и пытается войти в кабинет. Двери открыть у него получается, но на пути встаёт его сверстник — часовой с винтовкой Мосина наизготовку. Штык направлен в грудь нарушителя порядка. Студент не сразу осознаёт, что попадает не в своё время.

20 век. 21 июня 1941 года. На часах 13-40.

Часовой. Стой, стрелять буду. Руки вверх!

Ошарашенный такой встречей студент выполняет приказ. В кабинете кроме часового находятся два члена Генштаба генерал-лейтенант Василий Данилович Соколовский и комдив Александр Михайлович Василевский. Оторвавшись от изучения документов, стопочками разложенных на столе, они с удивлением смотрят на непрошенного гостя, который, в свою очередь, с ещё большим удивлением смотрит на ожившую историю. На настенном отрывном календаре отчётливо видна дата — 21 июня 1941 года.

Студент (часовому). Не-е-е, ну будь другом. Потом арестуешь… Дай сначала разобраться, как оно у вас там на самом деле было.

Часовой. Не положено.

Василевский. Ты кто? Откуда здесь взялся?

Студент (делает странные пассы руками). Да меня здесь вообще нет. Я, похоже, не из вашего времени.

Показывает на настенный календарь.

Соколовский (встаёт из-за стола и подходит к студенту. Рука на пистолете в кобуре). Понятно. Шпион, значит. Только как ты умудрился в здание проникнуть? С десяток кордонов на пути!

Студент. Говорю же, я из будущего. Студент исторического факультета, с экскурсией выходного дня приехал, да, кажется, отстал от группы… на целых, целых… (Подсчитывает в уме) восемьдесят лет!

Молодой человек с любопытством разглядывает убранство кабинета. Особенно его внимание привлекает карта, утыканная маленькими разноцветными флажками.

Турист начал было опускать поднятые руки, но часовой штыком припёр шпиона к стене кабинета.

Часовой. Руки! Стреляю без предупреждений.

Студент (поднимает руки). Да не ори ты, лучше скажи, это, правда, кабинет самого Маршала Победы — Георгия Константиновича Жукова?

Часовой молчит. Вместо него, усмехаясь наглости и чрезмерной смелости гостя, отвечает генерал-лейтенант Василий Данилович Соколовский.

Василевский тоже подходит ближе к странно одетому студенту. Разглядывает фасоны.

Соколовский (снисходительно). Да, это кабинет Георгия Константиновича Жукова — Начальника Генерального штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии, заместителя Народного Комиссара. Только он не маршал, а генерал армии…

Студент. Ну… Это пока…

Часовой посчитал такой тон дерзостью, поэтому решил научить парня уважать командиров.

Часовой (командует). Лицом к стене! Руки за спину.

Студент выполняет приказы. Солдат связывает «шпиону» руки за спиной и усаживает на стул. Но студент не выглядит испуганным. Он продолжает с интересом разглядывать обстановку далёкого предвоенного прошлого. Теперь его со страшной силой заинтересовала картина над головой.

Соколовский. Полегче, сержант.

Студент. А я Вас узнал. Вы маршал Василий Данилович Соколовский. А вы — маршал Александр Михайлович Василевский.

Василевский (подыгрывая странному парню). Ну, это ты нам сильно льстишь. Скажи, а с каким умыслом звания прибавляешь?

Студент. Ничего я не прибавляю. И не льстю… то есть, льщу, ой, то есть не льщу. А где маршал Жуков?

Командиры смеются.

Василевский (решает ответить). У товарища Сталина. Вернётся, пусть сам решает, что с вражеским лазутчиком делать.

Студент. Ошибаетесь, я не вражеский. Я, что ни на есть, наш. Вы бы слышали, что в 21 веке про вас говорят настоящие враги России!

В кабинет заходят Георгий Константинович Жуков и Николай Фёдорович Ватутин. Они слышат слова студента и потому сходу включаются в разговор.

Жуков. И что же о нас враги России говорят?

Студент (округляет глаза и восклицает). Георгий Константинович Жуков! Николай Фёдорович Ватутин! Настоящие!

Ватутин. Мы – да, а ты кто?

Студент. Я студент с истфака.

Ватутин. Так кто там о нас сплетни распускает?

Студент. Да «недобитки» ваши… Их не так много, но как только не ругают и Вас, и Сталина, и вообще всех большевиков. Историю шиворот навыворот выворачивают! Гады.

Жуков. Разберёмся.

Студент. Разберётесь, но не со всеми. «Недобитки» всё равно останутся.

Ватутин (более строго). Откуда такие сведения?

Студент. Так, говорю же, из будущего я, из 21 века, а мне здесь не верят.

Соколовский (Жукову). Вот наглец! И откуда такие сказочники берутся?

Георгий Константинович улыбнулся и кивнул в знак того, что разделяет мнение.

Жуков (задумчиво). Из будущего, говоришь? Хм-м… Это хорошо. Значит будущее у нашей Родины всё-таки будет. Только, чтобы оно, это будущее, у нашей страны было, нам до него нужно — через настоящее — своими ногами дотопать, своими мозгами додумать.

Ватутин. Что знаешь о планах Гитлера?

Студент. Всё! И что война начнётся 22 июня в 4 утра, тоже знаю.

Ватутин. Понятно. Как видите, присылали и будут присылать шпионов с целью дезинформировать высшее командование Советского Союза.

Соколовский. Адмиралу Кузнецову «дезу» подкидывали, что война начнётся 14 мая, теперь новая дата — 22 июня.

Ватутин. Доживём – увидим. (Смотрит на часы). Всего-то… двенадцать часов осталось.

Студент аж застонал от досады. Он же хотел предупредить… А его информацию за «дезу» принимают.

Жуков. Он не первый. Иосиф Виссарионович на днях любезно обмолвился, что один наш разведчик эту же дату в сообщении написал.

Студент. И что? Сталин не верит, что война завтра начнётся?

Ватутин. Хм-м. А товарищ Сталин справедливо считает, что не во всём можно верить разведке. Есть у него некоторые сомнения в намерениях гитлеровского правительства.

Студент. Вот это да!!!

Жуков (Ватутину). Сомнения у всех есть, но трудно не верить фактам. Неспокойно на границе. (Пауза.) Эх, нам бы хотя бы на пару месяцев войну с Германией отсрочить! Мы бы и оборонительные сооружения по новому образцу достроили, и армию перевооружить успели… И новые танки, самолёты довели до запланированного количества. А, главное, младший командный состав армии успели бы квалифицированными кадрами пополнить.

Василевский. Эх, коротка ещё «кольчужка» обороны нашей… Но, ничего, ничего, нарастим. А геройства нашим солдатам не занимать…

Соколовский. Да подожди ещё. Может, и на этот раз пронесёт. Сталин всё что мог сделал, чтобы война нас стороной обошла.

Ватутин. Да какой там «обошла»! Тут хотя бы отсрочить...

Жуков. Будущее покажет, кто из нас прав был… А вот готовыми к отражению интервенции мы в любом случае быть обязаны. (Часовому). В особый отдел его. Всё в подробностях пусть запишут. А нам надо срочное поручение товарища Сталина выполнить. Никого не пускать!

Часовой уводит студента.

 

Сцена 2.

Вечер. Часы показывают 18-00.

Генерал армии Георгий Константинович Жуков занимает своё место за длинным рабочим столом. Поближе к нему рассаживаются заместители начальника генштаба генерал-лейтенант Николай Фёдорович Ватутин, генерал-лейтенант Василий Данилович Соколовский и комдив Александр Михайлович Василевский.

Соколовский. Вот отпечатанный проект директивы войскам на случай нападения Германских войск на СССР.

Жуков. Спасибо.

Перечитывает.

Василевский. Ну как в Кремле всё прошло?

Жуков (не дочитав до конца). Тяжело, если честно. Иосиф Виссарионович по-прежнему верит в «Договор о ненападении» и считает, что Гитлер не рискнёт создать для себя второй фронт, напав на огромный Советский Союз. Он и слушать не хочет о мобилизации, считая её преждевременной. Говорит, что 149-ти дивизий и отдельной стрелковой дивизии, расположенных на Юго-Западе, вполне достаточно для отражения удара немецких войск.

Звонит телефон. Василевский поднимает трубку.

Василевский. Георгий Константинович, вас.

Жуков (несколько раздражённо, так как снова углубился в чтение итогового текста наработанной директивы). Кто?

Василевский. Начальник штаба Киевского военного округа генерал-лейтенант Пуркаев по срочному делу.

Жуков (с тревогой во взгляде берёт трубку). Жуков слушает. Что там у вас, Максим Алексеевич?

Голос Пуркаева. Здравия желаю, Георгий Константинович, а у нас тут перебежчик — немецкий фельдфебель. К пограничникам сам явился. Утверждает, что немецкие войска уже выходят в исходные районы для начала военных действий. По его сведениям, наступление на СССР начнётся 22 июня в 4 утра.

Жуков (в сердцах). Ещё один. (Пуркаеву). Спасибо, Максим Алексеевич, за информацию. Сейчас же доложу товарищу Сталину.

По внутренней связи набирает Сталина.

Жуков. Иосифа Виссарионовича. Срочно!

Голос Сталина. Слушаю вас, Георгий Константинович.

Жуков. Иосиф Виссарионович, только что звонил Пуркаев, у них появился перебежчик — немецкий фельдфебель. Он сообщает, что война начнётся завтра в четыре утра. Немецкие войска уже выходят на исходные позиции.

На какое-то время напряжённая тишина повисает в воздухе.

Голос Сталина. Приезжайте с наркомом в Кремль.

Жуков звонит наркому Тимошенко.

Жуков. Семён Константинович, это опять я. Отдыхать нам сегодня, видимо, не придётся. Есть новости от Пуркаева. По дороге изложу. Сталин ждёт нас у себя. Директивы берём с собой. Нам обязательно нужно добиться решения о приведении войск в боевую готовность.

Жуков (заместителям).  Ватутин, со мной поедет. Остальные — продолжайте собирать данные о готовности приграничных округов к встрече противника.

Звонит телефон. Жуков и Ватутин берут наработанные документы, директивы, укладывают в папки. Отвечать на звонки у них нет времени. Трубку снимает Василевский. Выслушав, обращается к Жукову.

Василевский. Это вас, жена.

Жуков (отрицательно качает головой). Передай, что позвоню, когда освобожусь.

Он вздыхает, понимая, что поступает нехорошо, но уже в следующее мгновение выходит из кабинета. За ним следом идёт Ватутин. Василевский выполняет просьбу начальника генштаба, объясняя ситуацию жене — Александре Диевне Жуковой.

Василевский. Александра Диевна, простите великодушно, но вашего мужа срочно вызвали к товарищу Сталину. Он просил передать, что позвонит Вам, как только освободится.

Голос жены. Спасибо, поняла.

Василевский. Как ваше самочувствие? Как поживают ваши три прекрасные розы — три очаровательные дочери?

Голос жены. Всё хорошо, только младшая сильно по любимому папе соскучилась. Пора бы уже с работы вернуться, а его всё нет и нет…

Василевский. Передайте маленькой Элле, что папа тоже по ней сильно скучает. Он обязательно позвонит.

Можно только догадываться о спрятанной буре чувств людей, облечённых властью и огромной ответственностью за само существование СССР. Внешне – они стараются казаться невозмутимыми, собранными и даже спокойными. Им не претит на шутку ответить шуткой, улыбнуться, подбодрить друг друга, но каждый из них знает, что поставлены они на такие высокие должности для того, чтобы управлять огромной, стремительно набирающей мощь страной с её доблестной Красной Армией. Советский народ ждёт от них грамотных команд и уверенных безошибочных решений.

 

Сцена 3.

На часах 19-00.

Генерал-лейтенант Соколовский и комдив Василевский продолжают работу. Они периодически выходят из кабинета. Работают с картой, втыкая в неё то красные, то белые флажки. Пьют чай с бутербродами. Отвечают на телефонные звонки. Их не слышно, но зато слышны голоса Сталина, Тимошенко и Жукова, находящихся в Кремле.

Голос Сталина. А не подбросили ли немецкие генералы этого перебежчика, чтобы спровоцировать конфликт?

Голос Тимошенко. Нет. Считаем, что перебежчик говорит правду.

Голос Сталина. Что будем делать?

Голос Тимошенко. Надо немедленно дать директиву войскам о приведении всех войск приграничных округов в полную боевую готовность. Генеральный штаб подготовил проект.

Пауза.

Голос Сталина. Составленную вами директиву сейчас давать преждевременно. Может быть, вопрос ещё уладится мирным путём. Надо дать короткую директиву, в которой указать, что нападение может начаться с провокационных действий немецких частей. Войска приграничных округов не должны поддаваться ни на какие провокации, чтобы не вызвать осложнений.

Голос Жукова. Разрешите мы с Ватутиным сейчас же напишем такую директиву?

Голос Сталина. Да. Жду.

Через время.

Голос Жукова. Разрешите зачитать текст директивы, с учетом сделанных Вами поправок?

Голос Сталина. Читайте!

Голос Жукова. Приграничным военным советам. Копия Народному комиссару Военно-морского флота.

  1. В течение 22-23.06.1941 года возможно внезапное нападение немцев на фронтах Львовского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов. Нападение может начаться с провокационных действий.
  2. Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.
  3. Приказываю:

а) в течение ночи 22.6.41 г. скрытно занять огневые точки укреплённых районов на государственной границе;

б) перед рассветом 22.6.41 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно её замаскировать;

в) все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточено и замаскированно;

г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъёма приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;

д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.

21.6.41 г. Тимошенко. Жуков.

Голос Сталина. С таким текстом согласен.

 

Сцена 4.

На часах — 22-30. В Генеральном штабе появляется Ватутин.

Ватутин. Нужно срочно передать утверждённую директиву по приграничным округам!

Соколовский. А где Георгий Константинович?

Ватутин. У Наркома. Вперёд, к ВЧ связи!

Соколовский и Василевский спешно выходят с текстами директивы, чтобы передать телефонограммы в перечисленные округа. Слышны обрывки телефонных разговоров:

«Киев, Киев, ответьте! Прибалтийский военный округ, так точно. Принимайте директиву Наркома Обороны РККА. Одесса, Москва на проводе!..»

В кабинет возвращается уставший Георгий Константинович Жуков. Ватутин докладывает.

Ватутин. Товарищ Начальник Генерального штаба РККА, ваши поручения выполнены. Директива в приграничные округа разослана. Члены штаба — в полном составе — на местах. Ждем дальнейших распоряжений.

Жуков. Спасибо, товарищи. Мы сделали всё, что от нас зависело, но ряд важнейших мероприятий мобилизационно-оперативного порядка не завершён. Это может серьёзно осложнить борьбу с опытным и сильным врагом…

Ватутин. Да чего уж теперь… Остаётся только ждать.

Соколовский. Георгий Константинович, не переживай так. Может, чайком согреешься? Там у нас и бутерброды остались.

Жуков (вымученно улыбнулся). С удовольствием. С утра ничего не ел.

На часах 00-30.

Раздаётся звонок по ВЧ связи.

Василевский берёт трубку.

Василевский. Генштаб. Комдив Василевский у телефона.

Голос Кирпоноса. Говорит командующий Киевским округом Кирпонос. Нахожусь в Тернополе. У нас ещё один перебежчик. Немецкий солдат 222-го пехотного полка 74-й пехотной дивизии переплыл реку и нашим пограничникам сообщил, что в 4-00 немецкие войска перейдут в наступление. Граница шумит.

Жуков поспешно выхватывает трубку и с нескрываемым волнением почти кричит.

Жуков. Говорит Жуков. Быстрее передавайте директиву в войска! Нужно успеть развернуть орудия, подготовить самолёты и танки к бою! Не подведите, товарищи мои дорогие!

Он кладёт трубку и обращается к Ватутину.

Жуков. Николай Фёдорович, пойдём к Наркому.

Они быстрым шагом выходят из кабинета. Нервы каждого из посвящённых напряжены до предела. Чай и бутерброды так и остались не тронутыми.

На часах 03-17. Раздаётся звонок по ВЧ. Василевский снимает трубку.

Голос Октябрьского. Говорит Командующий Черноморским флотом адмирал Октябрьский. Срочно соедините с Жуковым!

Василевский (открывает дверь кабинета и говорит дневальному). Жукова к телефону. Октябрьский на связи.

Возвращается Жуков. Берёт трубку. Входит и Ватутин.

Жуков. Здравия желаю, Филипп Сергеевич. Слушаю вас.

Голос Октябрьского. Алло! Алло! Плохо вас слышу, Георгий Константинович!

Жуков. Говорите. Слышу вас хорошо.

Голос Октябрьского (кричит в трубку). Система воздушного наблюдения, оповещения и связи флота докладывает о подходе со стороны моря большого количества неизвестных самолётов; флот находится в полной боевой готовности. Прошу указаний.

Жуков. Ваше решение?

Голос адмирала Октябрьского. Решение одно: встретить самолёты огнём противовоздушной обороны флота.

Жуков перезванивает Тимошенко. Стоит с двумя поднятыми трубками.

Жуков. Товарищ Нарком, адмирал Октябрьский просит дать разрешение задействовать силы противовоздушной обороны флота для уничтожения самолётов, приближающихся со стороны моря.

Голос Тимошенко. Разрешаю.

Жуков (адмиралу флота). Действуйте. И доложите своему Наркому.

 

3 часа 30 минут. Один за другим раздаются очередные телефонные звонки.

Голос Климовского. Говорит начальник штаба Западного округа генерал Климовских. Докладываю о налёте авиации немецкой армии на города Белоруссии.

3 часа 33 минуты

Голос Пуркаева. Начальник штаба Киевского военного округа Генерал Пуркаев. Сообщаю о массированной бомбардировке западных городов Украинской ССР.

3 часа 40 минут

Голос Кузнецова. Алло! Штаб? У телефона командующий Прибалтийским военным округом генерал Кузнецов. Немецкая авиация совершает налёт на Каунас и другие города.

Жуков делает пометки в блокноте. Ему становится невыносимо душно. Он расстёгивает верхнюю пуговицу кителя.

Жуков (Ватутину). Набирай Сталина.

Ватутин набирает и передаёт трубку Жукову.

Жуков. Иосиф Виссарионович! Простите…

Тут он понимает, что трубку ещё никто не взял.

Жуков (горько усмехнувшись). Да что там у них, некому трубку поднять?

Жуков звонит непрерывно. Наконец трубку берёт дежурный генерал управления охраны.

Голос дежурного (заспанный). Дежурный слушает.

Жуков (отчетливо произнося каждое слово). Пригласите к телефону товарища Сталина. Срочно!

Минуты через три трубку взял Сталин.

Голос Сталина. Слушаю вас, товарищ Жуков.

Жуков. Иосиф Виссарионович, немецкая авиация совершает налёты в Киевском, Прибалтийском и Западном округах. Идут массированные бомбардировки всего Юго-Запада СССР. Разрешите начать ответные боевые действия.

Сталин молчит.

Жуков. Вы меня поняли?

Опять молчание.

Голос Сталина. Где Нарком?

Жуков. У себя. Мы все на местах.

Голос Сталина. Приезжайте в Кремль с Тимошенко. Скажите Поскрёбышеву, чтобы вызвал всех членов Политбюро.

Жуков. Хорошо. Уже выезжаем.

4 часа 00 минут.

Звонит телефон. Жуков кладёт одну трубку и берёт другую.

Голос Октябрьского. Командующий Черноморским флотом адмирал Октябрьский. Докладываю. Вражеский налёт отбит. Попытка удара по кораблям сорвана. Но! В городе есть разрушения.

Жуков. Спасибо, адмирал! Вы не представляете, как это важно. Вы первый, кто организованно встретил вражеское нападение.

Смахнув набежавшую слезу, Жуков пишет что-то в блокноте и выходит из кабинета. Остывший чай залпом, как воду, выпивает Ватутин. На этот раз он остаётся в штабе. К бутербродам так никто и не притронулся.

4 часа 10 минут.

Телефоны «разрываются». Соколовский и Василевский поднимают трубки. Западный и Прибалтийский военные округа докладывают о начале масштабных боевых действий. Все сообщения сливаются в сплошной вой пикирующего бомбардировщика, сбрасывающего бомбы на жилые дома.

 

Сцена 5.

4 часа 30 минут

У Сталина собираются вызванные члены Политбюро. Приезжают Жуков и Тимошенко.

Голос дежурного. Семён Константинович, Георгий Константинович, Иосиф Виссарионович ждёт вас у себя в кабинете.

Слышно, как открывается и закрываются двери.

Голос Сталина. Надо срочно позвонить в Германское посольство.

Голос дежурного. Посол Германии граф фон Шуленбург просит принять его для срочного сообщения.

Голос Сталина. Пусть Молотов срочно займётся этим вопросом.

Звук пикирующего бомбардировщика вновь усиливается. Слышны взрывы авиабомб.

Голос Молотова. Германское правительство объявило нам войну.

Сталин молчит. Он до сих пор не верит, что Гитлер мог так поступить. Пауза становится невыносимой.

Голос Жукова. Иосиф Виссарионович, медлить больше нельзя. Нужно срочно дать новую директиву войскам: немедленно обрушиться всеми имеющимися в приграничных округах силами на прорвавшиеся части противника и задержать их дальнейшее продвижение.

Голос Тимошенко. Не задержать, а уничтожить!

Голос Сталина. Давайте директиву.

 

Сцена 6.

На часах — 5 часов утра. На календаре — 22 июня 1941 года.

В штабе продолжается обзвон военных округов. В кабинете Жуков и Ватутин.

Жуков. Западный, ответьте! Что там у вас происходит?

Голос Пуркаева. Генштаб, слышим вас. Директива №2 пришла. Но у нас нарушена проводная связь. Слышите меня? Нет связи между штабом округа и армией.

Жуков. Как такое могло случиться?

Голос Пуркаева. Есть предположение, что немцы заранее спланировали эту диверсию. Наверняка, на нашей территории они имеют свою агентуру. Были случаи нападения на командиров, поднятых по тревоге. Наши делегаты связи куда-то исчезают. Поэтому быстро директиву №2 передать в войска не получится. Нет связи.

Жуков. Ситуация складывается ещё хуже, чем я предполагал.

Голос Пуркаева. В штаб округа поступает странная, прямо скажу, провокационная информация. Думаю, это тоже часть вражеской диверсионной деятельности.

Телефонный звонок обрывается.

Жуков. Алло! Алло! Западный, ответьте! Час от часу не легче…

Ватутин. Да всё понятно. Связь дала сбой. Плохо это.

Жуков. Из затруднительного положения надо как-то выходить. Составляем доклад Сталину из тех сведений, которые на данный момент можно назвать достоверными.

Ватутин. Лучше не попадаться ему под горячую руку. Уж очень он расстроен, что оказался не прав. А чихать Гитлер хотел на все пакты и договорённости!

7 часов 20 минут.

Жуков (дописывает предложение). Ладно, это всё лирика. Я уже набросал пункты доклада. Корректируйте.

Ватутин берёт из рук Жукова блокнот, садится и переписывает текст. Жуков уходит.

 

Сцена 7.

К 9-00 вместе с наркомом Тимошенко Жуков едет к Сталину в Кремль.

В 9-30 они входят в кабинет Сталина.

Голос Сталина (звучит несколько глухо, расстроенно). Ну что там у вас? Доложите обстановку.

Голос Жукова:

К 8 часам утра 22 июня 1941 года Генеральным штабом РККА установлено:

  1. сильным ударом бомбардировочной авиации подверглись многие аэродромы Западного, Киевского и Прибалтийского военных округов, где серьёзно пострадала прежде всего авиация, не успевшая подняться в воздух и рассредоточиться по полевым аэродромам;
  2. бомбардировке подверглись многие города и железнодорожные узлы Прибалтики, Белоруссии, Украины, военно-морские базы Севастополя и в Прибалтике;
  3. завязались ожесточённые сражения с сухопутными войсками немцев вдоль всей нашей западной границы. На многих участках немцы уже вступили в бой с передовыми частями Красной армии;
  4. поднятые по боевой тревоге стрелковые части, входящие в первый эшелон прикрытия, вступали в бой сходу, не успев занять подготовленных позиций.

Голос Сталина. Спасибо. В 12 часов по радио будет выступать Молотов. Не пропустите!

Голос Тимошенко. Объявлю всем. А что с указом «О проведении мобилизации»?

Голос Сталина. Я несколько сократил ваш проект. Он у Поскрёбышева, на утверждении в Президиуме Верховного Совета. А вот постановление «О создании Ставки Главнокомандующего» пока у меня.

Голос Тимошенко. Можно надеяться, что завтра начнётся мобилизация военнообязанных?

Голос Сталина. Да. Готовьтесь принимать пополнение в народное ополчение. С 23 июня все функции органов государственной власти в отношении обороны, сохранения общественного порядка и обеспечения государственной безопасности переходят к военным властям.

 

Сцена 8.

На часах 11 часов 00 минут.

В кабинет заходит Жуков. Он поднимает трубку внутренней связи.

Жуков. Дежурный, передайте всем: в 12 часов по радио будет выступать Молотов. Важное правительственное сообщение.

Он выкладывает документы из папки на стол. Заходит Ватутин.

Ватутин. Ну что, одобрил проекты?

Жуков. Да, но сократил…

Ватутин. Что именно?

Жуков. Завтра узнаем. И в проекте постановления «О создании Ставки главного командования» будут тоже изменения.

Ватутин. Тоже сократил?

Жуков. Как раз себя и тебя сократил…

Ватутин. Как? Иосиф Виссарионович отказался от должности Главнокомандующего?

Жуков. Боюсь, что так и останется — два главнокомандующих. Сталин —фактический, а Тимошенко — юридический.

Ватутин. Но это же сильно замедляет принятие решений… Осложняет управление войсками. Он не может этого не понимать.

Жуков (пожимает плечами). Мы не смогли его переубедить. Он также вычеркнул из состава Ставки твою должность.

Ватутин. Ну, так, да и так. Сам знаешь, была бы шея… а обязанностей навесят.

Перезвон курантов выводит командующих из задумчивости.

Жуков (поспешно включает радио). Полдень! Чуть речь Молотова не пропустили.

Ватутин. Я у себя послушаю.

Ватутин поспешно встаёт и уходит к себе в кабинет.

Жуков остаётся один.

Куранты пробили 12 раз и вся страна СССР услышала горькую новость о начале войны.

Голос Молотова. «Граждане и гражданки Советского Союза!

Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление:

Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территорий.»

Жуков словно отстраняется от того, что говорится в сообщении. Звук уходит на дальний план. Становится тише, ещё тише. А, может, Георгий Константинович просто засыпает? Ведь третьи сутки без сна.

В двери несмело заглядывает студент из будущего. У него в руках книга Жукова «Воспоминания и размышления».

Студент. Можно?

Жуков. А, это ты, студент?

Студент. Я

Жуков. Светлый ты парень. Рад, что не посадили.

Студент. Да за что меня сажать? За то, что я книгу вашу «Воспоминания и размышления» читаю?

Жуков. Мою книгу? (С интересом рассматривает книгу). Неплохая идея. Может, когда-нибудь и напишу. Но только не сейчас. Война у нас. Ты был прав. Она 22-го в 4 утра началась. Зря они вам всем не верили.

Студент. Теперь это уже не важно. Теперь главное — это Победа.

Жуков. Верю, мы победим в этой вероломной войне. Верю — и всё тут. И никаких предсказаний мне не нужно. А ты чего ещё не в военной форме? Готов Родину защищать?

Студент. Готов. Только… я же из будущего.

Жуков. А что, в будущем Родину не надо защищать?

Студент. Ещё как надо! А почему вы речь Молотова не слушаете?

Жуков. Почему не слушаю? Я слушаю.

Голос Молотова снова звучит громко.

«Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, еще теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя товарища Сталина. Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.»

Жуков. Вот так-то, парень. Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами. (Пауза. Уставшим голосом). Ты иди пока, не до тебя. Проблем у нас много. Надо решать.

Студент. Я понимаю. Спасибо, Георгий Константинович, за всё, что вы сделали и ещё сделаете для России.

Студент уходит.

Звонок телефона. Жуков, словно очнувшись от сна, вздрагивает и берёт трубку.

Голос Тимошенко. Ну, как речь?

Жуков. Пробирает насквозь. Победные слова в ней звучат.

Голос Тимошенко. Правильно поданная информация – это уже полдела.

Жуков. Только что-то я сдавать начинаю. Хоть бы пару часов дали поспать.

Голос Тимошенко. Давай, наверное, ложись там у себя на диване. Я прикажу, чтобы не беспокоили. И сам таким же образом поступлю.

Заходят Ватутин, Соколовский, Василевский с кипой бумаг в руках.

Жуков. Спасибо. Сейчас со своими решу только. (Заместителям.) Что там у нас?

Они не успевают ответить, так как раздаётся звонок правительственного телефона.

На часах 13-00.

Жуков снимает трубку.

Голос Сталина. Наши командующие фронтами не имеют достаточного опыта в руководстве боевыми действиями войск и, видимо, несколько растерялись. Политбюро решило послать вас на Юго-Западный фронт в качестве представителя Ставки Главного Командования. На Западный фронт пошлём Маршала Шапошникова и Маршала Кулика. Вам надо немедленно вылететь в Киев и оттуда вместе с Хрущёвым выехать в штаб фронта в Тернополь.

Жуков. Слушаюсь. А… кто же будет осуществлять руководство Генеральным штабом в такой сложной обстановке?

Голос Сталина. Оставьте за себя Ватутина. (Несколько раздражённо). Не теряйте времени. Мы тут как-нибудь обойдёмся.

После того, как положил трубку, сообщает новость всем.

Жуков. Меня ждёт самолёт. Как Представитель Ставки Главнокомандующего лечу в Киев, оттуда — в Тернополь. За меня остаётся Ватутин. Все вопросы решайте с ним. Это приказ Сталина.

Ватутин. Неожиданно. Помощь нужна?

Жуков. Нет. Сейчас жене только позвоню и на аэродром.

Ватутин. Что же… Будем на связи.

Соколовский. Мягкой посадки.

Василевский. Береги там себя!

Жуков. Постараюсь. Давайте без лишних слов…

Члены штаба уходят. Жуков набирает номер домашнего телефона.

Жуков. Александра, любимая. Как ты, как дочки?

Александра Диевна Жукова. Здравствуй, Георгий. Ничего. Я понимаю. Война... Ты не мог позвонить.

Жуков. Не мог. Прости, что заставил волноваться. Не ждите меня. Улетаю в командировку. Думаю, надолго.

Александра Диевна Жукова. Ох!.. На войну?

Жуков. Ну, я же в штабах штаны просиживаю, а не на коне в атаку скачу, как в былые времена... Не переживай. Всё будет хорошо.

К телефону подбегает 4-х летняя дочь Элла. Слышно, как она спрашивает маму: «Это папа?»

Элла. Папа, папа, плиходи сколее! Я соскучилась. И я уже выучила: влаг будет лазбит, победа будет за нами!

Жуков. Спасибо, милая! Будь умничкой, слушайся маму. Целуйте там Эру и Маргариту. Я всех вас очень люблю. Ждите домой с победой!

Он поспешно кладёт трубку на рычаг, берёт всегда готовый «тревожный» чемоданчик и выходит из кабинета.

Занавес.

Постскриптум.

Голос Гида. 23 июня была создана Ставка Главного Командования, начало формироваться народное ополчение. 26 июня 1941 года прозвучало: «Вставай, страна огромная!»; это было первое исполнение песни «Священная война», ставшей гимном Великой Отечественной войны. 30 июня был создан Государственный комитет обороны (ГКО). И. В. Сталин 8 августа стал Верховным Главнокомандующим, возглавив Ставку Верховного Командования.

 

Светлана Тишкина, г. Луганск                                                                         20.08.2021 года

Прочитано 161 раз

Последнее от Светлана Тишкина

2 комментарии

  • Комментировать Светлана Тишкина Суббота, 04 декабря 2021 13:26 написал Светлана Тишкина

    Спасибо, Артёмий. Да, для понимания того момента, когда русским людям пришлось стать каменной стеной для того, чтобы защитить Святую Русь, эта пьеса очень даже актуальна.

  • Комментировать Артём Миронов Четверг, 02 декабря 2021 22:26 написал Артём Миронов

    Интересная пьеса, познавательная. Короткая, но информативная. Это наша история. Жуков - наша гордость, как Гагарин, Ломоносов, Чкалов.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru